Дело оборотней

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/СС
Жанр: драма, романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: «Почему я люблю его именно таким? Отчего люблю именно его?» Фик написан на фест «Выше только звезды» на «Астрономической башне».
Статус: Закончен
Выложен: 2011.06.05



Глава 3:

Поттер открывал дверь медленно, давая возможность своему помощнику изобразить на лице подобие интереса к работе. Снейп, разумеется, даже не пошевелился, продолжая орать в телефонную трубку:

– Миссис Керч, о таких вещах надо предупреждать заранее! Нет, я точно не могу забрать их на выходные! Вы и без меня знаете, что старуха пьет и ей нельзя доверить следить за тем, как девочка принимает лекарства. Возможно, в вашем агентстве мне найдут сиделку, которая не будет допускать таких промахов? Черт, ваша сестра не вчера же собралась выходить замуж! Да плевать я хотел на то, что вы все это время искали себе временную замену. Да, то и значит. – Он бросил трубку и, игнорируя Гарри, снова набрал номер. – Миссис Пемертон, сколько можно присылать мне некомпетентный персонал? Я ору? Я столько плачу вашему агентству, что мне впору начать выражаться нецензурно. Нет, понедельник меня не устраивает. Что я буду три дня делать с малолетними детьми? Заботиться? Да мне их проще с кашей съесть. Нет, не шучу. Да, по вашей вине я стану каннибалом. Да идите вы… Ладно. Хорошо, один день я переживу. – Он раздраженно бросил трубку. – Поттер, год, что мы проработали вместе, не добавил вам ни ума, ни хороших манер. Прекратите подслушивать.

Гарри нахмурился.

– Я подслушиваю? Это и мой кабинет тоже. – Впрочем, когда он взглянул на растерянное лицо Снейпа, его гнев угас. – Проблемы с маленькими Бэбиджами? Я уже говорил, вы можете привести их сюда, когда потребуется.

– И как вы себе это представляете? Да детские психологи просто обогатятся, когда эти чада выяснят, что человек, который их содержит, сидел и смотрел, как гигантская змея пожирает труп их тетки. У меня нет ни малейшего желания притворяться добрым дядюшкой Северусом. Хотя какого черта я с вами это обсуждаю?

– Потому что больше не с кем? – предположил Поттер.

– Заткнитесь. Рассказывайте, что выяснили, а потом я буду обзванивать временных сиделок.

Гарри кивнул. Он давно понял, что Снейп любит демонстрировать окружающим лишь худшую из своих сторон. Поттер никогда бы не узнал, зачем его коллеге нужны деньги, подкупить которыми профессора ему однажды предложили, если бы не провел свое независимое расследование. Когда подробности того, на что Северус тратит свои доходы, удалось выяснить, он задал всего один вопрос:

– В чем именно вы чувствуете себя виноватым?

– Ни в чем, – солгал Снейп. – Я, конечно, мог тогда плюнуть на свою роль во всем, что происходило, и попытаться спасти эту женщину, но мне бы вряд ли это удалось. Моя глупость ничего бы не изменила, а значит, я не сожалею.

– Но?

– Никаких «но», Поттер. Просто решая, чем заняться, каждый выбирает согласно своему вкусу. Я не умею не совершать ошибок, а значит, вынужден жить с их последствиями. На этом все.

Это действительно была точка. Сколько бы Гарри впоследствии ни слышал о Бэбиджах, к этой части своей жизни Снейп его упрямо не допускал.

– Ну, начну с того, что опросить Маркуса Флинта больше не представляется возможным…

***

– Ноги, – скомандовал Снейп. Гарри лениво выполнил приказ, перестав демонстрировать свои новые сапоги из драконьей кожи. – Руки. – С еще меньшей скоростью Поттер убрал газету, пытаясь если не дочитать, то бегло просмотреть заинтересовавшую его статью. Потом он вспомнил, что больше не является учеником этого монстра.

