Дело оборотней

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/СС
Жанр: драма, романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: «Почему я люблю его именно таким? Отчего люблю именно его?» Фик написан на фест «Выше только звезды» на «Астрономической башне».
Статус: Закончен
Выложен: 2011.06.05



Глава 5:

Из-за почти вплотную прилегавших друг к другу крыш Дрянн-аллея и при свете яркого летнего солнца казалась погруженной в полумрак. Несмотря на это, ее обитатели фонарей не зажигали, наоборот, плотно занавешивали окна, словно темнота стала для них единственно привычной средой обитания. Что ж, возможно, так оно и было, по крайней мере, странные личности, что несколько раз попадались Гарри навстречу, наверное, выглядели бы на свету не таинственно, а безобразно. Поттер еще помнил, какое впечатление когда-то произвела на него грязная старуха, торговавшая с лотка человеческими ногтями. С тех пор это место всегда казалось ему помойкой, стать обитателем которой нормальный человек вряд ли захочет.

Несмотря на усилия министра, на Дрянн-аллее мало что изменилось. По-прежнему туда-сюда сновали подозрительные личности, закутанные в темные плащи, и старались привлечь к себе внимание прохожих женщины, красота которых казалась неестественной. Она и была таковой, учитывая, что в лавке, торговавшей полулегальными снадобьями, чуть ли не самым ходовым товаром было оборотное зелье.

Отвергнув пару предложений неплохо, а главное – недорого провести время, Гарри наконец нашел нужное ему заведение. Прокашлялся, растрепал волосы и, придав своему лицу выражение крайней жестокости, ногой распахнул дверь.

В коридоре было пыльно и тихо, на стенах висели весьма похабные и плохо выполненные картины. Гарри стал открывать все двери по очереди, пока не обнаружил то, что искал.

Помещение напоминало художественную студию, вот только свет в комнате был приглушен, а несколько мужчин не столько занимались живописью, сколько попивали виски и капали слюной на пол при виде обнаженного мальчика, застывшего в неестественной позе на гипсовом постаменте с лирой в руках.

– Так, – зычно рыкнул Поттер. – Ну и что за разврат с участием несовершеннолетнего?

Мальчишка покраснел.

– Мистер Гарри, я… – Он выронил свою позолоченную игрушку и бросился к стулу, на котором лежала его одежда.

– Что за шум? – За спиной Поттера как из-под земли выросла дородная дама в весьма специфическом полупрозрачном наряде, который позволял не только разглядеть ее пышный бюст, но и предположить примерное расположение сосков. Вот в один из них Гарри и ткнул пальцем, спеша деморализовать потенциального противника.

– А вы еще кто такая?

– Хозяйка студии. Миссис…

Ответ его не слишком волновал.

– Значит, развлекаете гостей своего притона детской обнаженкой?

– Позвольте, да по какому праву…

Чем меньше законченных возражений, тем больше у него было шансов запугать эту дамочку.

– Мальчишке четырнадцать. У вас есть разрешение от опекуна на его работу в качестве натурщика?

– Конечно, – кивнула хозяйка, чем очень удивила Гарри.

– Этого не может быть. Единственный родственник Джеймса – троюродная тетка, проживающая в Бельгии. А ей, как выяснилось, этот оболтус отчего-то забыл сообщить, что остался один.

– Пит, почему этот человек зовет тебя Джеймсом?

Мальчишка, уже успевший натянуть штаны, покраснел.

– Мистер Поттер, я могу все объяснить.

– Поттер? – Кажется, хозяйка только сейчас его узнала и сразу сменила тон. – Господа, расходитесь. Мальчик, оденься и приходи в мой кабинет. Полагаю, не нужно объяснять, что ты у нас больше не работаешь. – Она прикрыла свои груди руками. – Произошло чудовищное недоразумение. Не согласитесь ли вы обсудить его со мной в более спокойной обстановке?

Гарри кивнул, ему стало любопытно.

– Да, конечно.

