Дело оборотней

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ГП/СС
Жанр: драма, романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: «Почему я люблю его именно таким? Отчего люблю именно его?» Фик написан на фест «Выше только звезды» на «Астрономической башне».
Статус: Закончен
Выложен: 2011.06.05

 


Глава 10:

***

Нет, он не ошибся спальней. Скинул домашние туфли и рухнул на постель. Коктейль из дорогого алкоголя и усталости заставил Гарри обнять руками подушку.

Ему нравилась темнота. Лунный свет лился в окна, постель была мягкой... Гарри захлебнулся ощущением комфорта, ему всегда нравилось чувствовать себя хорошо из-за вещей, которые с ним происходили, а не из-за наличия в крови фальшивого источника тихой радости. Может, поэтому он так мало пил. Виски не делало его злее или агрессивнее. Наоборот, немного выпив, Поттер становился таким покладистым и тихим, что временами сам себя за это тихо ненавидел.

– Как же я устал от всего этого… – пожаловался он подушке, и она ему по-своему посочувствовала. Потому что приятно пахла зимним лесом, расфасованным по бутылочкам с кондиционером для белья.

– Идите к себе.

– Воняет.

– На диван.

– Там мне будет одиноко. Останься со мной, а?

– Зачем мне это?

– Не знаю. Чтобы спокойно спать по ночам.

– Я, наверное, давно сошел бы с ума, если бы видел сны. Еще одна причина, по которой я люблю темноту – кошмары не мучают меня по ночам. Вот при солнечном свете у них появляется воля. Мне нельзя думать, нельзя помнить, потому что я сам с упрямством мазохиста порождаю собственную боль. Я подскажу тебе правильные слова, Поттер. Я должен остаться, потому что ты лишаешь меня способности думать. Потому что рядом с тобой нельзя не жить.

Гарри улыбнулся в подушку.

– Боже, какой я классный…

- Ты отвратительный, потому что всегда и во всем спешишь. Я так не могу и не хочу этому учиться.

- Я подожду.

- Ложь. Терпение никогда не относилось к числу твоих талантов, поэтому у меня есть несколько условий.

- Слушаю.

- Полноправное партнерство, переезд, потому что я искренне ненавижу эту квартиру, маггловских соседей и чванливую обслугу. Никакой работы на министерство, если оно не фигурирует как частный заказчик. Не хочу иметь с властями ничего общего. Если вы еще раз решите выбить из меня «дурь», даже считая, что такая встряска имела смысл, я сначала применю к вам пару проклятий, а потом, возможно, скажу спасибо. И главное…

Что-то подсказывало Гарри, что в этом «и» кроется самое неприятное.

- Никакого секса? - Через минуту, не дождавшись ответа, он оторвал щеку от подушки.

Снейп оказался в неожиданной близости от него и снова отчего-то напомнил ребенка, разглядывающего любопытным взглядом едва сложенный бумажный самолетик. «Полетит - не полетит». Гарри тронул его щеку. Из-за того, что его новая кожа была еще слишком девственна на предмет прикосновений, кончики пальцев чувствовали каждый волосок едва пробивающейся щетины. Она у Снейпа росла не слишком равномерно. То колючие ежики, то крохотные голые пяточки.

- Интересно.

Северус потрогал его щеку, словно стараясь понять, что же в этом процессе такого занимательного, и закрыл глаза. Гарри последовал его примеру.
Видения, что родились под его веками, посещали его в последний раз в пубертатный период, когда Поттер целыми днями носил в памяти сочные похабные картинки, рожденные воображением. Немного ошарашенный напором собственного либидо, он постарался их погасить, но так стало только хуже, теперь его фантазию будоражили запахи. Аромат Снейпа был полон скорее терпкой, чем нежной сладости. Острые перечные ноты в нем кружили голову, горечь чая освежала. Гарри подался вперед, зарылся носом в тяжелые гладкие волосы и был не в состоянии вспомнить, почему называл их неприятными эпитетами вроде «вороньих перьев». Ему от этого беспамятства было хорошо. Почти не больно. Почти… Ночь - территория абсолютной свободы. Ты можешь быть кем угодно, например, блудливым котом, которого захлестнуло безумие весны. И губы, которые ищешь своими, - непременно мягкие, упругие и красивые. В темноте все кажется безупречным и волшебным, потому что от прикосновений к теплому, немного ленивому языку к горлу подступает горячий комок лета. Связки вибрируют, словно уговаривая сорвать голос в восторженном крике, ведь солнце - это всегда хорошо. Да-да, в зное нет ничего непреодолимого, он просто делает людей ленивыми и томными. Их движения неспешны, а мысли полны свободы. Летом тоже встречаются совершенно чудесные коты, а черные вообще смотрятся лучше других: их шкура горячее, а в узких зрачках прячется лукавство. Коты любят, чтобы их гладили, поэтому Гарри без зазрения совести дал волю своим ладоням. Позволил им скользнуть под майку с обжигающей надписью, погладить впалый живот, подняться вверх и приласкать пальцами соски. Снейп хмыкнул. Потом, наплевав на приличия, и вовсе рассмеялся. Наверное, тоже думал, что это бред, а в бреду все можно.

- Почему людям никогда не бывает щекотно, когда они сами себя трогают? Но стоит за дело взяться чужим рукам…

Гарри заткнул его рот поцелуем. К Мерлину все вопросы. Главное - продолжать этот опыт, пока никто из его участников не одумался. Тем более что прикосновения стали дарить совершенно новые ощущения, и они уже не казались забавными. Должно быть, то была осень с ее мистической способностью все окутывать туманом, делать мысли тяжелыми от сырости, а чувства - сверкающими, будто лужи. Потому что ласки стали дерзкими хлесткими дождями. И Гарри спешил. От них или за ними? Не так уж важно. Главное - дождаться зимы, того мига, когда взлетевшее на пик своего удовольствия сознание вдруг окажется окутанным мягким пушистым снегом, валяясь в котором, так чудесно остывать и забывать…

Пока тебя не толкнут в бок острым локтем и липкими от чужого семени руками не вернут от поэзии чувств к прозе жизни. И Снейп не будет таким… Сердитым монстром, вспомнившим, что сношения с людским родом для него - табу.

- Я первый в ванную комнату.

Черта с два. В доме отвратительно пахнет. Теперь, когда иллюзии развеялись, понимание того, что майку надо сжечь - неоспоримо. Вместе с кроватью… Только Снейпа из всего этого вынуть.

- Пошли спать в гостиницу.

- В разные номера.

- Все еще никакого секса?

- Никакой спешки.

Да. И аврората, и неравноправия, и урбанистических прелестей дизайна. Дело оборотней официально закрыто, но то, что впереди - новое, не оставляет сомнений. А насчет не забегать вперед… Ну не на месте же им топтаться, честное слово. Пилигримы без странствий не могут. Кингсли ошибся: в крови у Гарри была не работа, не жажда приключений или справедливости. Он искал себя, свой закон, свою истину, свою жизнь, своего человека. Эти знания нельзя было получить, не вступая в споры с судьбой, а значит, накричаться он успеет до хрипоты. Сегодня можно и прошептать:

- Ладно. Никакой спешки.




Конец