Попроси меня остаться

Бета: Jenny
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГП и многие другие.
Жанр: драма/романс
Отказ: Кому деньги - знает Бог и ее хорошие юристы.
Аннотация: Краткое содержание: Любая вещь потеряна только до тех пор, пока сама не пожелает быть найденной, в чем автор попытается убедить вас и чем оправдает свое огромное желание по-прежнему видеть Северуса Снейпа в числе живых и здравствующих персонажей. Примечание: Фик написан на фест «Жизнь после седьмого канона», посвященный д/р АБ.
Статус: Не закончен
Выложен: 2008.01.08



Глава 8:

«Здравствуй, Миллисента.

Прости, что очень редко пишу. В школе, как всегда, полно забот, да еще Биннс каждый вечер достает советами и критикует мою манеру преподавания. Три года как в отставке, а все еще не может с этим смириться. Достал! Я защитила кабинет от призраков, чтобы он хоть в ход уроков не вмешивался. Он оскорбился. Ну и черт с ним. Минерва сказала, что я веду себя слишком резко. Ха, себя бы вспомнила, старая кошка! Впрочем, на нее я не обижаюсь, вынужденная дипломатия – это часть ее должности. Ей со всеми приходится ладить, а мне, к счастью, это без надобности.

Помнишь, в конце прошлого года я писала, что Невилл Лонгботтом очень даже ничего? Так вот, он действительно «очень» но при этом полное «ничего». Нет, я попробовала, в конце концов, в моем возрасте пора не просто всерьез задуматься о замужестве и воспитании собственных, а не чужих детей, но и как-то поторопиться с обретением семейного счастья. То время, что я проработала с ним, убедило в том, что он идеально мне подходит. Состоятельный, покладистый, герой войны опять же… Увы, дорогая, как только дело доходит до женщин, он глух, слеп и нем. Нет, с ним можно ходить в Хогсмид, болтать на множество тем, гулять по вечерам, но пока его не ткнешь носом в свои намеренья, он ни черта не поймет. Ты же меня знаешь, Милли, я ткнула. Не из-за Ханны, она мне не конкурентка. Влюбленная женщина никогда не обойдет свою расчетливую соперницу. В общем, Милли, мы целовались, точнее, я его поцеловала, на что он ответил: «Пэнси, я не уверен, что я – тот человек, который тебе нужен». Я как раз абсолютно уверена, что он – не тот, но когда это мешало нормальному браку? В общем, Лонгботтом теперь помечен в моем списке жирным черным крестом. Дружить с ним по-прежнему можно, и после всего произошедшего эти приятельские отношения нравятся мне еще больше, но как супруг он бесперспективен.

В начале года я делала ставку на Вуда. Не женат, старше, отличная задница, но увы… Он имеет порочную склонность к юным фанаткам квиддича. Чем они более глупые, восторженные и упрямые – тем лучше. Тут никому не обойти Констанс Флинт, она так запустила в него свои коготки, что остальные старшеклассницы на профессора Вуда даже взглянуть боятся, чтобы не получить невзначай бладжером по голове. Не думаю, что там уже все серьезно, ведь в школе довольно строгие правила. Но ей уже семнадцать и она озабоченная влюбленная совершеннолетняя слизеринка, так что уверена, Констанс окажется в его постели еще до выпускного бала. Если Вуд не дурак, то он ее не упустит. В конце концов, кто он? Бывшая звезда, строчка в истории квиддича, а за этой девицей – будущее. Ее уже пригласили в три профессиональных команды. Нет, есть, конечно, возможность попробовать разбить эту наметившуюся парочку… Стоит мне написать письмо ее отцу о пристрастиях дочери – и Констанс пинком отправится в Дурмштранг, но я не стану этого делать. Не знаю даже, почему. Либо это сомнительная женская солидарность, либо мне на самом деле ничего, кроме задницы, в Вуде не нравится.