***

Кабинет этой мадам больше напоминал обычный офис, чем будуар содержательницы борделя. Она накинула на плечи мантию и заварила чай, но прежде чем начать разговор, позвонила в колокольчик. На его звон явилась худая девица.

– Саманта, будьте любезны, замените меня в третьей студии. – Помощница кивнула, взяла с полки флакон с оборотным зельем и, отпив из него, превратилась в точную копию хозяйки. Дама же сосредоточила свое внимание на Гарри. – Мистер Поттер, вы оскорбили меня, причем, не имея на это никаких оснований. Вы же уже не служите в аврорате?

– Нет, но у меня там осталось много добрых друзей, которые с удовольствием займутся вашим сомнительным предприятием.

– Не пугайте. Мальчик ввел меня в заблуждение, и я могу подтвердить это не только собственными воспоминаниями, но и письмом от колдомедика, которое он мне принес.

Гарри нахмурился.

– А при чем тут целитель?

Дама пожала плечами.

– У меня не бордель, как вы соизволили подумать. Министр строго следит за подобными заведениями, и я бы погорела, вот так, в открытую, занимаясь торговлей любовью и людьми.

– Ну да, и поэтому вы назвали это место художественной студией.

– Все несколько сложнее… Кстати, надумаете на меня жаловаться – идите сразу к старине Кингсли. Он проверял мой бизнес еще в бытность свою аврором, и у нас до сих пор теплые отношения.

– И что же у вас за заведение такое? – хмыкнул Гарри.

Она вздохнула.

– Хорошо, это не совсем художественная студия, но в магическом мире мой род деятельности не лицензируется, так что мне удобнее носить это безобидное название. Видите ли, я сама когда-то обучалась на колдомедика, а это что-то вроде клиники.

– И от чего же вы лечите?

– Я пытаюсь избавить людей от проблем или научить их жить с ними. Когда-то я пережила насилие. – Голос у женщины был такой, словно она выступает с речью. – Несмотря на то, что человек, который надо мной издевался, был осужден, я не могла жить нормальной жизнью. Меня настолько пугал вид обнаженного мужского тела, что я не смогла заниматься работой, о которой мечтала. В магическом мире мне никто не мог помочь. Я собиралась официально стереть себе память, но у меня была знакомая девочка, по схожей причине решившаяся на подобную процедуру, и знаете, она ей не помогла. Наоборот, моя знакомая едва не спятила, потому что ужас в ее подсознании остался, а его источник она уже не могла отыскать. Тогда я решила поэкспериментировать и обратилась за помощью к маггловскому доктору, и тот, как ни странно, меня вылечил, отправив в место, похожее на то, что я создала.

Он улыбнулся.

– Старине Кингсли, значит, ваша сказка понравилась? А как насчет тех типов, что глазели на Джейми? Они вот прям такими больными выглядели, что я бы их с радостью в психушку запер.

Дама вздохнула.

– Разве я стала присылать кого-то им на замену? Это бывшие клиенты моего заведения, которые излечились сами и хотят помочь другим. Они там были ради этого лживого ребенка, чтобы смоделировать худшую из возможных ситуаций и научить его игнорировать нежелательное внимание.

Она выдвинула ящик стола, достала обычную картонную папку и придвинула ее к Поттеру.

– Читайте и отвяжитесь, наконец, со своими домыслами.

«Луиза, направляю к тебе Пита Дансворда, мальчика четырнадцати лет, страдающего страхом, вызываемым вниманием зрелых мужчин, из-за того, что хороший друг его семьи совершал с ним действия сексуального характера. Непосредственного насилия не было. Мальчик убежден, что сам спровоцировал то, что с ним случилось, потому что человек, его совращавший, постоянно ему это внушал. Родители не хотят скандала, так что аврорат не задействован. Письмо с разрешением на посещение твоей студии прилагаю. Помоги ему немного адаптироваться и осмыслить произошедшее в нужном ключе.

С уважением,
Даг Джосвилл»


Гарри вернул письмо.

– А кто этот Даг? Ваш напарник по творящемуся тут разврату?

– Практикующий колдомедик из Святого Мунго, с которым я активно сотрудничаю.