– Когда-нибудь я вас уволю.

Совершенно пустая угроза, и они оба это понимали.

– Что о Флинте пишут в прессе?

– Понятия не имею, я просматривал последнее интервью министра. – Гарри подпер подбородок ладонью и вздохнул. – Мне надо будет отлучиться на пару часов. Пока вы занимались поисками няньки, я связался через камин с Джинни и немного порасспросил ее о махинациях в спортивной среде.

Снейп усмехнулся.

– Вы сами могли бы уже стать звездой квиддича, а не выслеживать неверных мужей. Или это ваша месть всем, кто даже теоретически может быть счастлив в браке?

– Ха-ха… Я бы с радостью отказался от этой работы, но вы без меня в Азкабан загремите, торгуя своими запрещенными микстурами на черном рынке.

Северус пожал плечами.

– Поттер, я тридцать лет прекрасно обходился без вашего присутствия в своей жизни и счастливо обошелся бы без него еще столько же.

– Но не судьба…

– И что там с махинациями?

– Люциус Малфой в начале сезона поставил на то, что его "Осы" не только дойдут до финала, но и выиграют его.

Снейп хмыкнул.

– Разве владелец команды не вправе верить в своих игроков?

– Да, но он изменил ставку. Согласно ей следующий матч будет провалом.

– Это тоже нормально, его лучший нападающий мертв.

– Он изменил ее месяц назад. У мистера Малфоя открылся дар предвиденья, ну или этот человек предполагал, что Флинт может сорваться. Не дает мне покоя его алиби…

Снейп положил на стол пыльную коробку.

– Поттер, нам заплатили не за то, чтобы мы разбирались в перипетиях жизни Маркуса. Клиента волнует его сестра.

– И что вы принесли?

– Поговорил с профессором Спраут и одолжил у нее старые школьные колдографии. – Он открыл коробку. – Историю с этим Митроксом я, конечно, помню. Особого шума она не наделала, мать мальчишки была магглой, про отца ничего не известно. Расследование его гибели, проведенное аврорами, было коротким.

– Значит, это был несчастный случай?

– Никаких причин сомневаться в этом не нашлось. Характер травм предполагал, что они могли возникнуть при ударе о кольца и последующем падении, плюс его подруга подтвердила, что в ту ночь Ларри Митрокс действительно ушел на поле тренироваться.

– Но?

Снейп покачал головой.

– Да не было никаких сомнений в том, что случилось. Даже Альбус не усмотрел в этой трагедии злого умысла.

– А вы?

– Мне хватало ответственности за собственных учеников. Тут все данные о мальчишке. Занимайтесь…

– Няньку нашли?

– А вот это совершенно не ваше дело.

– Ну, так?

– Воспользуюсь вашим методом преображения. Немного оборотного зелья и…

Иногда приятно быть добрым.

– Хотите, я схожу?

Снейп покачал головой, но ретировался неожиданно молча, без обычного указания Поттеру маршрута, которым тот мог катиться в ад. Может, и в самом деле надеялся на помощь, просто не умел просить о ней?

– Займитесь… – повторил Гарри и, открыв коробку, посмотрел на светловолосого мальчика. – Ну и как мне, приятель, тобой заняться?

***

– Митроксы? – Дородная дама кивнула. – Конечно, помню. – Бросив строгий взгляд на внука, она возопила: – Нет, не ешь песок! – Толстый карапуз сокрушенно вздохнул и вместо того чтобы тянуть лопатку в рот, принялся с ее помощью набивать яркую формочку. – Джейн и Ларри. У нас были хорошие добрососедские отношения.

– Тогда вы должны знать, где мне теперь найти миссис Митрокс. Новые владельцы о ней никогда не слышали.

Женщина вздохнула.

