Почему я?

Бета: Toriya
Рейтинг: R
Пейринг:
Жанр: романс/приключения/фэнтэзи
Отказ:
Аннотация: Написана эта история мною лет пять назад для себя в тетрадочках. Естественно сейчас, набирая ее текст, я что–то меняю. Никакой высокой морали она не несет и написана, чтобы себя развлечь. Недавно наткнувшись на нее, я подумала – если мне самой она поднимает настроение, может, еще кому–то захочется ее прочесть?
Статус: Не закончен
Выложен: 2008.05.02



Глава 5:

Эллоэ я нашла в коридоре, он слонялся у двери в сад и выглядел немного осунувшимся.

- Эти стены меня убьют.

- Не преувеличивай. – Я открыла дверь, чтобы он хоть картинкой насладился. Эльф блаженно зажмурился. – Нужно кое-что обсудить.

Эллоэ не выказал желание с этим спорить.

- Нужно. Дракон уже насплетничал? – Я кивнула. – По-моему ты ведешь себя аморально, и мне не хотелась за тебя заступаться, но наше долгое соседство обязывало.

Он Вековечный, ну что с него взять. Дверь я, однако, тут же мстительно захлопнула.

- Аморально, говоришь?

Эльф выглядел так, словно пересилил себя.

- Несдержанно.

Я снова открыла дверь. Люблю немного поиздеваться над чванливыми эльфами в пределах разумного, разумеется.

- Ладно, ты прощен.

Его эта новость не слишком обрадовала.

- И все же я тебя не понимаю. Как можно якшаться с Темными? Вампиры, некроманты. У тебя нет чувства самосохранения и гордости.

Самосохранение имелось, а гордость за ненадобностью была некоторое время назад мною выброшена.

- Послушай, я не собираюсь обсуждать с тобой свой моральный облик.

- А стоило бы.

Ну, по его мнению, несомненно. Впрочем, ругаться настроения особого не было.

- Я подумаю об этом. А пока ответь мне на один вопрос. Ты видел почти все поединки. Что скажешь о некой Сетс? Ее, кажется, распределили во вторую группу.

Эллоэ нахмурился.

- И почему, спрашивается, ты все время интересуешься только какой-то мерзостью?

- В смысле?

- Она Медуза.

- Ничего себе. – Так. Я больше не ставлю на Некроманта ни одной монеты, потому что он не жилец. Медузы еще таинственнее, чем арахи. Их даже народом не назовешь, скорее, это одна малочисленная семья. Недалеко от острова Миражей есть храм, построенный на воде, который корабли обходят за многие мили, потому что именно там и живут Медузы. Они убивают взглядом, в котором заключена такая концентрация магии, что от него невозможно защитится. Я слышала байку, что один Великий, решивший испытать свои силы, бросил вызов Медузе в надежде отгородится от нее заклятьем зеркального щита, больше о нем никто не слышал, так что можно предположить, что идея провалилась. – А она использовала Взгляд в поединке? – Мне было очень любопытно, как это смотрелось со стороны.

Эльф покачал головой.

- При таком скоплении народа? Это было бы массовым убийством. – Ладно, беру свои слова назад - парой гномьих монет я теоретически рискнуть готова. У Некроманта есть крохотный шанс, если испытания снова будут публичными. Эллоэ прервал ход моих мыслей. – А с чего это тебе любопытно?

Я пожала плечами.

- Да так… Просто кто-то упомянул, что она довольно сильный противник, и я решила уточнить.

Эльф сказал нечто неожиданное, поморщившись при этом, будто само упоминание о Темных его раздражало.

- Должно быть, этот твой вампир.

Я удавилась.

- Алихандро? С чего бы ему говорить о какой-то Сетс?

- Ну, я с ним естественно не то что обсуждать что-либо, говорить бы не стал, а вот Диадра более миролюбива. Он спросил ее кто и как прошел поединки, и она рассказала. – В устах эльфа это прозвучало, как обвинение в смертном грехе. – Когда она упомянула Медузу, вампир заметил, что наслышан о ней от своего соседа по комнате. Они вроде бы старые знакомые.

Все более странное стечение обстоятельств. Мои мысли расползались прочь, как муравьи, в жилище которых ткнули зажженным факелом. Все со всеми знакомы, вот только очень трудно постичь природу этого взаимодействия. Дракон и Медуза? Огненный и водная. Ну-ну.