– А почему вы не связались с ним и не обсудили все?

– Увы, сейчас он на Бали с семьей. – Женщина устало улыбнулась. – Мальчик скопировал почерк идеально, полагаю, он даже справки о целителе навел и знал, что некоторое время его не разоблачат. Смышленый парень.

Время, отведенное ей зельем, истекло. Лицо стало меняться, и вот уже перед Гарри сидела не роковая соблазнительница, а самая обычная женщина. Он вздохнул и взял чашку чая.

– Ну и от чего у вас лечилась Линда Корби?

Дама по имени Луиза удивилась.

– Простите, а при чем тут Линда?

– Ваш предприимчивый подросток – ее брат. Полагаю, он все это устроил не просто так. Наверное, понял, что с вашей художественной студией не все так просто. Он хочет узнать, что случилось с его сестрой.

Целительница нахмурилась.

– Ужасная ситуация. Я читала о смерти Линды в газетах, но поверьте, моя студия не имеет никакого отношения к тому, что произошло.

Гарри решился продемонстрировать благие намеренья, отхлебнув остывшего чаю из чашки за которую взялся.

– Теперь ваши сведения уже никому не навредят. Я не аврор и действую в интересах мальчика. Только знаете, я в состоянии разобраться, о чем следует говорить моему пронырливому клиенту, а о каких сведениях лучше умолчать.

Мадам Луиза вздохнула.

– Ладно. Я расскажу, если это поможет вам разобраться в случившемся. Линда пришла в студию около двух лет назад. Не по рекомендации врача, я так поняла, что она случайно услышала о моем заведении от кого-то из коллег.

– Она подверглась насилию?

– Нет, не подвергалась, но ей кто-то угрожал, и страх так резко отпечатался у бедняжки в памяти, что она до одури боялась выходить из дома в темное время суток. Ее пугали не конкретно какие-то мужчины или определенный тип. Ее нервировали ситуации. Как бы вам лучше объяснить…

– Она вам рассказывала, что с ней произошло?

Женщина покачала головой.

– Никогда, и это-то меня и настораживало. Обычно люди, которых терзают страхи, при определенном подходе начинают о них говорить, но эта девушка молчала так, словно от этого зависела ее жизнь.

– Вы смогли ей помочь?

– Да. Я попросила трех своих бывших клиентов часто с ней общаться. Сначала она просто рисовала в компании малознакомых мужчин. С раннего утра мы постепенно переносили занятия на вечер. Через три месяца после знакомства Линда стала чувствовать себя увереннее, позволяла себя проводить до Косого переулка. Потом она стала приходить реже, говорила, что почти забыла о своих страхах. Последней каплей стала для нее поездка в сельскую Англию с одним из знакомых по студии. Она с восторгом рассказывала, что всю ночь гуляла по полям и совсем не боялась того, что с ней может случиться нечто ужасное.

– А тот мужчина… Короче, любовник у нее был?

Мадам кивнула.

– Да, но это случилось за полгода до ее гибели и длилось не слишком долго. Ко мне пришел один человек с серьезными проблемами. Он испытывал отвращение к женщинам. Даже не физическое, у него это было намного глубже. – Она пожала плечами. – Долгий, но очень неудачный брак. Кажется, жена была стервой и вздохнуть бедняге спокойно не давала, вот он и привык смотреть на всех девиц как на источник бед. Только ему это не нравилось. Он хотел изменить свою жизнь. Я познакомила его с несколькими порядочными и покладистыми девушками, включая Линду. Кроткий нрав каждой я могла засвидетельствовать. Кажется, несмотря на разницу в возрасте, у мисс Корби и мистера Темблтона возник роман. Он сказал, что решил остаться в Англии, но больше в моей помощи не нуждается.

– Этот человек – иностранец? – Гарри силился вспомнить, от кого уже слышал фамилию Темблтон.

– Англичанин, но он, кажется, много лет прожил за границей. Хороший мужчина. Обходительный, сдержанный, я искренне считала, что девочке повезло, но у них не все было хорошо. Примерно за месяц до гибели Линда снова стала посещать студию.

