Одолжите мне канон на часок…

Бета: Jenny
Рейтинг: PG
Пейринг: автор команды Канон, бета команды Канон
Жанр: стеб
Отказ: Отказываемся от всего. Ибо канон.
Аннотация: Битва "Канон vs AU" на АБ, написан вне конкурса. Примечание автора: Этот стеб посвящается трудолюбию и самоотверженности всех бет команды Канон.
Статус: Закончен
Выложен: 2008.08.15

 
 


Автор в попытке начать писать свой текст изучает эпилог книги «Гарри Поттер и Дары Смерти».


цитата:
Осень в этом году наступила удивительно быстро, и по утрам хруст инея под ногами напоминал о спелых яблоках. Пар от дыхания сливался с клубами автомобильных выхлопов, и в этой серебристой мгле небольшая семья торопливо пересекала оживлённую трассу возле большого здания вокзала. Родители толкали перед собой два тяжёлых на вид чемодана, на каждом из которых громыхала клетка с недовольно ухающей совой. Маленькая рыжеволосая девочка застенчиво пряталась за спинами двоих братьев, сжимая руку отца.



Недоуменно смотрит на текст, перечитывает его еще раз и робко зовет:

– Бета?

Бета, одновременно вычитывая три текста, старается очередной призыв проигнорировать.

– Ну, бета…

Бета молча прячется за монитором.

– БЕЕЕЕЕЕЕЕТА!

Бета мысленно чертыхается.

– Тут я.

Автор довольно потирает ручки, а потом озадаченно интересуется:

– Слушай, а разве в сентябре в Англии иней бывает?

Бета, не отвлекаясь от работы:

– Да нет, вроде.

Автор, с умеренным злорадством:

– А в каноне написано…

Бета, автоматически, лишь бы от нее отцепились:

– Раз написано – значит, бывает. У них там 2017 год – может, к тому времени наступит глобальное похолодание.

Автор, мысленно сравнив Дж. К. Роулинг и Нострадамуса, вздрагивает, но быстро берет себя в руки и цепляется с новым вопросом.

– Слушай, а вот меня всегда волновало: у них что, вообще всем плевать на жестокое обращение с животными?

Бета обреченно вздыхает:

– В смысле?

Автор тянет плаксиво:

– Ну неужели там никому птичек не жаааалко? – и всхлипывает.

Бета ищет повод, чтобы от нее отцепились. Всхлип автора доказывает ей, что промолчать не удастся, и она авторитетно заявляет:

– Так ведь раннее утро там. "Гринпис" еще спит. Ты пиши…

Поздравив себя с удачным ответом, бета возвращается к работе. Автор, вздохнув и немного пофантазировав на тему сладко посапывающих экологических организаций, начинает бодро цокать по клавишам.


Холод на улице стоял такой, что невольно вспоминались дементоры в тот момент, когда они начинали грязно домогаться к ни в чем не повинным волшебникам и магглам. С тоской думалось о том, как много лет назад дети, садясь в поезд, даже мантии надевать не хотели, потому что в них было жарко. Но кто-то, должно быть, Мерлин в своей небесной канцелярии, решил, что человечеству живется слишком уж хорошо, и росчерком пера на пергаменте судьбы обрек Великобританию 2017 года на глобальное похолодание. Небольшая по меркам, разве что, Китая, но никак не страдающей от демографического кризиса Европы семья из пяти человек, толкая вперед два чемодана, на одном из которых подпрыгивала клетка с совой, пересекала оживленную трассу. Делали они это, надо сказать, в неположенном месте, но полисмену, попивающему обжигающий кофе и согревающему ладони о бумажный стаканчик, было лень бежать полквартала, чтобы выписать штраф. Поэтому он отвернулся в сторону, делая вид, что ничего не заметил, и тихо выругался в адрес богов Вуду, которым его семья поклонялась, даже перебравшись с острова Гаити в Англию, и коих данный страж порядка винил в дерьмовой погоде, внеплановом дежурстве и выговоре за опоздание, полученном накануне.

Семейству с чемоданами вообще в то утро везло неимоверно. По счастливой случайности рядом не оказалось ни одного радикально настроенного члена организации "Гринпис", а потому эта группа садистов, издевающихся над бедной птицей, не подверглась порицанию. Ведь, как всегда это случается, большинству спешащих по своим делам прохожих было искренне наплевать как на семью в целом, так и на тот факт, что заключенная в тюрьму из стальных прутьев сова относилась к вымирающему виду.