- Вот даже как…

Эльф кивнул.

- Так.

Я распрощалась с ним, оставив Эллоэ томиться у двери, и оправилась в гости к вампиру. Что-то в поведении Алихандро меня смущало. Я никак не могла понять, откуда появилось это его огромное расположение ко мне. Навязчивая забота настораживает меня больше чем отсутствие внимания.

Увы, Алихандро на месте не оказалась, зато мне открыл Дагар, и выглядел он довольно миролюбиво. Может, единственный, кто вызывал у него негативные эмоции - Снежная лавина?

- Простите, что побеспокоила, мне нужен был граф Мадисобар.

Дракон кивнул, пропуская меня в комнату.

- Заходите, он, наверное, скоро вернется с занятий.

Я решила воспользоваться приглашением. Их комната практически ничем не отличалась от нашей скромной обители, только вместо одной из кроватей стоял гроб да письменный стол был завален кучей каких-то колб, реторт и амулетов. Судя по тому, что я знала об Алихандро, это были отнюдь не его игрушки, хотя все они выглядели дорогими и перенасыщенными магией.

- Увлекаетесь алхимией?

Дагар покачал головой.

- Не совсем, только некоторыми ее направлениями. Меня интересуют все способы передачи магии.

- Интересное хобби.

- Скорее полезное. - Он жестом предложил мне единственный стул. Я села. – Выпьете со мной? Или, может быть, травяного чаю?

Я улыбнулась.

- Еще скажите с булочкой.

Он нахмурился.

- Ну, булочка это вряд ли. Могу предложить вяленое мясо и лепешки, если такое скудное угощение подойдет.

Мой желудок заурчал от голода, демонстрируя, что я ничего не имею против такой трапезы. Дагар счел это ответом и, подойдя к шкафу, извлек бутылку той чудеснейшей крепкой настойки на травах, что так любима драконами. Срок ее изготовления - почти тридцать лет, в трактирах даже стаканчик стоит бешеных денег. Я аккуратно сдвинула его колбы, освобождая часть стола, и щедрый хозяин добавил к выпивке обещанное мясо, обсыпанное специями, которое испускало аппетитный аромат, тонкие лепешки, немного подогретые на ладони, финики и крохотные сладкие сочные яблочки.

- Это самое великолепное предложение, которое мне сегодня поступало.

Он улыбнулся.

- Есть еще козий сыр, будете?

- Несомненно. - Дракон выложил сыр и флягу с кислым соком. Он сел на кровать и плеснул настойку в два стакана. - Присоединитесь?

Дагар покачал головой.

- Если честно, я уже ужинал. За встречу?

- С удовольствием. - Мы чокнулись стаканами. Напиток был божественен, я немного покатала его на языке, и убедилось, что он стоит всех тех денег, что за него просят. Стоило проглотить, по венам разлилось тепло, и уставшее тело будто снова налилось силой. – Откуда такая роскошь?

Дракон на мой вопрос как ни странно ответил.

- Из дома захватил. Как бы ни нравилось представителям Охраны льстить себя надеждой о таинстве испытаний, у многих есть тут друзья или родственники, намучившись в свое время, они не желают этого своим близким и могут намекнуть, что бы в этом замке пригодилось. Уверен, не я один такой запасливый.

Я кивнула.

- Жаль, что сама не заводила в свое время таких полезных знакомств.

Он пожал плечами.

- Ну что уж теперь. Будет нужда, заходите ко мне в гости.

- Не премину воспользоваться приглашением. - Обслуживание тут было на порядок выше, чем у Некроманта, да и неплохо иметь альтернативный источник питания.

Дагар разглядывал меня с интересом, который не считал нужным скрывать.

- Значит, вы факир? – Что-то подсказывало, что он в это не очень верит.

- Не похожа?

Дракон пожал плечами.

- Ну отчего же, при определенной оценке ваших способностей можно сделать такое предположение, и я не стал бы сомневаться, если бы не одно забавное обстоятельство. Когда мы встречались в прошлый раз, вы пытались всех убедить, что являетесь шаманом, и это тоже не вызывало особых сомнений.

- Мы знакомы? – Я, как ни старалась, не могла вспомнить, чтобы судьба сводила нас раньше.

