Дело оборотней

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/СС
Жанр: драма, романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: «Почему я люблю его именно таким? Отчего люблю именно его?» Фик написан на фест «Выше только звезды» на «Астрономической башне».
Статус: Закончен
Выложен: 2011.06.05



Глава 6:

***

– Гарри был, конечно, славным парнем, но ужасно обременительным. – Он громко слушал музыку, от которой у нормальных людей начиналось нервное расстройство.

– Звучит как эпитафия, – хмыкнул Рон, пока Поттер продолжал прыгать по дивану под последний хит «Обдолбанных эльфов».

– И станет ею, если он не будет слушать свою дрянь в наушниках. – Гермиона поставила на стол портфель и села на коленки к развалившемуся в кресле Рону. Тот тут же принялся разрушать ее безупречную прическу, вынимая из нее шпильки. – Милый, как ты это терпишь? – Она понюхала губы Уизли и скривилась. – Понятно. Гарри, выключи эту фигню и скажи, зачем ты напоил моего Рональда.

– Брось, детка. – Уизли был единственным человеком, который мог так назвать Гермиону и не получить за это затрещину. – Твои родители сказали, что сегодня пойдут на какое-то нудное мероприятие ассоциации дантистов. Я уже думал, что у нас с тобой будет «бум-бум», но тут пришел Гарри с виски и пиццей, и мы решили немного покутить. Причина вести себя как идиот у него веская.

Рон умел делать свою подружку счастливой. Его пальцы уже во время разговора принялись массировать ее усталые плечи, а губы играли с завитком на шее – ловили его и, чуть потянув, отпускали.

– Я предпочла бы «бум-бум», а не пьянку, – призналась Гермиона, но на пиццу на столе посмотрела уже более благосклонно. – Гарри, прекрати скакать, как козел, и дай мне кусок.

– Детка, сожри мое сердце… – фальшиво протянул Поттер, прежде чем спрыгнуть с дивана и выключить музыку.

– Лучше пиццу, – заявила Грейнджер. – Если в чьи органы я и запустила бы с удовольствием зубы, то это долбаный Малфой.

– Эй! – возмутился Рон.

– Никакой романтики, солнце мое рыжее. Я бы ему горло перегрызла. Как же эта зараза меня сегодня вымотала… После принятия декрета о правах домовых эльфов Люциус, скотина, каждый час вызывает кого-то из сотрудников в свое поместье, чтобы проконсультироваться, не нарушает ли он, не приведи Мерлин, данный закон. Нет, ну тварь какая... Сегодня, когда все сдались, я вынуждена была побывать у него трижды. Он, видите ли, обустраивает своей прислуге спальные комнаты и хочет выяснить, не ущемляет ли их оформление права домовых эльфов. А оборки на занавесках? А покрывала? А цвет ковра можно выбрать любой или он должен согласовать это с министерством? Короче, издевается, скотина, как может. – Гермиона хмыкнула. – Но это и хорошо, ему же больше нечего делать, кроме как досадовать. Так что забудем о нем. Что за повод для загула?

Гарри спрыгнул на пол, схватил со стола пиццу и, упав на одно колено, протянул ей коробку, как величайший дар.

– Я так великолепен, моя предводительница домовых эльфов, что сегодня сам от себя тащусь.

– Патамуфто? – Откусив кусок, с набитым ртом спросила Гермиона.

– Снейп – именно такая сука, как все о нем говорят. Он считает всех вокруг законченными бездарями и ничтожествами. А я сам раскрыл довольно сложное дело!

– У тебя пятно кетчупа на лбу, – заметила Грейнджер.

Гарри хмыкнул и перестал фальшиво улыбаться.

– Значит, ты тоже немного сволочь. Черт, все удовольствие испортила. Мне-то радоваться нечему, но как же хотелось…

– Это я простым упоминанием о кетчупе все испортила? – удивилась Гермиона.