Как у тебя дела? Как Грегори? С моими крестниками все в порядке, я присматриваю за ними. Они попытались подружиться со Скорпиусом Малфоем, но мне удалось вовремя это пресечь, ты же знаешь, сколько дерьма с этими Малфоями. Жаль, что им не отказать в обаянии. Мне стоило определенного труда возненавидеть маленького Скорпиуса. Он чудесный ребенок. Умный, вежливый, рассудительный и не по-детски серьезный. Больше похож на Люциуса, чем на Драко, его чертам уже сейчас недостает отцовского обаяния, знаешь, такого нервного, чувственного, с легкой хитринкой. Ну да ладно, ты не хуже меня помнишь Драко в школе, так что все поняла. Этот мальчишка просто холодный и надменный, но да, черт возьми, он мне нравится. Это какая-то моя болезнь, Милли. Я не думала, что спустя столько лет все будет так плохо. Как же я ненавижу его отца! Пытаюсь помнить об этом каждую минуту, глядя на сына, но иногда мне не удается. Тогда я накручиваю себя. Вспоминаю все те слова, что он написал мне тогда. Один ответ на сто одно письмо, полное тревоги и ожидания. Один гребаный ответ, что я слишком пуста и черства, чтобы однажды наполнить меня нормальными человеческими эмоциями или размягчить свое отношение ко мне в виски, чтобы терпеть отсутствие собственного мнения и прочие недостатки. Я не знаю, как он мог такое написать? До сих пор не знаю. Да я ради него на весь Большой зал кричала, мол, давайте отдадим Поттера Волдеморту! Зная, что меня никто не поддержит, просто на одном желании, чтобы для Драко все кончилось хорошо. Что я должна была сделать? Припереться на похороны Снейпа? А он ничего не забыл? Я бы пришла. Не ради профессора, а чтобы быть с Драко, но как-то так сложились обстоятельства, что в тот же день мы с мамой хоронили моего отца.

Да, ты, наверное, уже догадалась: я встретилась с Драко, отсюда все эти пошлые истерики. Давно пора забыть, как сильно я когда-то была в него влюблена. Я и забыла. Нет, Милли, правда, ты оценишь мое здравомыслие. Я с ним даже говорить не стала. Ну, позлорадствовала немного в душе… А кто безгрешен? В отличие от меня, он отвратительно выглядит. Помнишь, как я мечтала, что его жена окажется всего лишь жадной красивой сукой? Похоже, так оно и есть. Он – бледная тень прежнего себя. Он... Ну да, он разводится, но это совершенно ничего не значит, можешь мне поверить. Не можешь? Тогда я ошарашу тебя новостью: я выбрала себе мужчину. На этот раз отлично выбрала. Без всяких там «может быть», я за него выйду. Через год или два, но это случится, потому что впервые в жизни я не хочу что-то взять, я чувствую, что просто должна помочь.

Это длинная история, я не могу тебе раскрыть все подробности, а ты не станешь их выпытывать, потому что знаешь, что я умею держать слово. Тем не менее, есть причина, по которой Гарри Поттер последние несколько недель много времени проводит в Хогвартсе, как, впрочем, и Драко Малфой, но этот тип меня совершенно не интересует, и вообще… Я ведь пишу тебе о Гарри. Ну да, он для меня уже просто Гарри. Ты, конечно, читала о гибели его жены. Ужасная трагедия. Мне действительно очень ее жаль. Это несправедливо, когда мать так рано покидает своих детей, когда еще молодая жена оставляет столь любящего мужа. Гарри очень страдает, но держится хорошо, старается ради сыновей и дочери не давать воли своим чувствам. С мальчиками все намного сложнее.

Помнишь, я писала тебе, что Джеймс Поттер – это «черт знает что», и подозревала, что данный ребенок принимает бодрящее зелье, чтобы двадцать четыре часа в сутки проказничать? Так вот, этот мальчик стал бледной тенью себя прежнего. Подозреваю, что он, как говорится, был «мамин сын» и теперь ему очень сложно учиться делиться своими чувствами с отцом. Друзья стараются его как-то растормошить, но он иногда словно выпадает из привычного мира. Просто смотрит в пустоту, вспоминая о чем-то своем. Дети, конечно, все легче переносят, чем взрослые, и я должна быть с ним строга за рассеянность на уроках, но я не могу. Когда после пятого обращенного к нему вопроса Джеймс поднимает на меня свои печальные глаза и, словно опомнившись, вздрагивает: «Вы что-то сказали профессор? Простите, я…». Нет, Милли, мой профессионализм идет к черту. Мне хочется обнять его, погладить по голове и, поцеловав в макушку, убеждать, что все будет хорошо. Но я не могу. Пару раз под видом отработок затаскивала его к себе попить чаю. Мне кажется, ему нравится со мной разговаривать.