Думать в такое утро хотелось о глотке виски, способном согреть в непогоду, или о покинутых ранним утром уютных теплых постелях, но, видимо, по воле все того же Мерлина, окончательно спятившего у себя там, на небесах, приходилось размышлять о хрусте инея под ногами и спелых яблоках.


Автор, секунду полюбовавшись на творение своих рук, уже наученный горьким опытом, сразу заорал:

– БЕЕЕЕЕЕЕЕТА!

Бета, вздрогнув, обреченно вздохнула:

– Ну?

– Глянь.

Бета поглядела. В силу привычки – по косой, но потом, тихо выругавшись, начала читать внимательно.

– Дементоры?

– Творческое видение.

– Пристают к магам и магглам?

– Повышаем рейтинг. Нельзя же совсем без намека на секс.

– А почему полицейский – поклонник Вуду?

– Второстепенные персонажи тоже должны быть хорошо проработанными и иметь свою историю.

– С чего ты взяла, что улицу переходили не в том месте?

– Сверилась с картой автодорог Лондона.

– Откуда знаешь, что сова – вымирающий вид?

– Это попытка вызвать в читателях сочувствие и привлечь внимание к проблемам жестокого обращения с животными, – пояснил крайне гордый собой автор.

Бета, смешивая в бокале мартини с валидолом, вопросила:

– Ну а сравнение Дж. К. Роулинг с Мерлином?

– Я подумала, что с дьяволом – это будет перебор.

Бета залпом выпила содержимое бокала.

– Ладно, пиши дальше.

Автор, накручивая на пальчик локон:

– У меня есть еще несколько вопросов по тексту.

Бета, уже с полным осознанием собственной обреченности:

– Спрашивай.

Автор цитирует канон:


цитата:
Маленькая рыжеволосая девочка застенчиво пряталась за спинами двоих братьев, сжимая руку отца.
– Ещё чуть-чуть, и ты тоже сможешь поехать, – сказал ей Гарри.
– Целых два года! – Лили захныкала. – А я хочу прямо сейчас!



– Ну и что тебя здесь смущает?

– Да противная какая-то девчонка, – задумчиво высказался автор. – Ноет с утра пораньше. А папаша слишком терпеливый для человека, которого подняли в такую рань…

Бета, строго:

– Канон не извращать!

– Но переосмыслить-то можно?

Бета, сверившись с правилами битвы:

– Вроде, можно.

Автор, оживленно:

– Ну, так я пошла писать?

Бета, силясь вспомнить, не просрочен ли ее рецепт на прозак:

– Иди.

Автор, размяв пальцы, принялся за дело.


Маленькая рыжеволосая девочка застенчиво пряталась за спинами двух братьев, сжимая руку отца. На правах любимицы она ныла всю дорогу от машины, совершенно трезво рассудив, что если приложить немного усилий, то за то, что ее подняли в такую рань, а ехать в школу все равно не разрешают, можно будет в виде компенсации выклянчить себе новую модель детской метлы. Потом она станет хвастаться ею перед другом Хьюго, который, может быть, за право прокатиться на ней наконец согласится поиграть в доктора и кое-что ей показать за сараем около дома бабушки Молли.

– Ещё чуть-чуть, и ты тоже сможешь поехать, – увещевал ее мужчина, в котором вы бы без труда узнали постаревшего, но все еще довольно симпатичного героя магической Британии – хотя бы по очкам и наличию шрама. Как бы ни отрицал этот достойный представитель волшебного сообщества свою нелюбовь к популярности, предложение Гермионы Грейнджер сходить и сделать себе лазерную коррекцию зрения он отверг в категорической форме, как и все попытки супруги купить ему очки в менее нелепой оправе. Юношеский максимализм – хорошая вещь, но когда твой карьерный рост во многом зависит от былой славы, а у тебя на шее четыре рта и планы на каждую премию расписаны еще до ее получения, особенно скромничать отцу семейства негоже. Даже если в твоем хранилище в Гринготтсе достаточный запас галлеонов, вечно недоедавший мальчик из чулана не должен в зрелых годах становиться транжирой.

– Целых два года! – захныкала малышка Лили, не оставлявшая надежды о новой метле. – А я хочу прямо сейчас!