- Лично нет. Видите ли, в силу стечения обстоятельств, я несколько лет управлял боевым подразделением дома Огненных драконов, занимающимся охраной наших территорий. Однажды ко мне пришли надсмотрщики и доложили о странном инциденте в темницах. Женщина, задержанная за попытку осквернения могил, была подвергнута пытке стихиями. Она длилась не больше трех минут вместо положенных ей по приговору пятнадцати, потому что потом сработала ее защитная печать, и палача просто отбросило в сторону. Поймите мое любопытство. Охранную печать, способную противостоять чистой магии стихий, встретишь не часто, мне стало интересно, и я пошел взглянуть на задержанную. Это были вы.

А зачем отрицать, я полностью отсидела свой срок за то поступление.

- Я.

Он кивнул.

- Вот мне и любопытно, кто же вы на самом деле?

Знала бы, может, даже и ответила, а так - пожала плечами.

- В женщине должна быть загадка.

Он не стал спорить и улыбнулся.

- Главное, чтобы их было не слишком много.

Разумное замечание. Я с загадочностью перебарщивать не собиралась.

- Тоже верно. – Вообще этот дракон был вполне сносным собеседником, мне нравилась его манера держаться с достоинством и отсутствие суетливости. Он был, наверное, несколько моложе, чем показался мне с самого начала, сейчас, изменив своей обычной прическе и просто распустив волосы по плечам, он выглядел, как повелитель, утомленный заботами о делах своего народа. В нем было то достоинство, которое сразу позволяло понять - это человек, обладающий властью, и он имеет все основания гордиться своими предками, но не унижает себя откровенной демонстрацией собственной значимости. Ему это просто не нужно. Я бы посоветовала Алихандро немного усовершенствовать свои манеры, имея рядом такой пример. Первое мое впечатление о нем и его заносчивости стало манятся в лучшую сторону, особенно импонировало, что он совершенно не смущался задавать вопросы в лоб.

- Слышал, вы подружились с Некромантом?

- Слышала, вы выразили свое неодобрение данным фактом. Расовые предрассудки?

Он улыбнулся, продемонстрировав в очередной раз крепкие белые зубы. Все же, несмотря на довольно резкие и суровые черты лица, я решила, что нахожу его красивым. Если пользоваться терминологией пирата Гельбиса, его физиология полностью подходила особи моего вида.

- И они тоже. Всегда считал, что схожесть используемых сил - неплохая основа для взаимовыгодного сотрудничества, но, наверное, главная причина моего отвращения в том, что я немного знаком именно с этим представителем расы Некромантов, и он вызывает у меня острую неприязнь.

Мне стало любопытно.

- Он нанес вам какую-то обиду?

- Нет, просто я имел сомнительное удовольствие выслушать некоторые его идеи.

- При каких обстоятельствах?

Дракон встал, заметив, что я наелась и, убрав остатки еды, разлил по стакан спиртное. Когда он снова сел на кровать, устроившись еще более вальяжно, я поняла по прикованному к моему лицу взгляду, что он не старается что-то скрыть, скорее, просто выбирает, что важно, а что не достойно упоминания.

- Вы хоть немного интересуетесь политикой?

Я покачала головой.

- Если честно, то совершенно не интересуюсь.

- Я почему-то так и подумал, вы больше похожи на человека, всецело сосредоточенного на собственных интересах. Что ж, тогда позвольте я кое-что проясню. Двадцать лет назад отец нашего общего знакомого Алихандро - Сальвадор Мадисобар - собрал в своем замке общий совет кланов, чтобы обсудить назревшее у многих недовольство Законом и действиями тех, кто его осуществляет - Охраной. Такие бунты случаются довольно часто, минимум раз в сто лет, и провоцируют их обычно те кланы, которым трудно существовать без пересечения границы. Вампирам нужна свежая кровь, а там ее в избытке, как и рабов, которых можно привести с собой и долгое время жить за их счет. Естественно они хотят иметь больше возможностей бывать там, как оборотни, как некроманты и темные эльфы, охочие до незащищенной плоти или жизненной энергии. Мы, средние стихийные кланы, обычно более рациональны в своих потребностях, и закон нам не слишком мешает, хотя его ограничения не всем приятны. Повелители морей и русалки не отказались бы от новых неисследованных океанов. Гномы и гоблины - от неосвоенной земли. Факиры от пустынь, пантеры и оборотни от джунглей. Мы - Огненные драконы - не против иметь в своем распоряжении больше неба, как, впрочем, думаю, и Ледяные, как бы не претило мне хоть в чем-то нас сравнивать. Шаманам всегда будет мало заснеженных просторов, и этот список можно продолжать до бесконечности. Всем всегда довольны только светлые. Но даже им нравится смотреть на жизнь в ее не измененной магией форме, и они предпочитают иметь от существующей власти какие-то гарантии по сохранению стабильного положения вещей и совсем не прочь сосредоточить ее в своих руках, чтобы добиться этого. Все всегда так или иначе сводится к власти. То, что она узурпирована Охраной и только ложа верховных рыцарей знает все не только о природе границы, но и насколько она нерушима, бесит многих. Закон не так уж плох, но некоторые время от времени задаются вопросом, а верно ли им распоряжаются.