– Это не кетчуп. Это кровь. Я совершенно точно знаю, кто погубил Линду Корби, а заодно с ней Маркуса Флинта и, возможно, еще одного типа. Но пока не могу этого доказать.

– Не понимаю, – нахмурилась Гермиона и отстранила Рона от процесса целования мочки собственного уха.

– Некий мистер Темблтон, владелец клуба «Логово» на Дрянн-аллее, сегодня практически признался мне в тройном убийстве. Если бы он еще рассказал, как и зачем это сделал, я бы обрадовался, но этот гад почти в лицо мне рассмеялся: «Попробуй, докажи».

Гермиона побледнела и переложила кусок пиццы в руку Уизли.

– А можно поподробнее.

– Можно. Мы почти мило беседовали, а потом он предложил мне взглянуть на его питомник. Этот тип держит в подвале своего заведения волков и сказал, что завез их всего неделю назад. Там огромный вольер, над которым висит большая наколдованная луна. Я такой иллюзии никогда в жизни не видел…

– Асвальд. – Гермиона, вскочив на ноги, бросилась к своему портфелю, открыла его и вытряхнула все содержимое на пол. – Ульвар…

Рон взглянул на Гарри, словно обвиняя того в сумасшествии своей женщины.

– Эээ…

Грейнджер нашла блокнот и начала лихорадочно перелистывать его страницы.

– А я еще смеялась, как дура, когда искала для тебя информацию про Ауд Оттар. Ну, где же… – Наконец, обнаружив нужную страницу, Гермиона с облегчением выдохнула: – Вот оно. – Она процитировала запись: «И владел седьмой из Асвальдов древней магией, заключенной в клыке самого Фенрира, что украшал его шею. Звался тот Ульвар, ибо силою своею мог поднять на битву великое множество волков, и шли те за ним, словно являл он собою лик возлюбленной их луны и мог править если не самой сутью ее, то тенью». – Грейнджер зачем-то схватила Гарри за рубашку. – Но это же миф! Такого быть не может, слышишь! Легенда, выдумка, нонсенс!

Поттер совсем растерялся.

– Ты чего взвилась-то? Кто такие эти Асвальды? Что за фигня? Я всего-то и вспомнил, глядя на эту чертову луну, слова Малфоя о том, что дядька Флинта был красивый мужик. А этот Темблтон хорош даже слишком, и в свете его волшебного фонарика это было особенно очевидно. Ну я и рискнул, решив назвать его Френсисом.

– А его зовут иначе? – осведомился окончательно растерянный Рон.

– Понятия не имею, но я назвал его Френсисом Оттаром, и он мне врезал. Вон даже лоб расцарапал печаткой на пальце. Тогда я вспомнил, что Флинт перед смертью тоже как-то повредил руку в его заведении. Мне это Кэти Белл сказала.

– Гарри... – испуганная Гермиона вцепилась в его плечо.

Он хмыкнул.

– Ну, я так ему и сказал, что если в следующее полнолуние наброшусь на своего сожителя, то он сядет в Азкабан. А этот тип рассмеялся и сказал, что...

– Ты не понимаешь…

– Не переживай. Я уже надиктовал Снейпу на автоответчик причины, по которым могу умереть, сбегал в Святого Мунго и проверил себя на ликантропию. К счастью для меня и к великому разочарованию для Скитер, книга «Гарри Поттер – лесной пес» издана никогда не будет.

Как ни странно, Грейнджер это не убедило.

– Ты просто не понимаешь, во что ввязался. Если в том, о чем я читала, есть хоть доля правды…

Он жестом попросил ее замолчать, потому что у него зазвонил телефон. Обрывая звучание реквиема Моцарта, он снял трубку.

– Я жив.

– В противном случае на звонок ответил бы кто-то другой. – Снейп осадил его как-то вяло.

– Вы что, сообщения на автоответчике не просматривали?

– Нет. Вы можете немедленно вернуться домой?