– Да этот дом уже трех хозяев, поди, сменил. На кладбище теперь Джейн. Через три месяца, как мальчик погиб, руки на себя наложила. Хорошая была женщина, но уж очень слабохарактерная. В сыночке своем души не чаяла. Поздний он у нее был, желанный…

Гарри сосредоточенно нахмурился. Кажется, это дело было намного труднее, чем он мог предположить, когда брался за него. Маленькие человеческие трагедии, ну как, думая о них, обойтись без грусти?

– А что отец мальчика?

Соседка погибшей развела руками.

– Так ведь он женатый был. Джейн рассказывала, что он из древней семьи с особыми правилами, а жена у него так вообще чуть ли не каких-то голубых кровей. Он, когда женился на ней, даже ее фамилию взял, чтобы род продолжить, но с детьми у них вроде как не сложилось. Они с Джейн на том и сошлись. Она владела небольшим баром в Лондоне, а он часто туда заходил, чтобы отдохнуть от супруги-истерички и собственной жадной родни, уже считавшей его наследство. Как-то они разговорились, ну и… Сами, должно быть, понимаете.

– И она забеременела?

– Не сразу. Они лет пять встречались, прежде чем получился Ларри. Джейн знала, что мужик ее из семьи не уйдет, но тот, по крайней мере, всячески ее поддерживал. Она ведь почти все девять месяцев с постели не вставала, чтобы ребеночка сохранить. Да и потом все время болела, так что бизнес свой продала и переехала из столицы сюда, на остров Мэн. Отец Ларри часто ее навещал. Он в сыне тоже души не чаял, такого одержимого папашку еще поискать… В общем, после смерти мальчика у них с Джейн быстро все разладилось, а вскоре она на себя руки наложила.

– А вы случайно не знаете, как фамилия того мужчины была? – Гарри достал из кармана купюру, обещанную соседке за откровенность, и прибавил к ней еще одну.

Женщина смутилась.

– Ну, вообще-то… – Поттер добавил еще одну бумажку. – Ладно. Знать мне это не нужно было, но уж больно любопытно, сами понимаете. – Поттер кивнул. – Короче, однажды у этого человека, когда он от Джейн уходил, письмо из кармана выпало. Я его подобрала, побежала следом, чтобы вернуть, а он за угол – и как сквозь землю провалился. Ну, у меня конверт и остался. Он такой интересный был, с сургучной печатью, и бумага будто искусственно состаренная.

Гарри снова открыл бумажник.

– Надеюсь, письмо все еще у вас?

***

– Ну что там?

Гермиона нахмурилась.

– Подожди. Хоть я и изучала руны в школе, но на работе мне эти знания редко нужны, так что я их порядком подзабыла. Кто вообще в наше время ведет переписку на древних языках?

Поттер улыбнулся и стянул с тарелки подруги печенье с шоколадной крошкой.

– Может, тот, кто не хочет, чтобы их письма читали неучи вроде меня?

Девушка ударила его по руке.

– На кухне возьми. Сначала говоришь, что у тебя нет времени на чай, а потом воруешь еду.

– Жадина. – Гарри без зазрения совести сунул печенье в рот и нетерпеливо поерзал на стуле. – Ну так что там?

Гермиона последний раз сверилась со словарем и протянула ему бумажку с переводом.

«Френсис,

Ваши попытки водить меня за нос одновременно нелепы и забавны. Настоятельно рекомендую вам поскорее вернуться домой и развеять скуку своей супруги, в противном случае я могу решить, что ваши маленькие забавы наносят мне ущерб.

С любовью,
Ауд Оттар»

Поттер почесал лоб.

– Кажется, я начинаю понимать, почему этот мужик гулял от своей жены.

– Да уж, – согласилась Гермиона. – Со стороны выглядит так, будто супруга держала его на правах комнатной собачки.

– Оттар… Не британская фамилия. Французская, что ли?

– Ну, если бы не имя Ауд, я бы так и предположила. Скорее всего, у этой дамы скандинавские корни.

Гарри задумался.