Я кивнула.

- В том, что вы сказали, нет ничего нового.

- Мы просто до этого пока не дошли. Сальвадор Мадисобар, объявляя общий сбор, и видимо, рассчитывая привлечь к этому совету внимание, заявил, что знает природу управления границей и имеет сведения о том, что на той стороне некоторые из кланов предприняли меры, чтобы нарушить существующее положение вещей.

- Кто-то сказал лишнее?

Дагар рассмеялся, взглянув на меня с легким укором.

- О, когда речь идет о таких заявлениях, лично я в случайности не верю. Они, конечно, возникают иногда, но это не тот вариант. Граф действительно многое знает, но я полагаю, что не в везении или болтливости тут дело. Кто-то намеренно его этим знанием озадачил. В попытке обесценить закон Мадисобар во всеуслышание обвинил Некромантов. На общем совете он не озвучил имеющиеся в его распоряжении факты, но это никого не удивило. Делиться у нас не любят, а если и делают это, то в кулуарах, награждая знанием только своих сторонников. Приходится либо поверить в слова «Есть доказательства» и войти в число заговорщиков, либо, подвергнув этот факт сомнению, оставить все как есть.

- И какой путь выбрали лично вы?

Он улыбнулся.

- Лично меня не существует в данном споре, вы могли бы уточнить, что решил Дом Огненных драконов.

- И что он решил?

- Проявить любопытство.

Я была удивлена такой откровенностью.

- Значит, вы заговорщик?

- Не совсем, скорее просто преследую свои цели. Оглядитесь вокруг. У кого здесь их нет? Думаете, граф просто приехал поразвлечься? Или Ледяной Ветер ни с того ни с сего прислал своего отпрыска? Ну и конечно Некромант…

- А что Некромант?

Дракон задумался.

- Скажем так, пока глава его клана отрицал все нападки со стороны вампиров, этот милый представитель нежити во всеуслышание призывал к анархии.

Разнообразие взглядов угнетало. Некромант не выглядел особенно озабоченным политикой, когда мы с ним ее обсуждали.

- Он сумасшедший?

- Нет, не думаю. Скорее всего, этот человек отдает себе отчет в том, что говорит, меня беспокоит, что я не знаю, зачем ему понадобились такие громкие заявления?

Нашу почти дружескую беседу прервало появление вампира. Граф, вернувшийся с тренировки, выразил восторг от моего присутствия в своей манере.

- Дорогая, у тебя чудная привычка наносить визиты мужчинам. – Он поцеловал мне руку. – Ты самая обсуждаемая персона.

- Ты хотел сказать осуждаемая?

Алихандро кивнул.

- И это тоже, хотя за то, что зашла навестить меня, бранить тебя не стану.

Его появление, как ни странно, свело беседу к легкой непринужденной болтовне, которой дракон, судя по всему, не увлекался. В итоге я ничего не узнала о таинственной Сетс и была озадачена вопросом, какие цели преследуют те, кто меня окружает. Политика это ведь всегда очень опасно, тут единственный выход - держаться в стороне и стараться ни во что не ввязываться. У меня своих забот хватает.

***

По пути в свою комнату я заглянула к Некроманту, но того на месте не оказалась, мне открыла принцесса гномов.

- Нет его, - буркнула она

С нею мы, похоже, не подружимся, а ведь я хотела узнать, не видела ли она, кто выхолодил из мужской купальни.

- Вообще-то, я к тебе. Войти можно?

Она пошла на поводу у своего любопытства.

- Заходи. Что нужно?

Я пожала плечами.

- Может, просто поболтать?

- Не заливай. Я голодная, злая и спать хочу, так что говори по делу, болтать приходи завтра.

Я вынула из кармана пару яблок, которые стащила у Дракона.