Со вторым мальчиком все еще хуже. Он очень чувствительный и, похоже, куда больше переживает за отца, чем за самого себя. То, как он порою смотрит на Гарри… Папин сын. Маленькая собачка, которая чувствует себя брошенной. Поттер не может теперь уделять внимание ему одному, это естественно. Ал не понимает причин такой перемены. Ему кажется, что с папой что-то не в порядке. Пробовала на эту тему с ним поговорить, но он как будто меня не слышит. Пришлось обратиться к Гарри. Он поблагодарил за помощь. Теперь мы раз в неделю пьем чай и разговариваем о его детях. Беру назад каждое дурное слово, что о нем сказала. Он отличный человек, очень искренний, хотя и гордый. Не выносит жалость к себе. Ну так я и не жалею, мне просто хочется сделать для него и его детей что-то хорошее. Мы станем друзьями, Милли, вот увидишь.

Пожелай мне удачи.

Твоя подруга,

Пэнси»

***

Из дневника Невилла Лонгботтома

25 ноября 2017 года

«Хочу ударить Гарри. Нет, правда, я сегодня впервые испытал такое желание. Я не понимаю. Он что, правда, не видит, как его визиты действуют на Северуса? Поттер таскает профессору бесконечные книги по некромантии и о воскрешении. Часами говорит о его состоянии, выстраивает какие-то теории. Снейп слушает, иногда даже притворяется заинтересованным, но как только Гарри уходит, тут же отодвигает книги, чтобы не прикоснуться к ним до следующего его визита. Я так хочу, чтобы он, наконец, просто жил, а Поттер тянет его за руку обратно к смерти. Попытался поговорить с Гарри, он начал что-то запальчиво рассказывать о перспективах этого исследования… Он хочет вернуть жену. Наверное, буду вынужден назвать ему цену такого эксперимента. Не хочу этого делать. Мне начинает нравиться Северус, и хотелось бы, чтобы все хорошо к нему относились. Это моя мантра, я начинаю с этого желания каждое свое утро».

***

1 декабря 2017 года

«Сегодня у нас дежурит Малфой, и это хорошо. Зная, что он здесь, я смогу сосредоточиться на занятиях. Он не нервирует Северуса, он старается его развлечь. Они обычно играют в шахматы или карты. Разговаривают о погоде и политике, о Нарциссе и Люциусе Малфоях, хотя последняя тема Драко не совсем приятна. Я понимаю, почему: поведение его отца – довольно шокирующее.

Скорпиус очень переживает, ведь о подробностях странной связи его дедушки с Джорджем Уизли пишут во всех газетах. Я видел последнюю статью. Их сфотографировали на каком-то приеме. Конечно, мы, колдуны, стареем намного медленнее, чем магглы, но все же вынужден признать, что Люциус Малфой отлично выглядит. Сколько ему? Шестьдесят с лишним? Моему дяде столько же, и хотя у любого маггла его вид вызовет острый приступ зависти, но по сравнению с Малфоем он старик. Скорпиус внешне делается все более похожим на деда. Тот же разрез глаз, та же манера высоко держать подбородок. Думаю, через пару лет девочки начнут устраивать из-за него магические дуэли. А ведь мальчик еще и умен и талантлив. Я рад его интересу к травологии. Такие искренне заинтересованные в моем предмете ученики – огромная редкость.

Держится мальчик молодцом, несмотря на то, что многие успели уже обозвать его «внуком шлюхи». Я снял за неделю столько баллов со своего факультета, что Минерва в шутку поинтересовалась, не получил ли я от Горация взятку. Ну почему дети так злы? Впрочем, они повторяют только то, что слышат от родителей и читают в газетах. Я не могу снять баллы со всего мира, а жаль. Надо уделять мальчику больше внимания, надо поговорить с Роном. Дело ведь не только в Люциусе Малфое. Может, их семейству пора закрутить гайки в отношении Джорджа. Нет, мне его жалко, мне всех жалко, но дети не должны страдать от странностей взрослых. Розе, Виктуар и Гвендолин тоже не на пользу такие сплетни».