По его голосу Гарри понял, что случилось что-то серьезное.

– Конечно. – Поттер повесил трубку. – Гермиона, у тебя камин подключен?

– Да, но я еще не рассказала…

– Загляну к тебе завтра на ланч. У Снейпа произошло что-то серьезное.

Кажется, она немного обиделась, но он не слушал возражений, шаря по каминной полке в поисках дымолетного порошка.

***

Северус стоял на кухне и смотрел на сковородку, которую держал в руке, явно не зная, что с ней делать. Гарри уже хотел было предложить пару довольно извращенных вариантов ее использования, но тут заметил мальчишку, лежащего на диване у телевизора.

– Что случилось?

Алекс поднял голову с подлокотника. Он показался Поттеру каким-то сонным и вялым.

– Лили умерла.

Снейп кивнул, подтверждая его слова.

– Сиделка уложила ее спать после обеда. Девочка чувствовала себя нормально, а когда через два часа ее попытались разбудить… В общем, иногда судьбу не переиграть. Мне позвонили. Тело девочки увезли в больницу, я так понял, что это обязательная процедура. Завтра нужно будет заняться организацией похорон. Я решил, что сегодня Александра лучше не оставлять с бабушкой, она дала мне письменное разрешение на то, чтобы он пожил со мной несколько дней. Я должен был вас предупредить, но…

Гарри нахмурился.

– Что я, мудак какой-то? Пусть живет сколько нужно.

– Раз согласились, извольте при ребенке следить за своим языком. Ужинать будете?

– Нет, я уже ел.

– Хорошо. – Снейп швырнул сковороду на стол и сам нарушил собственное правило. – Черт, да не хочу я ничего делать!

Поттер принялся закатывать рукава на рубашке.

– Тогда выметайтесь с кухни. Алекс, что ты будешь есть?

– Мне все равно, – признался мальчик.

– Отлично, тогда приготовим то, что я люблю. Как насчет салата с тунцом и пасты?

Снейп решился на побег.

– Буду у себя в комнате. О моей порции можете не беспокоиться.

У Поттера лучше получалось заниматься каким-то делом, а не сожалеть.

– Алекс, поможешь мне? Диван от тебя не сбежит.

Мальчик встал и подошел к Гарри, тот принялся доставать из холодильника продукты.

– Наверное, ты немного нервничаешь? Незнакомый хмурый дядька забрал тебя из дома и притащил в Лондон...

– Он не незнакомый. Мистер Снейп сказал, что и раньше приходил в наш дом под видом сиделки. Он даже превращение показал, чтобы я ему поверил. Было забавно, – сказал мальчик без тени эмоций в голосе.

– Ну, раз сказал – хорошо. Овощи помой. Ты пармезан любишь? А то мой крестник Тедди его терпеть не может. Правда, он еще совсем маленький и…

Гребаный Мерлин, столько разнообразной херни он за один вечер никогда не нес. Слова все лились и лились, только имя мертвой девочки он так ни разу и не смог произнести. Алекс отвечал вяло, ел без аппетита, а когда Гарри спросил, чем он хочет заняться, только руками развел. Поттер усадил его рядом с собой на диване. Детский канал он не оплачивал, поэтому единственные мультики, которые ему удалось найти, были каким-то мрачным японским ужастиком. Поттер разрешил бы смотреть его мальчишке, черт, да он бы ему даже порнушку включил, если бы это заставило Алекса хоть раз улыбнуться. Но пришлось ограничиться футболом. Несчастный ребенок начал смотреть матч, через несколько минут он впервые всхлипнул. Потом еще и еще… Гарри прижал его лицом к своему животу, и Алекс разрыдался.

Если бы Поттера спросили, каким был счет игры, он бы не вспомнил. Мальчишка так и заснул, рыдая. Гарри отнес его в свою комнату, уложил в постель и, сняв мокрую рубашку, понял, что не сделал еще одну важную вещь. Не сказал Северусу, что его вины в произошедшем нет.