– Почему?

– Она рассталась с любовником. Тогда, кажется, впервые нам удалось почти откровенно поговорить. Она переживала.

– Этот человек преследовал ее?

– Нет, это Линда была им одержима.

– А где я могу найти этого Темблтона?

– У него довольно популярный бар в самом начале Дрянн-аллеи. Туда ходит много молодежи. Называется «Логово».

Гарри решил, что просто сама судьба уговаривает его как можно скорее навестить это заведение. Но сначала у него было немаловажное дело.

***

– Ай-ай-ай! – орал Джеймс Корби, пока он за ухо тащил его к выходу на мощеную мостовую Косого переулка. – Мистер Поттер, но я хотел помочь...

– Как? Посещая сомнительные заведения?

– Но моя сестра...

– Она была взрослой.

– А вы сами? Я же читал, что в газетах писали. В детстве вы еще не такое творили.

– Я был молодым дебилом. Если ты тоже стремишься к подобной славе, лучше просто набей себе шишки о стенку – и дешевле, и безопаснее. – Он, наконец, отпустил многострадальное ухо, парень потер его и потянул носом воздух. Пахло едой. Гарри обернулся, прочитал вывеску на довольно симпатичном по сравнению со своими мрачными соседями здании и хмыкнул. – Голодный, что ли?

– Ага.

– Ну, пошли, пожуем.

Внутри клуб «Логово» и впрямь напоминал пещеру. Под ногами шуршали ветки, каменные столики освещало вырывавшееся из центра каждого пламя. Стулья для посетителей были выполнены нарочито грубо, но едва Поттер сел на один из них, как понял, что они очень удобные.

– А классно тут у вас, – улыбнулся он хорошенькой официантке в звериной шкуре, напоминавшей очаровательное короткое платьице.

Девушка виновато улыбнулась.

– Мистер Поттер, мы очень рады видеть вас среди посетителей, но детей не обслуживаем.

Он обвел рукой практически пустой зал.

– Да ладно вам. Я так понимаю, что шоу-программа и прочее веселье, на которое парнишку пускать не следует, начнется вечером. Пара часов на то, чтобы пожевать еду, у нас есть. Ну же…

– Милли.

Его улыбка стала еще шире.

– Славная Милли. Два стэйка в обмен на щедрые чаевые и автограф.

Девица сдалась.

– Хорошо, я спрошу хозяина, и если он не станет возражать, с удовольствием вас обслужу.

– Будет сильно ругаться, позови его сюда.

– Ладно.

Девица бросилась к едва заметной двери рядом с барной стойкой. Поттер вздохнул и взглянул на Джейми.

– Ну, рассказывай, зачем тебя понесло в студию?

– Мальчик нахмурился.

– Встретил одну из девушек, с которыми сестра работала, та сказала, что заберет для меня вещи из шкафчика Линды в школе живописи. Я ответил, что сам могу туда сходить, а она начала как-то подозрительно возражать, и я понял, что с тем местом не все так ладно. Поболтался вокруг студии дня три, послушал, о чем говорили люди, которые оттуда выходили, и стащил у одного парня письмо, похожее на то, что пришлось отнести этой тетке. Мой друг из школы классно копирует почерк, вот с его помощью я туда и устроился. Хотел выяснить, чем таким болела Линда, но так и не смог залезть к хозяйке в кабинет.

Поттер отпустил мальчишке легкий подзатыльник.

– В следующий раз лучше иди с новыми сведениями ко мне и мистеру Снейпу.

– Ага, – не стал спорить Джеймс. – Так что там было с Линдой? Тетка же вам сказала.

– Это секретная информация.

– Но я же ваш клиент! – Потом мальчик, видимо, вспомнил, кто платит за расследование, и нахмурился. – Мне важно знать.

Поттер кивнул.

– Понимаю. Но у меня есть правило. Я делюсь с клиентами только окончательным результатом. В процессе расследования могут возникнуть ложные версии. Ты же не хочешь злиться не на тех людей?

Джейми покачал головой.