***

4 декабря 2017 года

«Разговор с Роном – это всегда напряженно. Нет, мы ладим, но особого понимания нам не достичь. «Что я могу сделать? Думаешь, кого-то из нас это радует? Мама вообще в шоке». Конечно, мне понятно, что успех сомнителен, но он мог бы просто попросить брата быть осмотрительнее. Я на него наорал, знаю, что это было не слишком справедливо. Просто Констанс Флинт меня довела. Гораций меня довел. А Минерва добила! Скорпиус сегодня впервые пропустил дополнительные занятия. Я знаю, что они мальчику очень нравятся, и перед обедом зашел к Поппи узнать, не заболел ли он. От Горация толку мало, он следит только за своими обожаемыми особыми подопечными, а мальчик, к своему счастью, не входит в их число. Скорпиус действительно был там, устроил на перемене дуэль с Констанс Флинт. У этой девицы в голове один квиддич, утром я снял с нее баллы за то, что она была совершенно не готова к уроку. Спросил мальчика, в чем причина драки, он отказался мне сказать, просто сидел весь покрытый синими фурункулами и упрямо тряс головой. Потом заявил, что на дополнительные уроки ходить не будет – и опять никаких объяснений. Пришлось обманом все выведать. Заманил на чай Розу, она ко мне привязана и не такая скрытная, как маленький Ал. Вывести девочку на чистую воду не составило труда, она ведь не выносит любую несправедливость. Стоило упомянуть, что Слагхорн назначил Скорпиусу отработку, потому что тот первый начал драку, и она возмутилась:

– Но как же так, дядя Невилл? Эта девушка оскорбила…– она замялась, и я попытался ей помочь.

– Его дедушку?

– Нет.

– Роза, расскажи, что произошло. Может, я смогу отменить его наказание. Скорпиус отказывается посещать дополнительные занятия, а ведь ты знаешь, как важно образование.

Я ее подкупил. Мелочно? Наверное, но мне нужен был ответ.

– Она сказала, что странно, что вы, такой всегда строгий, ставите Скорпиусу такие хорошие оценки. А потом поинтересовалась, обслуживает ли вас его дедушка или он это делает сам. И еще спросила, сколько минетов нужно сделать профессору, чтобы получать на каждом занятии по двадцать баллов, – Роза смутилась еще больше. – Я не совсем поняла смысл фразы, но ясно, что речь не шла ни о чем хорошем. Скорпиус, наверное, все понял лучше, потому что побагровел от гнева и бросился на нее с палочкой. Дядя Невилл, а что такое минет?

Потрясающе. Я был так разгневан, что готов был до конца года продержать Констанс на отработках, если бы это добавило ей мозгов или такта. Хорошо, что она учится последний год.

– Роза, не повторяй слова, значения которых не знаешь. Спроси маму.

Она кивнула и ушла, а я снова отправился в больничное крыло. С мальчиком у нас был сложный разговор. Как я понял, его образованием в терминологии, касающейся секса, Драко занимался сам, причем объяснил все довольно грамотно и обстоятельно, чтобы сын не нахватался непонятно чего от старшеклассников. Поэтому Скорпиус понимал, в чем его обвинили, и пять минут разговора убедили меня в том, что мальчик переживал за меня!

– Папа говорит, что репутация – это очень важно, профессор. О вас не должны распускать сплетни, – господи, он был так серьезен, что я едва не рассмеялся. Все-таки он ребенок, ему и в голову не пришло, что никто всерьез не заподозрит меня в связи с одиннадцатилетним мальчиком. Я ему это объяснил, а он все понял не так. – Хорошо, профессор, вы правы, чтобы избежать сплетен, мне нужно не реагировать на оскорбления в свой адрес. Вы допустите меня обратно к занятиям? Я ни в коем случае не брошу на вас тень своим поведением.

Боже мой… Это совершенно очаровательный мальчик, но какой же у него сложный характер. Он кивал, слушая все мои объяснения, но воспринимал их только как попытки его утешить.

Оставил его на попечение Поппи и пошел к Горацию. Призывать того поговорить с неинтересным ему студентом – все равно что добиваться от горы засунуть в задницу свою предвзятость и все же сделать шаг к Магомету. Не понимаю его равнодушия и никогда не пойму. Наказание он отменить отказался, мотивируя это тем, что каким бы ни был мотив, Малфой первым полез в драку. Пошел к директору, получил чашку чаю и утверждение:

– Невилл, это слизеринцы, у них все устроено несколько иначе. Тебе не хватает учеников собственного факультета? Разбирайся в их делах, а Малфоя предоставь Горацию.

– Минерва, но эта девушка тоже должна отвечать за свои поступки. Лиши ее места в команде, накажи.

Я получил отказ и ушел с твердым намереньем сгноить Констанс Флинт на отработках у Филча. Отдал ему бутылку виски из моих запасов, и он обещал отправлять Скорпиуса помогать мне в теплицах.