– Поищешь мне имя этой особы в архивах министерства?

– А чем твой подчиненный занят? – нахмурилась Гермиона. – Он же вроде любитель порыться в ветхих записях. Девочек из архива при одном упоминании его имени дрожь берет.

Поттер пожал плечами.

– Снейп сможет заняться этим только завтра. Сегодня у него детский день.

– В смысле?

– Маленькие Бэбиджи. Я же тебе рассказывал, что у девочки проблемы с сердцем, какая-то врожденная патология… Ну а ее старая бабка порядком закладывает за воротник и не всегда строго следит, чтобы малышка по часам принимала лекарства. Квалифицированная сиделка, которой Снейп платит, свалила на какое-то торжество, а замену нашли только на выходные. Так что сегодня Северус взял пару тряпок из моей коллекции прикидов для приманки неверных мужей и отправился играть роль медсестры.

Глаза Гермионы блеснули неприкрытым азартом.

– Снейп в колготках? Я должна это видеть.

– Ну, он же под оборотным, так что там нет ничего интересного. Хочешь экстрима – попроси Невилла устроить спарринг с боггартом.

– Не уверена, что он все еще боится Снейпа. К тому же вкус его бабули оставляет желать лучшего, – неискренне расстроилась Гермиона.

– Ну так с министерством поможешь?

– Куда я денусь…

Покидая гостеприимный дом Грейнджеров с пакетом вкусного печенья в руке, Поттер думал о том, что и сам не прочь прояснить пару вопросов. Например, узнать, как Снейп относится к детям, ненависти к которым не испытывает.


***

Сидеть в мантии-невидимке на узком подоконнике было скучно, да и не очень удобно. В дом он проскользнул, когда старуха, похожая на ведьму из пряничного домика, открыла дверь, чтобы забрать молоко. В маленьком коттедже Бэбиджей было чисто и на удивление тихо. Обычно дети шумят, играют в игры, но эти вели себя как две маленькие голодные мышки, грызущие чудом найденный сыр. Девочка выглядела худой и изможденной, она поморщилась, когда высокая сиделка в черном брючном костюме растворила в стакане порошок и заставила ее его выпить. Наверное, он был горький, потому что малышка даже расплакалась, но отказаться не посмела. Ее брат повел себя как настоящий маленький мужчина. Подошел к сестре и предложил:

– Хочешь, я ложку горчицы съем, чтобы мне тоже невкусно было?

Девочка улыбнулась, кулаком размазав по щекам слезы.

– Вы задание на лето сделали? – строго спросил Снейп паренька.

Тот вздохнул, вернулся за стол и начал что-то писать в клетчатой тетради. Подхватив девочку под мышки, профессор усадил ее на диван и включил по телевизору какой-то развивающий мультик для самых маленьких. Старуха недовольно нахмурилась и, плеснув себе в стакан виски, поплотнее закутала ноги линялым пледом.

– Уж не мучили б дитя. Все одно – господь к себе приберет.

Девочка не слышала слова бабки, подпевая яркому дракончику на экране. Зато они не ускользнули от мальчишки. Он так закусил ручку, что разгрыз колпачок, и по его губам потекли чернила.

Профессор вздохнул.

– Идите вымойте…

Мальчик взвился и заорал на старуху.

– Ты злая! Зачем ты взяла нас, если такая мерзкая? Только ради денег, которые дает тебе друг тети Черити? Вот увидишь, Лили непременно вылечат!

Услышав имя девочки, Гарри впился взглядом в лицо Снейпа, но оно не изменило своему равнодушию. Он только устало провел рукой по лбу.

– Не надо так кричать. Вы сестру напугаете.

Мальчишка виновато потупил глаза.

– Лили все равно будет здорова, даже если ей придется еще немного потерпеть. Она непременно поправится, слышите!

Старуха скривила беззубый рот.