- Будешь?

Принцесса гномов вырвала их с такой скоростью, что я решила, что переплатила. Она стала бы более миролюбивой всего за одно яблоко.

- Где взяла? – полюбопытствовала Трилла.

- В саду, - солгала я, не собираясь выдавать свои источники.

- Врешь, - констатировала принцесса гномов, садясь на кровать и захрустев яблоком. – Мы с Марой как-то ночью весь сад облазили, нет там фруктовых деревьев. А вообще, это несправедливо! Одни все знали и втихаря объедаются, а я голодаю.

- Это кто так хорошо снабжен?

Она фыркнула.

- Да хоть ты. И жизнерадостный вампирский Граф, а слуги у нас пока вроде не пропадали. Его не только кормят, он еще и в другую часть замка ходит.

Я села напротив. Вот это была интересная новость.

- Не поняла? – Я провоцировала объяснения.

- А что тут непонятного? Пока я ждала, когда вы с моим соседом по комнате наплещитесь в купальне, видела, как он вышел из соседней двери, и не один, а с каким-то рыцарем из верховной ложи. Лица я не разглядела, он накинул капюшон, но, наверное, это его дядя, которым граф так хвастается. А потом я видела, как ночью в саду он подошел к стене, которая ведет в башню, нажал на какой-то камень и вошел внутрь.

Алихандро так откровенно нарушал правила?

- И многим ты об этом рассказала?

Трилла покачала головой.

- Ты что, я не сплетница.

Значит, многим. Впрочем, мне жаловаться на болтливость Триллы было грех.

- Так, где все же твой сосед? Для занятий уже вроде поздно.

Принцесса гномов хмыкнула.

- Так и знала, что ты только им и интересуешься. Понятия не имею, где его носит, он вообще не ночевал, но меня это, если откровенно, нисколько не печалит.

Честно говоря, меня, в отличие от нее, волновало, где может быть Некромант. Может, ему тоже есть кого навещать в замке, или интрижку себе завел? Последнее меня не интересовало, но вот если он замешан в политических играх, то мне, наверное, стоит его избегать, как, впрочем, и Дагара, и Алихандро, и… А вот Лавину опасаться не хотелось, даже не знаю почему. Интуиция меня редко подводит, а сейчас она подсказывала, что сын Ветра мне не враг.

- Ладно, я пойду.

Задерживать меня принцесса не стала, и я вышла в коридор и пошла к себе, этот день больше не был богат на события, как, впрочем, и вся неделя, что за ним последовала. Некроманта я больше не видела, хотя Ледяная лавина говорил, что у них было одно совместное занятие. Может, он избегал меня, и его нежелание отвечать на мой вопрос было сильнее потребности узнать, кто такая Сетс? Поскольку мне торопиться было некуда, я его не выслеживала, благодаря Дагару с питанием у меня все обстояло неплохо, и не только с ним. Мы вместе проводили достаточно много времени. Он отлично фехтовал, мои занятия были однообразными и скучными, но справлялась я на них с каждым днем все лучше, к неудовольствию своего наставника, так что силы на то, чтобы немного поупражняться, оставались. Как учил меня Ветер, тому, кто хочет хорошо владеть мечом, нужна постоянная практика, и Дагар, видимо, придерживался того же мнения. О политике мы больше не говорили и, скорее всего, не в силу того, что я в этом качестве как не очень заинтересованный собеседник потеряла для него интерес, просто Алихандро нам прохода не давал и вел себя, если честно, довольно странно. Стоило мне встретиться с драконом, он вырастал будто из-под земли и сопровождал нас повсюду. Если бы я была склонна хоть немного себе льстить, решила бы, что он ревнует. Именно к такому выводу пришла общественность в лице принцессы Триллы и ее подружки ведьмы. Их сплетни привели к тому, что у нас с Дагарам появилось даже два преследователя. У самовлюбленной Шемии явно были далеко идущие планы на счет Огненного дракона, и она совершенно не пыталась их скрыть. Увы, немногословного сдержанного Дагара ее общество раздражало даже больше, чем меня.

- Никогда не видел более пустой и навязчивой девицы.