Понятно, почему я поругался с Роном. Нельзя затевать серьезные разговоры, когда ты разгневан. Господи, я так устал, скорее бы каникулы. Вечером я сам написал письма Джорджу Уизли и Люциусу Малфою. Нельзя оставлять проблемы нерешенными. Когда вернулся из совятни и отправил Пэнси спать, предложил Северусу пропустить по стаканчику. Он не отказался, и, глядя на его спокойное отрешенное лицо, я подумал, что было бы неплохо подключить его к решению проблем».

***

«Дорогой мой Невилл,

Твое послание очень расстроило мое домашнее животное. Расстроенный Люциус – это не самая приятная вещь, хотя довольно занятная, так что я не злюсь. Рад, что ты так трепетно относишься к своим обязанностям, моему сыну ведь тоже в следующем году поступать. Что до остального, то хочу заметить, что ты слишком серьезен. Это все такие мелочи. Я написал девочкам письма, посоветовав пару проклятий и упомянув, как правильно бить в пах, если кто-то посмеет при них оскорбить любимого дядю.

Джордж».

***

«Мистер Лонгботтом,

Спасибо за письмо. Я регулярно переписываюсь с внуком, но он, к моему глубочайшему сожалению, не писал о своих проблемах. Изменить обстоятельства своей жизни я в данный момент не волен, но непременно с ним объяснюсь.

Люциус А. Малфой».

***

Из дневника Невилла Лонгботтома

11 декабря 2017 года

«Я не уважаю Джорджа Уизли и его решения. Никакое горе не может позволить человеку так распускаться. Хочет ломать себе жизнь? Это его право, но зачем втягивать в это других? Поговорил с Северусом, попросил его позволить привести к нему мальчика. Ему сейчас нужны общение и поддержка, в конце концов, Снейп столько лет разбирался с проблемами слизеринцев, что может помочь. Сначала он отказался, но я его уговорил.

Скорпиус был так рад моему приглашению, что я решил, что это искупает многочасовые «Мне это совершенно не интересно!». Малфой попросил позволения позвать друзей. Я согласился, заранее представляя, какой меня ждет скандал, но все обошлось. Дети пришли в воскресенье, и я устроил чаепитие. Как ни странно, личность Северуса больше всего заинтересовала Альбуса Поттера, и мне даже показалось на секунду, что интерес взаимен. Скорпиус вежливо, но не долго разглядывал профессора, а потом втянул меня в разговор о травологии. Роза была менее скромна и созерцала Снейпа как чудо света, но вскоре это ей наскучило, и она принялась рыться в моей библиотеке. Все же день прошел хорошо. Думаю, его, наверное, стоит повторить».

***

20 декабря 2017 года

«Мне придется поговорить с Гарри. Он неожиданно нагрянул на наше второе чаепитие. Присутствие сына в моих комнатах его не расстроило, он посидел с нами, а потом, когда дети ушли, снова вручил Снейпу привезенные книги со словами:

– Теперь вы понимаете, как для меня важно…

Тот сразу поскучнел, и легкий интерес, что вызывали в нем разговоры с Альбусом, развеялся бесследно. С этим нужно заканчивать. Я должен поговорить с Гарри, только это сложно, я не знаю, как начать разговор».

***

28 мая 2018 года

«Гарри сказал, что Кингсли немного успокоился насчет возможной опасности Снейпа, и я решил этим воспользоваться. После смерти Ба я живу летом один, дом у меня уединенный, гостей зову редко. Ну сколько можно держать человека в четырех стенах? Поттер обещал поговорить с министром.

Не могу ничего поделать, но с нетерпением жду его решения. Снейп делает вид, что ему все безразлично, вполне вероятно, что так оно и есть, так что приходится радоваться за двоих. Очень надеюсь, что все получится. Жаль только, что не будет Ала. Интересно, Гарри не удивится, если я приглашу его сына на пару недель? Мне кажется, он неплохо влияет на Снейпа. Альбус – очень скромный мальчик, не такой активный, каким был его отец, не столь отчаянный и удачливый, и эти качества, похоже, профессору импонируют. Они не говорят ни о чем серьезном, и все же их разговоры подходят Снейпу больше, чем мои попытки его заинтересовать. Мальчик принес ему книгу, которую написала Скитер: "Северус Снейп – сукин сын или святой?". Почему, спрашивается, я сам до этого не додумался? Впервые видел, как Снейп читал с интересом. Они даже кое-что обсуждали. Даже дети ладят с людьми лучше, чем я».