Ее отец предпочел промолчать. В его любимом стриптиз-клубе «Пьяный Единорог» в пятницу намечалась тематическая вечеринка «Парни и метлы», так что у героя магического мира не было сомнений, на что лучше потратить лишние деньги.


– БЕЕЕ…

– Тсс! Уже читаю, – бета растирает виски в попытке изгнать начинающуюся мигрень.

Автор нетерпеливо подрыгивает ножкой.

– Ну как?

Бета, натягивая пальто:

– Гениально. Ты пиши дальше, а я пойду в аптеку схожу. Мне надо.

Автор, участливо:

– Ты не заболела?

Бета, уже в дверях:

– Нет, Пьяный Единорог, мы совершенно здоровы и адекватны, – хлопает дверью.

Автор, мечтательно:

– Значит, ей понравилось!

Тут в его процесс самолюбования вторгается мысль о том, как его, уходя, назвали, и пару секунд он размышляет о мести в виде убийства в следующем своем фике особенно любимого бетой персонажа. Насладившись этими кровожадными планами, автор возвращается к работе и просматривает следующий отрывок канона.


цитата:
На вокзале ранние пассажиры с любопытством разглядывали сов, пока семейство пробиралось к барьеру между девятой и десятой платформами. Сквозь шум до Гарри донёсся голос Альбуса. Он, похоже, всё продолжал спорить со своим братом – за этим занятием они провели всё утро.



Автор крайне недовольно замечает:

– Определенно мерзкие детишки. Что они все время то ноют, то ругаются? Да и описания какие-то… Опять же, про жестокое обращение с животными ни строчки. В общем, на самом деле все было так.


Еще заспанные ранние пассажиры с некоторым недоумением разглядывали странную компанию мучителей пернатых и пытались проморгаться, чтобы выяснить, что это – глюк, сон или вот такая странная реальность, в которой на этих вандалов нет ни одного представителя уже упомянутой нами почтенной организации, которая ценит права животных выше капризов двуногих. Странное семейство на косые взгляды не реагировало и целенаправленно топало к барьеру между девятой и десятой платформами. Больше других не реагировали на окружающий мир двое мальчишек, переругивавшихся, судя по всему, с самого утра.


Автор удовлетворенно смотрит на текст.

– БЕЕ… – но тут вспоминает, что находится в одиночестве. – Ну ладно, подождем.


цитата:
– Неправда! Я не попаду в Слизерин!


Изучение еще одного фрагмента канона вышибает из автора слезу и рождает очередной творческий порыв.

– Нет, миленький, не попадешь!


– Неправда! Я не попаду в Слизерин! – возмущался из-за предположения брата юный Альбус. Мысль о том, что придется жить в сыром холодном подвале, входя в собственную гостиную через проход в стене, украшенной черепами, не вдохновляла его совершенно. В «Правдивой истории Хогвартса» авторства его любимой писательницы Риты Скитер, романы которой он вез с собой в школу, надеясь перечитать на досуге, было, конечно, написано много заманчивых историй про слизеринцев. В них даже описывалась какая-то сумасшедшая тайная вечеринка в конце обучения, но Альбус не слишком хорошо понял значение слова "оргия" и поэтому никак не мог решить, стоит ли такое событие постоянных соплей и кашля.


Автор любовно разглядывал строчки, радуясь тому, что и малыша он спас, и никак не опорочил любимых слизеринцев. Тихо скрипнула дверь.

– Ага! – торжествующе закричал автор.

– Попалась, – буркнула себе под нос бета и, опустив голову, пошла читать текст.

После пяти минут изучения очередного шедевра она вынула упаковку таблеток, но, передумав, мужественно отложила ее в сторону.

– Это очень…

– Новаторски? Убедительно? Правдиво? – помогал ей подобрать подходящий термин радостный автор.

Бета бросила взгляд на флакон с валидолом и остатки мартини. Смешивать сил уже не было, и она попробовала чередовать глотки.

– Пиши. Дальше.

Я это быстренько, – кивнул автор. – Там дальше Джинни, а я не люблю Джинни.

Представив, что автор может сделать с нелюбимым персонажем, бета уронила голову на руки и тихо заплакала.


цитата:
– Джеймс, отстань от него, – строго сказала Джинни.
– Я только предположил, что он может туда попасть, – ухмыльнувшись, Джеймс взглянул на младшего брата. – Что тут такого? Может, и в Слизерин…
Однако, поймав взгляд матери, Джеймс мгновенно умолк. В следующую минуту семейство Поттеров подошло к барьеру. Джеймс чуть насмешливо глянул через плечо на младших, затем взял у матери чемодан, бегом покатил его к барьеру и исчез.