Из этого его заявления я сделала вывод, что леди-факир ничего не светит. Общаться в ее присутствии вообще было невозможно, она встревала в любой разговор со своим мнением и могла часами рассуждать на тему, о которой даже понятия не имела, поэтому была еще худшей карой, чем Алихандро - с ним хоть можно было обсудить погоду, магию и новые модные тенденции. И все же поведение вампира смущало, мне начинало казаться, что он отчего-то опасается, что мы с Дагаром можем сблизиться. Всегда замечала, что когда мне пытаются навязать какое-то поведение, я становлюсь строптивой и стараюсь существующее положение вещей нарушить. Мне хотелось побыть с драконом наедине, это уже походило на одержимость, словно такое свидание и, правда, было бы для меня чем-то значимым. Дагар, похоже, чувствовал что-то похожее, потому что после вечера, в очередной раз проведенного в компании с ним и Алихандро, я обнаружила в своем кармане записку.

«Прогулка ночью в саду интересует? Я за вами зайду»

Интересовала. И я даже пребывала в каком-то легком возбуждении, что отметил мой сосед по комнате, поверх книги наблюдающий, как я уже пять минут выбирала между двумя белыми рубашками.

- Неужели свидание?

Пожала плечами.

- Все может быть.

Он перестал притворяться читающим.

- И кто все же выиграл гонку? Сногсшибательный, но слишком надменный дракон или обаятельный, но легкомысленный вампир?

Я фыркнула.

- Вот только не уподобляйся принцессе Трилле.

- Ну расскажи, мне же интересно. – В одном ему нельзя было отказать - в уважении, все сказанное в этой комнате в ней и оставалась.

- Дракон.

Лавина выглядел так, словно я сказала какую-то глупость.

- Быть этого не может.

Такая реакция меня озадачила.

- Почему?

Мой сосед отвернулся к стене.

- Ладно, не бери в голову.

- Поздно. Теперь уже мне любопытно.

Он задумался, а потом махнул рукой, видимо решившись.

- Ладно. Ну, ты можешь не верить, но мне показалась, что он предпочитает представителей своего пола.

Вот это заявление. Поверить сказанному было довольно сложно. Женщина чувствует, когда с ней флиртуют. В нашем общении с Дагаром легкий оттенок ухаживаний присутствовал.

- Вряд ли. – Лавина, как ни странно выглядел убежденным, и я уточнила. – Или это проверенная информация?

- Как она может быть проверенной? Разве кто-то из драконов признается в таком? – Лавина отчего-то сорвался на запальчивость. - Нас и так осталось не слишком много, и мужеложство - страшный грех, потому что мешает появлению потомства. Мы не друиды, чтобы воспевать любовь во всех ее правлениях, нам подавай здоровых сыновей. Знаешь, в каком шоке был отец, когда я рассказал ему о себе? Он и в Охрану меня отправил, потому что не видел иного способа позволить мне жить так, как я хочу, и при этом не опозорить семью! – поняв, что он сказал, молодой дракон смутился и покраснел. – Я собирался тебе рассказать, просто повода не было. Я не стесняюсь быть собой. – Он виновато потупился. – Тебя это сильно смущает?

Не слишком приятно было соглашаться с мнением друидов, но тут они были правы. Каждый имел право спать с тем, с кем ему хочется.

- Меня это совершенно не смущает, но почему ты решил, что Дагар такой же?

Лавина пожал плечами.

- Назови это интуицией. Мне кажется, я привожу его в такое бешенство, потому что не слишком сильно притворяюсь, а он привык во всем следовать законам своего дома.

- Или потому что Ледяные и Огненные враждуют со времен основания мира.

Лавина с улыбой кивнул.

- Ну да, или поэтому. – Мне вдруг стало очень приятно от того, что он мой сосед. Давно я не хотела смеяться, а тут расхохоталась до слез и запустила в него рубашкой. Он в ответ метнул в меня подушку… Полчаса я дурачилась, как не подобает женщине в моем почтенном возрасте, и почти забыла о запланированном свидании с Дагаром, пока он не постучал в дверь.

Огненный дракон оглядел разбросанные вещи и мое раскрасневшиеся лицо. Он скривился, даже не поприветствовав моего соседа.

- Надеюсь, это не значит, что вам не хочется пойти на прогулку?

- Не значит, - улыбнулась я. Мне почему-то совершенно расхотелось принаряжаться. – Идемте.

- Здравствуйте, - улыбнулся Лавина.

Дагар отвернулся от него и вышел из комнаты. Ледяной дракон проказливо мне подмигнул и показал язык.

- Как вы живете с этим навязчивым неразумным выскочкой? - спросил мой спутник, едва мы оказались в коридоре.