– Нет, не хочу, но… – У него задрожал голос. – В общем, найдите того, кто виноват в том, что Линда изменилась.

Гарри был дерьмовым утешителем и постарался закончить разговор.

– Постараюсь. А ты езжай в школу и ни о чем не беспокойся. Только перед этим зайдем к нам. Профессор хочет провести небольшой эксперимент.

– Он злобный и раздражительный, – метко охарактеризовал Джеймс его напарника.

Поттер кивнул и не удержался от улыбки.

– Я знаю, но он… – Улыбка стала еще шире. – Очень полезен. В отличие от тебя, чудовище.

– Почему? – удивился мальчик.

– Родители твоего друга крайне удивились, узнав, что ты называешь их адрес как свой собственный. Я немного прищучил этого Майкла и выяснил, что ты, оказывается, решил свить гнездо у них в сарае. Почему тетке не написал?

– Да какая она тетка? Так, седьмая вода на киселе. Мы даже ни разу в жизни не виделись. Я и сам прекрасно справлюсь. Похороны вон организовал. Потом в школу поеду, значит, опекун мне понадобится только будущим летом. Попрошу маму Майка, она добрая. В общем, я не хотел в Бельгию, вот и пришлось прятаться.

– Не стану спрашивать, где ты планировал достать деньги на учебники и одежду, но тетка у тебя вполне вменяемая. А твоего друга за то, что подделал ее разрешение, так и быть, аврорам сдавать не буду.

– Значит, вы говорили с той женщиной?

– Да. Она хочет, чтобы ты приехал на каникулах и вы обсудили вопрос твоей самостоятельности.

– Она заберет меня?

– Нет, родители твоего друга уже поняли, что ты не горишь желанием никуда ехать, и предложили, чтобы до окончания школы ты жил с ними. И не в сарае, а дома. Но с теткой встретиться придется. Хотя бы чтоб с опекой разобраться.

В этот момент их разговору помешали. К столику приблизился высокий волшебник. В отличие от своего персонала, он был одет строго и без вывертов вроде звериных шкур.

– Мистер Поттер.

Гарри встал и протянул руку.

– Мистер Темблтон, я полагаю.

– Именно. – Мужчине удалось его впечатлить. Он был старше Снейпа, но даже папаша Драко со своими холеными волосенками и мещанской тросточкой слюной бы от зависти захлебнулся, глядя на этого человека. Дивный красавец, синеглазый, подтянутый, с черными волосами почти до талии, в которых не нашлось и намека на седину. Линде Корби было от чего забыть, что этот господин ей в отцы годится. – Моя сотрудница передала мне вашу просьбу. Скоро в клубе будет довольно людно, а у меня есть правило не пускать в это заведение школьников. Возможно, вы с мальчиком согласитесь отобедать в кабинете на втором этаже в качестве моих гостей?

– С удовольствием. Но знаете, я предпочел бы поговорить с вами наедине. Не при ребенке.

Темблтон вежливо улыбнулся.

– У вас ко мне дело?

– Да.

Владелец клуба небрежным жестом подозвал официантку.

– Милли, позаботьтесь о нашем юном госте. – Джейми кинул на Гарри раздосадованный взгляд, но Поттер многозначительно потянул себя за мочку уха, и мальчишка без возражений пошел за официанткой. – Поднимемся ко мне в кабинет или останемся в зале?

– Давайте тут. Устал я уже сегодня от кабинетов.

– Что ж, – Темблтон жестом предложил Поттеру сесть и устроился на соседнем стуле. – О чем пойдет речь? Какое-то торжество? Тематическая вечеринка?

– Простите?

– Мой клуб набирает популярность, и я искренне рад, что вы решили стать его клиентом.

Гарри хмыкнул.

– Ну, это вы зря. Если я стану часто к вам ходить, это место в прессе назовут притоном для извращенцев.

Мистера Темблтона его слова не смутили.

– Что ж, люди с необычными вкусами – весьма приятная и щедрая публика. Я ничего не имею против такой рекламы, но, похоже, вас интересует не проведение вечеринки. О чем же тогда вы хотели поговорить?