– Ты еще мал и глуп, чтобы поучать меня, Алекс. – Она раздраженно взглянула на сиделку. – Что стоите столбом? Отведите его в ванну. За что вам только деньги платят?

– Конечно, миссис Бэбидж. – Профессор взял мальчика за руку и повел его из комнаты. Тот не сопротивлялся, но взгляд, брошенный им на бабку, был очень злым.

Девочка неожиданно перестала петь. Несколько раз глотнула ртом воздух, как выброшенная на берег моря рыба, и повалилась набок. Старуха, к удивлению Гарри, даже не пошевелилась. Только налила себе еще немного виски. У Поттера не было времени на раздумья, он громко крикнул:

– Сюда! – и, сбросив мантию, спрыгнул с подоконника. Его познания в колдомедицине были не слишком хороши. Все, что он смог, это поудобнее уложить девочку и пощупать ее холодный лоб, а Снейп уже с силой отшвырнул его в сторону.

– Аптечка на камине. Мне нужны шприц, вата и ампула из синей коробки.

Гарри бросился выполнять приказ. Открыв огромную шкатулку, он поразился обилию в ней лекарств. Судя по ярким ценникам, многие из них были очень дорогими. Поттер знал, что до того, как связаться с ним, Снейп вынужден был продать свой дом и браться за любую работу, которую ему предлагали лавки на Дрянн-аллее. Похоже, когда профессор принял его предложение, сказав: «У меня просто нет иного выхода», – в этом не было ни тени лжи.

– Синяя коробка! – громко крикнул Снейп, не оставляя ему времени на размышления.

– Вот. – Под аккомпанемент воплей старухи, верещавшей о бесовских выродках, вломившихся в ее дом, он вложил в протянутую ладонь Северуса лекарство. Пальцы того были холоднее, чем у больной девочки.

Разорвав упаковку, Снейп наполнил шприц и вполне профессионально поставил укол. Глядя на красные точки, испещрявшие руку девочки, Поттер испытал тошноту.

– Да не орите вы, – шикнул он на полоумную бабку. Та в ответ обложила его таким отборным матом, что Гарри ощутил острое желание если не выругаться в ответ, то пойти и зажать руками уши испуганного мальчишки с синими пятнами на подбородке. Тот вцепился в дверь так, словно боялся упасть.

– Это из-за того, что я ругался? – спросил он Гарри.

– Вряд ли. – Поттер подошел к нему и погладил по жестким каштановым волосам. – Не волнуйся, сейчас ей помогут.

Мальчик кивнул.

– Да, пожалуйста…

Некоторое время они молча наблюдали, как Снейп растирает руки девочки, пока та не начала дышать ровнее. Приступ постепенно прошел, и малышка самостоятельно села.

– Я отнесу ее наверх. Сейчас Лили лучше поспать.

Девочка покорно обняла шею «сиделки». Профессор, подхватив ее, вышел из комнаты, оставляя Гарри наедине с вопросом мальчика.

– А кто вы вообще такой?

Вместо Поттера ответила пьяная старуха.

– Как есть бес! Прямо из воздуха объявился.

Как ни странно, юного Алекса ее слова совсем не напугали.

– Значит, вы знакомый друга тети Черити?

– Дьяволовой шлюхи, ведьмы!

Похоже, угомонить бабку мог только новый стакан, и Гарри почти с безразличием смотрел, как она себе его наливает.

– Точно. У вас сегодня новая сиделка, вот меня и просили присмотреть. Пойдем на кухню, чаю попьем?

– Ага. – Кажется, ребенка магия не пугала. – Только миссис Фарминкс не новая. Она раньше часто у нас ночами оставалась.

Поттер подумал, что это логично: когда Снейпу не хватало средств, он, видимо, вынужден был экономить на медицинском персонале. Только зачем он ему лгал? Чтобы не давать лишних пояснений или это просто уже вошло у профессора в привычку?