Дверь в спальню профессора впервые оказалась не заперта. Никогда раньше Поттер не видел этого человека спящим, а если бы его попросили предположить, как Снейп при этом смотрится со стороны, он ответил бы, что, скорее всего, даже во сне он хмурится, а вместо овец считает оштрафованных за день гриффиндорцев. Но все было не так. Он выглядел как забывшийся ребенок. Одеяло валялось на полу, волосы разметались по кровати, Снейп прижимал к животу подушку, словно тискал любимого плюшевого мишку.

– Спишь?

Северус не пошевелился. Он выглядел хрупким, как старинная фарфоровая кукла, настолько белая, что любые пятнышки краски на ней смотрелись особенно ярко. Гарри присел на край кровати и в свете, проникавшем из гостиной, стал изучать его лицо. Тот, кто счел бы Снейпа красивым, мог первым кинуть в Поттера даже не камень, а целую глыбу. Нос профессора был ужасен, но сейчас, когда колючие глаза прятались за ресницами, а тонкие, но мягко очерченные губы не кривились в усмешке, он не казался отвратительным или старым. Просто очень усталый человек. Гарри знал, что является для него очередной проблемой, но ничего не мог с этим поделать. Он был всего лишь влюбленным педиком и не мог не заметить, как задралась невзрачная ночная сорочка Снейпа, обнажив по-женски узкие лодыжки.

– Черт, – он одернул подол, пытаясь защитить этого человека от собственных желаний и фантазий.

Снейп резко сел на постели, зашарил по ней руками в поисках одеяла, но то, к его несчастью, лежало на полу, и он смог лишь отвернуться от Гарри.

– Какого черта? – спросил профессор, подслеповато щурясь. Проморгавшись, он заскользил взглядом по комнате. Что он искал? Средство для побега или оружие, с помощью которого сможет противостоять бесноватому компаньону?

– Вы просто украли мои слова. – Гарри старался казаться спокойным, но выходило скверно. Он предпочел пошутить: – Вам лучше бы штаны носить, а то под эти юбки так и тянет заглянуть.

– Поттер, выйдите вон.

– Не могу. В моей комнате Алекс спит.

– А диван?

– Хрен вам. Подвиньтесь.

Снейп вздохнул.

– Хорошо, тогда я пойду спать в гостиную.

Гарри понял, что этого упрямца ему не переспорить, поэтому просто повалил профессора на кровать, лег сбоку и зафиксировал его руки и ноги, чтобы не слишком брыкался.

– Просто спи.

– Отпусти.

Этого Поттеру меньше всего хотелось делать. Он зарылся носом в волосы Снейпа, потом не сдержался и поцеловал его в основание шеи.

– В этот раз ты ни в чем не виноват.

Северус перестал брыкаться, только вздохнул.

– Я знаю.

– А еще тебе теперь не нужны деньги. Значит, в любой момент ты можешь уйти.

– Я так и поступлю – но после окончания дела оборотней. Иное поведение было бы, по меньшей мере, непрофессионально. Считайте это моей благодарностью, Поттер. Мне понятно, что вам потребуется время, чтобы найти идиота, который согласится терпеть ваш дурной характер и постоянные домогательства.

– Да, время мне очень нужно. А теперь, пожалуйста, один раз просто помолчи и усни.

– Думаете, это возможно?

– Если не прекратишь болтать – вряд ли.

Снейп замолчал и, несмотря на все возражения, через четверть часа засопел своим внушительным носом. Вот Гарри почти до рассвета глаз не сомкнул. Он точно знал, что никогда этого человека от себя не отпустит. Оставалось только придумать, как его удержать. Ночные ерзанья по чужой кровати лишь прояснили, что планы никогда не были его сильной стороной. Может, в судьбу поверить? Хотя участь малышки Лили, как ничто иное, доказывала: на эту суку ни в чем нельзя положиться.