- Даже с удовольствием, - не сочла нужным врать я. – Почему он вас так раздражает?

- Непримиримые клановые противоречия в качестве объяснения подойдут?

- Не слишком. Разве все мы тут не отрезанные ломти?

Дагар пожал плечами.

- Может, однажды и станем, а пока я живу по этим законом чуть больше недели, а в рамках своего дома прожил четыреста лет. Слишком маленький срок, чтобы переставить приоритеты, не находите?

Я согласилась.

- Нахожу.

Пришлось смириться с тем, что этот воин никаких шокирующих признаний делать не станет.

- Вот и отлично, тогда может, поговорим на более приятную тему?

- И о чем же?

Он пожал плечами и распахнул дверь в сад.

- О нас, может быть?

Значит, все-таки свидание. Как ни странно, этот факт меня почему-то разочаровал. Спрашивается, почему я всю неделю стремилась побыть с ним наедине? На меня вряд ли повлияли слова Лавины, просто с запретными плодами всегда так - на вкус они обычно куда менее заманчивы, чем мы рассчитываем. Но он был достаточно привлекателен, чтобы довести эту партию до конца. Может быть, хотя бы выясню его предпочтения?

- Хорошо, и что в нас требует обсуждения?

Он взял меня под руку, и мы пошли по дорожке. Ночь была лунной, романтично, конечно, но меня всегда несколько настораживала темнота. Я не отличаюсь зрением вампиров, темных эльфов или разного рода оборотней, а шансы что к тебе незаметно подкрадутся, ночью намного увеличиваются.

Дракон остановился.

- Из достоверного источника мне известно, что завтра нам откроют доступ в трапезную и у вас отпадет необходимость наносить мне частные визиты. Но, несмотря на то, что нашему общению в данный момент несколько мешают ваши или, вернее, наши поклонники, я хотел бы его продолжить, возможно, даже весьма категорично обозначив нас с вами как пару. – Самое равнодушное признание в моей жизни. Он, видимо, тоже решил, что несколько переборщил с рассудочностью, потому что положил мне руки на плечи. – Вы мне нравитесь, Ева, и я не хочу, чтобы нам кто-то препятствовал развивать взаимный интерес. Что скажете? Давайте будем вместе, обозначив это, и станем отсылать, каждого, кто попытается нам помешать.

Он был красивым, умным и здравомыслящим, но все это казалось настолько не моим, что тут же возникло желание отослать подальше самого Дагара. Даже предложение уединиться в ближайших кустах я восприняла бы, наверное, с меньшей иронией, чем это хорошо продуманное признание. Может, со мной что-то не так? У него связи, он могущественен и может сильно облегчить мне пребывание в данных стенах. Я не невинная девица, бывало, мужчины могли предложить мне куда меньшую выгоду от связи с ними, а я отчего-то хотела только одного - сбежать.

Увы, судьба, видимо, решила в очередной раз усложнить мне жизнь. За спиной Дагара скрипнула дверь в замок, и я увидела в потоке вырвавшегося из нее света Некроманта. Он был бледен, насторожен, без своего плаща, и его руки с закатанными рукавами рубашки были в крови. Сразу заметив меня и Дагара, он бросил в нашу сторону раздосадованный взгляд и кинулся к кустам. Дракон начал оборачиваться на скрип двери, а я… Не знаю, что на меня нашло, может, дело было в раздражении? Могу в свое оправдание сказать, что действовала я несколько импульсивно. Мне вдруг очень захотелось сделать эту глупость. Вынудить Некроманта быть у меня в долгу.

- Сквозняки, – улыбнулась я и, взяв лицо Дагара в ладони и склонив его к своему, поцеловала в губы. Никакого желания томно прикрыть глаза или сделать еще какую-нибудь сентиментальную глупость у меня не возникло. Некромант, разгадав мой маневр, наверно, впервые искренне улыбнулся мне, и, взмахнув рукой в приветственном жесте, скрылся в кустах, а я отчего-то неожиданно для самой себя вспомнила, что его зовут Александр.

- Я рад вашему решению, - сказал Дагар, едва я отстранилась.

Меня от ответа избавил донесшийся из замка пронзительный крик.

***

- Почему всегда я? – злилась принцесса Трилла. Ее волосы были мокрыми после купания, и она гневно взирала на кучу полотенец, рассыпавшихся по полу рядом с трупом совершенно незнакомого мне мужчины. – Неужели никто другой не мог на него наткнуться?