– Ну, может, я не так понял…

– Наверное. – Мальчик повел его на кухню. Влез на маленькую приставную лесенку, доставая из шкафчика заварку. – Вам чай с молоком, мистер?..

– Поттер, но ты можешь звать меня Гарри. Нет, просто черный.

Этот странный ребенок даже коробку с чайными пакетиками выронил и с детской непосредственностью выпучил глаза.

– Тот самый Гарри Поттер?

– А?

Мальчишка кинулся подбирать заварку.

– Я говорю, это потрясающе. Тетя много о вас рассказывала. Какой вы клевый, как сражаетесь с Волдермортом…

– Волдемортом.

– Ну да. – Мальчишка поставил чайник и щелкнул электрозажигалкой. – Она вообще мне много рассказывала про Хогвартс, потому что однажды я должен был поехать туда учиться.

– Значит, у тебя есть способности?

Алекс гордо кивнул.

– Ага. Лет с пяти. Еще мама с папой были живы. Они заметили их и сказали, что, когда вырасту, я буду как тетя Черити.

– А сколько тебе сейчас?

– Десять, но я никогда не стану волшебником.

– Почему?

– Вы же видели нашу бабку. Разве сестричку с ней оставишь? Пока тетя была жива, у нас не было денег на сиделку, все уходили на лекарства, и Лили постоянно лежала в больницах. Не то чтобы ей там плохо было, но приступы случались еще чаще, чем сейчас. Дома все же лучше. И женщины, которые нам помогают, очень добрые и хорошие, но я все равно нужен сестренке, чтобы было с кем играть. Да и бабушка постоянно достает ее своими разговорами о боге и судьбе. Хотя когда сама прошлой зимой болела, что-то на небеса не торопилась. Каждый день таблетки пила. – Мальчишка Гарри понравился и своим упрямым характером, и тем, как по-хозяйски распоряжался на кухне. – Есть хотите?

У Поттера с утра в животе были только печенья Гермионы.

– Ага, хочу.

***

То, что он сделал, было ужасно. Поттер всегда знал, что однажды ударит Снейпа, только причины для такого поступка в его голове время от времени менялись. Но что значили месть за родителей или необходимость найти выход собственным чувствам против жизни маленькой девочки? Зачем ее было мучить?

Кровь на полу аляповатыми пятнами, его руки на чужой шее… Привычный порядок вещей был навсегда изменен. Не то чтобы Поттера пугала собственная темная сторона. Просто это было неправильно. То, что профессор даже руки не поднял, чтобы его остановить.

– Какого хрена? – Он решил немного сбросить накал собственных эмоций, выплеснув гнев с помощью крика и ругани. – Если дело только в деньгах, то неужели так сложно было их у меня попросить?! – Подчеркивая значимость собственных слов, он еще раз ударил Снейпа головой об пол. – Она же мучается, пока вы тешите свою гордость.

Северус закрыл лицо руками. Гарри не знал, что он старался скрыть – собственную усталость или вину.

– Я не буду ничего…

Гарри обрушил удар кулака на пол рядом с его виском.

– Нет, ты станешь делать так, как я велю. Сегодня же потащишь свою тощую задницу в банк и возьмешь из моего сейфа нужную сумму. Чтобы девчонка завтра же лежала в клинике и готовилась к операции, а ее брат был здесь, а не с полоумной бабкой.

Снейп тихо рассмеялся.

– А вы лучше? Бешеный, психованный, неуравновешенный…

В чем-то он, несомненно, был прав. Об этом, как ничто иное, свидетельствовали окровавленные костяшки пальцев Гарри. Поттер упал на пол рядом со Снейпом.

– Ладно, я ничем не лучше той долбаной старухи, но ты же другой. Возьми деньги, а? Просто возьми и сделай все как нужно. Мало мы с тобой в детстве распускали сопли по углам? Недостаточно нас двоих, чтобы этот мир уже, наконец, нахлебался дерьма? Просто засунь свою гордость в задницу и поступи правильно.