Поттер ничего не мог поделать с тем, что этот тип ему нравился. У него были прекрасные манеры, и что еще важнее – совершенно открытая улыбка и терпение верного последователя Будды.

– О Линде Корби.

Мужчина нахмурился.

– А этот мальчик случайно не…

Гарри кивнул.

– Точно.

– Ужасная трагедия. Мне его очень жаль.

– Мне, наверное, и вам стоит высказать свое сочувствие?

Темблтон искренне удивился.

– Простите, но чем я его заслужил?

– Ну, вы же были любовниками, причем расстались, судя по всему, незадолго до гибели Линды. И если девушка продолжала ходить в ваш клуб, значит, теплые отношения вы с ней сохранили.

– Мистер Поттер, кто вам сказал эту чушь?

– Про теплые отношения? Я сам домыслил.

– Нет, про любовников.

– Хозяйка художественной студии.

Темблтон вздохнул.

– Я думал, что Луиза достаточно умна, чтобы отличить девичьи грезы от реальности.

– Значит, вы не встречались?

– Могу я узнать, почему вы задаете свои вопросы? Мы не близкие друзья, чтобы обсуждать женщин за бокалом… Кстати, как насчет оценить таланты моего бармена?

– Не возражаю. А вопросы задаю, потому что по поручению брата мисс Корби пытаюсь узнать обстоятельства, при которых Линда заразилась ликантропией.

– Ах да, он же убил ее. Определенно несчастный ребенок. – Он сделал знак одной из официанток, и едва та приблизилась, попросил: – Принеси нам два «Волчьих болота». – Темблтон снова обернулся к Гарри. – Понимаю его интерес и готов помочь юноше. Хотя то, что я скажу, может быть не предназначено для его ушей.

– Я умею хранить тайны.

– Что ж. – Лицо мужчины исказила гримаса отвращения. – Линда Корби была лживой неврастеничной молодой женщиной, внимание которой не вызывало у меня ничего, кроме тошноты. Я никогда с ней не спал и даже не собирался этого делать.

Гарри озадаченно почесал подбородок.

– М-да… Как-то не вяжется с разговорами о том, что она чуть ли не замуж за вас собиралась.

– Она и собиралась. – Темблтон неприязненно взглянул на собственные руки. Они у него были такими же красивыми, как у Снейпа. Даже более хороши, потому что длинные пальцы не были испещрены следами ожогов и пятнами от въевшихся в кожу зелий. – Видите ли, есть определенный сорт женщин, которые на мою внешность реагируют несколько неадекватно, так вот, Линда, к несчастью, была одной из них. Мадам Луиза рекомендовала эту особу как робкую и скромную. Возможно, она и была таковой, но в процессе нашего общения с ней начали происходить неприятные метаморфозы. Сначала мне нравилось проводить с ней время. Мы несколько раз были в театре, иногда посещали вместе чайные в китайском квартале. Я полагал, что разница в возрасте не позволит мисс Корби рассматривать меня в качестве сексуального партнера, но, к сожалению, ошибся. Когда я решил остаться в Англии, она отчего-то подумала, что причина этого решения – в моем интересе к ней, и стала совершенно несносной. Я пытался вести себя деликатно, но… – Темблтон развел руками. – Наше, как вы изволили выразиться, мирное расставание заключалось в том, что я довольно ясно выразил свое намерение дальше с ней не встречаться. Линда продолжала приходить в клуб, но я избегал общения.

Гарри решился на грубую лесть.

– Ну, вы же красавец. Наверное, не впервые сталкиваетесь с такими проблемами.

Владелец клуба горько улыбнулся как человек, прекрасно осознающий свои недостатки. Именно их, потому что от собственной внешности этот тип, похоже, не фанател.

– Случалось. Я ответил на все ваши вопросы?

– Нет. – Поттер тоже, когда это было ему нужно, умел улыбаться. По крайней мере, волшебное зеркало в ванной не икало, когда он чистил зубы. – Вы сказали, что переехали в Англию. А где раньше жили?

– Это имеет отношение к делу или уже личный интерес?