– Ты мне ответишь за то, что Снарри – не канон. Вы все ответите! – злобно зашипел автор и взялся за дело.


– Джеймс, отстань от него, – строго сказала мать. Ее мысли в данный момент были далеки от ссоры ее детей. Она вспоминала, что утром смотрела, как поспешно одевается ее муж, и сердце ее лихорадочно билось. Дело было не в особой привлекательности супруга или каких-то редких достоинствах его все еще гибкой фигуры, о нет… Трепет миссис Поттер вызывали белые боксеры, украшенные рисунком в виде пританцовывающих мандрагор, на два размера больше, чем собственно зад ее рассеянного мужа. Никогда плохое зрение Гарри, как и его привычка сначала одеваться, а потом брать с тумбочки очки, не вызывали у нее такого радостного умиления. Правда, оставался важный вопрос: в чем ушел от нее Невилл Лонгботтом, заглянувший накануне, пока дети были у бабушки, а муж – на работе, если свои трусы он забыл на стуле с одеждой Гарри?

– Я только предположил, что он может туда попасть, – Джеймс Поттер продолжал доставать своего младшего брата, с ухмылкой предвкушая, что теперь это его излюбленное удовольствие будет доступно и в школе. Доводить крошку Ала до слез было даже приятнее, чем отрывать крылышки у мух и писать гостям в снятые у входа ботинки, сваливая все на собаку. – Что тут такого? Может, и в Слизерин…

Впрочем, взгляд матери заставил Джеймса замолчать, в конце концов, утром она, застав его на месте преступления, не сообщила отцу, что некто пытался стащить его мантию-невидимку и тайком увезти в школу. Приходилось притворяться паинькой, чтобы не получить по шее перед самым отъездом. Решив все же держаться от источника потенциальной угрозы подальше, он забрал у матери чемодан и, бросив насмешливый взгляд на малышню, покатил его к барьеру и исчез.


– Беточка, – автор протянул несчастной платочек. – Тебе тоже птичек жалко?

Бета протерла покрасневшие глаза и солгала:

– Очень.

– Вот, – бездушный автор сунул ей под нос текст. – Почитай, может, порадуешься?

Бета взялась за дело, решив, правда, для страховки скушать все же одну таблеточку.

– А что… Ничего так, – выпитое давало о себе знать. – Гламурненько.

– Правда?

– Угу. – Бета закурила, пуская дым колечками. Она отчего-то вспомнила, что, по сути, красивая женщина. Может, в силу того, что у нее появилось устойчивое ощущение, что ее только что отымели.


цитата:
– Вы ведь будете мне писать? – тут же спросил Альбус, пользуясь отсутствием брата.
– Каждый день, если хочешь, – ответила Джинни.
– Нет, только не каждый, – Альбус встревожился. – Джеймс говорит, большинству родители пишут раз в месяц, а то и реже.
– В прошлом году мы присылали Джеймсу по три письма в неделю, – Джинни улыбнулась.
– Так что не стоит верить всему, что твой брат рассказывает о Хогвартсе, – вставил Гарри. – Он любит пошутить.



– Дурацкий диалог, – сокрушался автор.

– Диалоги не тронь, – красивая женщина вспомнила, что она все же бета. – Диалоги – канон.

– Эх, – печально протянул автор и пошел творить дальше.


– Вы будете мне писать? – Альбус воспользовался отсутствием брата, чтобы привлечь к себе внимание родителей.

– Каждый день, если хочешь, – ответила Джинни, все еще погруженная в собственные тревоги и эротические фантазии, которые дошли как раз до того, что она представила пухлый зад профессора Лонгботтома в своем собственном кружевном белье. Такие мысли вызвали на ее лице нежную умиленную улыбку.

– Нет, только не каждый, – мысль о том, что ему придется отвечать на все эти многочисленные послания, привела маленького Ала в ужас. У него же совсем не останется время на уроки и чтение любимых книг. Мамочку срочно требовалось разубедить. – Джеймс говорит, большинству родители пишут раз в месяц, а то и реже.