– Все не так просто. Магия не всегда лечит врожденные патологии. Волшебники хуже спартанцев, те слабых детей хоть сразу со скалы сбрасывали, а мы просто отказываем им в помощи. Сквибы не могут считаться полноценными членами общества, родственники магглорожденных волшебников не вправе получать лечение в Святого Мунго. Они должны жить и умереть по своим маггловским законам, и что при этом чувствует родственник, который не в силах помочь им, никого не волнует.

– Любой закон можно обойти.

Гарри накрыл руку Снейпа своей, тот не избежал прикосновения.

– Знаю. Но маги действительно не могут вылечить Лили. Нужна дорогостоящая операция. Ее сердце отказывает, а помощь зелий не слишком эффективна. Нужен донор. К сожалению, у девочки редкая группа крови, а когда гибнут дети ее возраста, их родители не часто соглашаются на донорство органов. У меня уже есть нужные деньги, только я не могу их использовать и вынужден тратиться на поддерживающую терапию. Черити Бэбидж еще при жизни поставила девочку на очередь, как только выяснилось, что без хирургического вмешательства уже не обойтись. Можно только ждать, Поттер…

– Почему мальчик об этом не знает?

– Ну, таково было решение его тетки. Она подумала, что Алексу проще бороться, чем чувствовать свою беспомощность. Он тяжело переживал смерть родителей, а тут еще болезнь окончательно подкосила сестру. Вот эта женщина и рассказывала ему сказки, помогавшие мальчишке ставить для себя цели в жизни. Он хотел стать колдомедиком, потом, когда понял, что магией его сестру не вылечить, стал отказывать себе во всем и копить деньги. Опять же, бабка, от которой нужно защищать девочку…

– Она опасна.

Снейп вздохнул.

– Я знаю. Но если ты считаешь, что оправданному убийце легко оформить опеку над детьми, то глубоко ошибаешься. Думаешь, я не пытался?

– А если я?

Снейп ухмыльнулся.

– Поттер, вы едва не были осуждены за сексуальные домогательства только потому, что у вас есть определенные пристрастия. Как думаете, после такого вам доверят воспитание мальчика? Так что я могу только молиться на эту гребаную старуху. Если ее не станет, детей заберут в приют, а я не уверен, что даже если тот окажется хорошим и у меня станут брать деньги на лечение Лили, ей там будет лучше, чем с братом.

Гарри, поддавшись порыву, склонился над Снейпом и поцеловал его руку, скрывавшую глаза.

– Дурак. У тебя есть я, а у меня – друзья. В большинстве своем они отличные. Мир вообще не без добрых людей. Я найду этим детям замечательный дом, а ты сможешь и дальше им помогать. Для этого тебе всего-то и нужно было, что поверить в меня. Ну попробуй… Улыбнись, а?

– Не могу.

Морщинка на лбу Снейпа выдала его сосредоточенность.

– Почему?

– У меня болят разбитые губы, и, кажется, нос сломан.

Гарри почувствовал себя ужасно виноватым.

– Я залечу? – Он потянулся за палочкой.

Снейп убрал руку. Что-то было такое в его глазах… Задумчивое и одновременно растерянное. Поттеру захотелось провести пальцами по его кровоточащим распухшим губам и признаться, наконец, в своем желании не только причинять этому человеку боль, но и защищать, самому перестав от него защищаться. Он наклонился, почувствовал чужое дыхание и чуть лизнул крохотную ранку в уголке рта.

– Никогда больше так не делай. – Снейп отстранил его и сел. – Пожалуй, с лечением я сам справлюсь.

Не делай что? Не делай как? Как «так»? Куча вопросов. Были даже ответы на них, множество, но среди них не затесалось ни одного верного.

– Теперь ты от меня уйдешь?

Северус встал и пошел в ванную.

– Пол вымой. – На пороге ванной он на минуту замер. – Поттер, а я к тебе приходил?