Вот ведь. Гарри вспыхнул. Нет, не он, а его проклятая девственность, расстаться с которой по вине Снейпа у него пока не вышло. Ее, согласно учрежденной в его теле схеме адресов для неосязаемых субстанций, живущую где-то в районе копчика, еще нервировали разного рода двусмысленности. На какое бы количество похотливых козлов он ни насмотрелся, внутри каждого потенциального мачо или даже героя, наверное, живет маленький принц, который требует, чтобы все непременно было как в кастрированной сказке: то есть с красоткой-принцессой, но без всяких там злобных демонов. Единственное, что изменилось в Гарри после гибели Волдеморта – это понимание, что принцесса может идти гулять лесом, а вот демону лучше оказаться интересным и возбуждающим типом. Примерно таким, как тот, что сидел напротив. Идеальный образчик нечисти: стройный, черноволосый, худой и, похоже, с норовом. Одна проблема: не Северус, чтоб его, Снейп.

– А если да?

Официантка принесла им коктейли. Гарри вытащил из своего соломинку и сделал глоток из стакана. Темблтон последовал его примеру.

– Что вы делаете сегодня вечером?

Поттер мысленно нащупал переключатель скоростей в своей голове и попробовал сдать назад.

– Не слишком ли резво берете? Разве вы у мадам Луизы не искали способ вернуть себе интерес к женщинам?

Темблтон пожал плечами и отпил из своего стакана.

– Я разочаровался результатом собственных усилий, но одиночество от этого не стало вещью, более приятной на ощупь. Я больше не хочу его трогать. А вы?

– Что я?

– Мистер Поттер, в этом мире есть хоть одна душа, к которой вы по-настоящему привязаны?

– Их множество.

– И этого большого числа вам достаточно? Или вы готовы променять это множество на нечто одно?

Стоп. Это в какой гребаный момент он из допрашивающего превратился в допрашиваемого?

– Норвегия?

Темблтон ухмыльнулся.

– Немного промахнулись. Исландия.

– «Логово»?

Мужчина рассмеялся.

– Не разочаровывайте меня, Гарри. Я думал, вы умны, ведь глупец вряд ли смог бы прожить жизнь вроде той, что вам досталась. Даже ваши друзья авроры не проводили настолько глупых аналогий, а может, просто удосужились выяснить, что это место уже носило данное название, когда я его купил. Оно действительно было когда-то забегаловкой, в которой собирались нелюди. Знаете, кому оно принадлежало?

– Нет.

– Фенриру Грейбеку. Правда, тот недолго пробыл его владельцем. Своими поступками этот оборотень поставил себя вне закона, и заведение стояло закрытым. Нынешнее правительство справедливо рассудило, что беглому преступнику, заочно приговоренному к пожизненному заключению, ни к чему собственность, и выставило здание на торги, где я его и приобрел. Почему не стал переименовывать? «Логово» – забавное название. Место, которое может стать домом для разного рода зверей.

– И что за живность вы тут держите. Пару ликантропов?

– Нет, но есть волки. Хотите, покажу?

Гарри кивнул.

– Хочу.

Темблтон взял свой бокал и предложил Поттеру следовать за собой. Они вышли из общего зала через боковую дверь, замеченную Гарри ранее. За ней оказался не слишком длинный коридор. Четыре обычных двери, вход на кухню, мужская и женская уборные, кабинет управляющего, который наверняка занимал сам Темблтон, и пятая дверь, заколоченная серебряными гвоздями.

– И что за ней?

– Прочтите табличку.

Гарри так и сделал:

– «Тому, кто сумеет войти внутрь, «Логово» устроит частную вечеринку».

– Аттракцион. «Бар с заколоченной дверью» звучит интригующе, не находите? Желаете рискнуть? Одна попытка – всего два галлеона.

– Не сегодня. – Поттер чувствовал исходящую от двери магию, но та была ему не знакома, так зачем позориться? Проще уговорить Билла или Гермиону зайти сюда выпить, а потом развеяться на вечеринке, что они устроят на халяву. – Вы обещали мне волков.

– И я намерен сдержать слово.