– В прошлом году мы присылали Джеймсу по три письма в неделю, – Джинни улыбнулась, думая о том, что, возможно, у нее получится на следующей неделе отправиться в Хогсмид, прихватив с собой пару образчиков особенно откровенного белья, и посмотреть, так ли аппетитна получится в реальности картинка, что тревожит сейчас ее воображение.

– Так что не стоит верить всему, что твой брат рассказывает о Хогвартсе, – заметил мистер Гарри Поттер. – Он любит пошутить.

На самом деле его тревожило поведение старшего сына, и он решил, что надо непременно поразмыслить: употребить ли в качестве меры, способной отредактировать характер Джеймса, собственный ремень или уже пора обращаться к детскому психологу.


– Гы-гы… – фыркнула заглянувшая через плечо автора бета. Она только что поняла, что ее до конца жизни будет тошнить от словосочетания «эротические фантазии».

– Весело, – автор кивнул сам себе. – То ли еще будет! То ли еще будет!

– Ой-ёй-ёй? – предположила бета.

– И это тоже! – обнадежил автор. – Смотри, Роулинг дальше пишет:


цитата:
Бок о бок с сыном они толкали тележку, ускоряя шаг. Когда барьер приблизился, Альбус моргнул, но столкновения не произошло. Вместо этого вся семья оказалась на платформе девять и три четверти, тонувшей в облаке дыма из трубы алого Хогвартс-экспресса. Неясные силуэты людей едва угадывались в белой пелене, и через минуту Джеймс, юркнувший в туман, тоже исчез из виду.
– Где же они? – взволнованно спросил Альбус, вглядываясь в дымку.
– Мы их найдём, – успокоила его Джинни, и семейство зашагало по платформе.



– Ну?

– А мы вот так, и вот этак, – от напряженной умственной работы автор высунул кончик языка. – Ну, вот, по-моему, куда более живенько и реалистично получилось.


Семья Поттеров преодолела барьер, Альбус во время этой процедуры трусовато зажмурился, понадеявшись, что отец этого не заметит, а открыв глаза, обнаружил себя на окутанной туманом платформе. Вокруг сновали люди, больше похожие на размытые тени, натужно пыхтел старый красный паровоз, выглядевший так, словно был готов развалиться в любую минуту.

Воняло гарью и соляркой. Джеймс Поттер обернулся и, заметив направленный на него тяжелый и задумчивый взгляд отца, поспешил скрыться от греха подальше. Его маленький брат этому только обрадовался и начал смотреть по сторонам.

– Где же они?

– Мы их найдем, – сказала Джинни, разрываясь в выборе между розовым, сиреневым и черным вариантом неглиже. В розовом Невилл, скорее всего, был бы похож на аппетитную, но, увы, свинку; сиреневое, наверное, будет маловато, а черное стоит надеть самой и, может быть, прикупить плетку. Может, тогда и белье выбрать какое-нибудь совсем неприличное и докупить еще пушистые наручники? Она задумчиво шагала по платформе, прикидывая, во что обойдется постановка и понравится ли ее любовнику идея таких ролевых игр. Она надеялась, что понравится. В конце концов, не возражал же он, когда она разнообразила их отношения при помощи оборотного зелья. Было так забавно в образе собственного сексуального братца Билла хорошенько отыметь старушку Трелони. Она уже не помнила, чем на той неделе ей насолил брат, а Невиллу – предсказательница, но вечер был что надо.


– Реалистично? – бета поперхнулась второй таблеткой, которую пыталась разжевать.

– Конечно, – уверенно кивнул автор. – Если изучить статистику и книжки про отношения в браке после десяти лет совместной жизни, то…

– Не надо.

– Могу процитировать.

– Обойдусь.

Бета поняла, что не хочет, чтобы у нее появилось отвращение еще и к супружеской жизни.


цитата:
Пелена была почти непроницаемой, и узнать в ней кого-то казалось невозможным. Знакомые голоса, раздававшиеся со всех сторон, звучали непривычно громко. Гарри почудилось, что где-то рядом он слышит Перси, рассуждающего о новом уставе о мётлах, и он был рад, что можно спрятаться в тумане и не здороваться.



Решив, что уж такой небольшой кусок автор не извратит, бета на минутку отвернулась. Как выяснилось, зря. На мониторе красовались строки:


Туман вокруг стоял такой, что разглядеть знакомых было очень сложно. Гарри Поттер смотрел по сторонам, надеясь не столько на встречу со знакомыми, сколько не желая попадаться на глаза тем, с кем не хотел здороваться. А потому, вовремя услышав голос Перси, рассуждающего о новом уставе о метлах, заспешил вперед. По его глубокому убеждению, с метлами, а вернее, с их рукоятками Персивалю уже давно пора было завязывать, а то прогрессирующий геморрой, кажется, не добавлял ему ни терпимости, ни очарования.

Как любой супруг со стажем, мистер Поттер на дух не выносил некоторых родственников жены. Сначала он тихо возненавидел ее мать, стремившуюся изгадить их быт своими постоянными советами о том, какие рюшки нашить на шторы и сколько холестерина стоит скармливать мужу на завтрак, чтобы, если он склонен к инфаркту, решить с этим вопрос годам к сорока. Гарри Поттер не страдал сердечными заболеваниями и склонностью к ожирению и именно поэтому периодически бывал с тещей мил, особенно если она наведывалась в гости не чаще раза в месяц. Своего тестя он тоже не слишком уважал, ибо видел в нем образец собственной печальной участи: замученного заботами подкаблучника, так как с каждым годом его жена все больше походила на собственную матушку.


Все. Терпению беты пришел конец. Постучав автора по плечу, она тихо сказала заветные слова:

– А давай сделаем паузу. Нужно еще проверить текст на каноничность.

Автор, вопреки ее ожиданиям, жизнерадостно кивнул.

– Конечно, хотя я не понимаю, к чему тут можно придраться. Почти дословно канон переписали. Может, я еще попишу?

– После, – категорично отрезала бета. – После.

Пока автор пошел на кухню покурить, бета втихаря выложила текст автора в сообществе команды, приписав от себя: «Теперь вы сами видите, что фика на такую-то тему у нас нет. Срочно нужны добровольцы на замену».

Дайри, как ни странно, не тормозили, и запостилось все на удивление быстро. Бета ликовала, с надеждой поглядывая на перспективное слово «Комментарии», в ожидании, что с ней сейчас быстро согласятся, а значит, ее ждет внеплановый отпуск.

Команда тем временем изучала текст. Но, увы, у многих рецепт был давно отоварен, а прозак съеден, поэтому ее члены, уже собравшиеся было нажать на слово «Комментировать», только вздыхали и с воплем «Чур меня!» отдергивали руку, надеясь, что и на этот раз все решится как-то само собой.

Через неделю, когда до выкладки оставалось три дня, автор рвал на себе волосы, преданно глядя на бету.

– Но как же так! Ведь сроки поджимают…

Надо признать, что отсутствие гневных комментариев бету не очень волновало. Она верила в глубине души, что вселенский разум еще не впал в маразм, а значит, они будут, и эта работа на конкурс все же не попадет. Свой прозак она скормила автору и некоторое время наслаждалась покоем. Ее, конечно, беспокоило, что препарат кончился, но это, право, такие мелочи.

За двадцать четыре часа до выкладки она все же заволновалась и начала осторожно писать письма знакомым участникам команды с просьбой прокомментировать текст.

Ответы, которые ей пришли, повергли бету в шок. Ей показалось, что мир рушится ей на голову.

«А ничего так…»

«Если хорошенько отбетить текст…»

«Есть, конечно, замечания, но в целом…»

«Замены все равно нет, так что дописывайте. Мы верим в тебя, бета!»

«А что, гламурненько...»

– Ура! – запрыгал вокруг монитора автор, заглянувший ей через плечо. – Я говорил, что всем понравится!

– Писец, – бета, не сдаваясь, черкнула в ответ пару слов:

«Но как же так?»

На этот раз ждать ее не заставили. Но ответы были почти единодушными:

«Что делать. Будем основательно бетить».

Автор убежал изгаляться над когда-то любимой бетой книгой. Она вздохнула и пошла искать веревку. Когда нашла, отправилась в ванну за мылом, почему-то ностальгически выбрав земляничное.

– Вот! – автор вбежал на кухню, где бета, балансируя на табурете, сооружала петлю. – Я продолжение написал!

Бета прыгнула… На полу она выругалась и встала, потирая ушибленный бок. Наверно, стоило сначала надеть удавку на шею.

– Ну что ты там делала? – удивился автор. Творческая личность даже не огляделась по сторонам. – Но раз уж ты все равно освободилась, то пошли, я прочитаю тебе продолжение.

Схватив бедную бету за шиворот, автор, злодейски ухмыляясь, потащил ее к монитору.


Конец.