Мы с Дагаром прибыли на место преступления первыми, потому что коридор из сада до купален был короче, чем тот, что вел из комнат. Впрочем, фора у нас была незначительная, и почти все явились почти сразу, даже Некромант с девственно чистыми ладонями.

- Кто это? – спросил травник.

- Его звали Карго, - сказала довольно приятная внешне девушка-вампир, которую я видела впервые. – Он был моим соседом.

- Тебе повезло, что правила поединков в круге больше не действуют, а то было бы два трупа, - зевнула Шемия, которая выглядела довольно равнодушной ко всему происходящему. – По-вашему, мы должны оповестить наставников?

- Как? Тебе кто-то показал, как покинуть наши комнаты? – совершенно обоснованно, на мой взгляд, поинтересовалась друидка.

Я рассматривала раны на теле загадочного Карго. Один тонкий порез на шее, скорее всего, и прервал его жизнь, после чего кто-то вырвал из груди его сердце, которое и бросил рядом на полу, а еще выколол глаза. Во мне зародилась странное подозрение. Хотя с магией темных у меня все не слишком хорошо, это не значит, что я совсем не знакома с ее природой.

- Зачем нам наставники, чтобы получить ответы? – я обернулась к Некроманту. – Оживите его хотя бы на пять минут, и он сам нам расскажет, кто убийца.

Его лицо было равнодушным, но я отчего-то поняла, что ему сейчас больно. Произошло что-то плохое, а он не был к этому готов. Он не убивал этого самого Карго, я была в этом практически уверена. Наоборот, его смерть Некроманта расстроила.

- Если вы расскажете, как провести ритуал, когда убийца сделал все так, чтобы воскрешение стало невозможным, я признаю, что вы гениальны. – Он сел на корточки рядом с телом. – Если бы глаза остались неповрежденными мы бы увидели его последние минуты жизни. Не будь сердце вырезанным, я попытался бы его завести или вызвать Призрак. Сейчас все это бессмысленно.

- Конечно, - хмыкнул облаченный в бархатный халат Алихандро. – Кто лучше вас знает, как убивать так, чтобы не наследить?

Некромант встал.

- И правда, кому кроме тех, кто постиг все возможности магии смерти, известна эта наука? Должно быть, любому, кто планирует убийство и знает, что среди присутствующих есть Некромант.

Наверное, их милая беседа могла бы продолжиться, но в этот момент за нашими спинами прозвучал уже знакомый властный голос.

- Всем разойтись по своим комнатам, – провозгласил рыцарь, который проводил испытания, двое из Охраны, маячившие за его спиной, молчали. - Вас будут по одному вызывать на допрос в помещение трапезной.

Спорить, как ни странно, никто не стал. На месте преступления и правда было лучше не следить. Все же смерть это всегда смерть, разошлись мы в гробовом молчании, скорее не из уважения к покойнику, а по той причине, что каждый осознал степень небезопасности этих стен.

***

- Скверные дела, - сказал Лавина, едва мы оказались в комнате.

- Действительно. Никто с этим Карго не был знаком, и тут вдруг его убивают. – Я задумчиво села за стол. – Хотя нет, кое-кто был. Вампирша, что жила с ним в одной комнате. Может, они что-то не поделили?

Лавина опустился на кровать.

- И не только она. Ты ничего странного не заметила?

- Кроме трупа? Нет.

Дракон пожал плечами.

- А плащ, в который он был одет? Я понимаю, что черное - всегда черное, да и фасон был довольно стандартный, но, если учесть рост и комплекцию этого Карго, за кого бы ты его приняла ночью в коридоре?

Дракон все больше поражал меня своей наблюдательностью.

- А ведь точно! За Некроманта.

Называется помяни… В эту секунду в наше окно кто-то тихо постучал, и Лавина его открыл. Упомянутый Некромант, перемахнув через подоконник, проскользнул в комнату. Видимо, нарушать приказы было его маленьким хобби.

- Не помешал?

Лавина пожал плечами.

- Не очень, мы как раз говорили о вас.

- Обо мне? И что в моей персоне такого интересного?

- Может, тот факт, что это вас хотели убить?

Спорить с этим заявлением наш гость не стал, только сел рядам со мной на край стола и как-то устало потянулся, а потом принялся разминать ладонями плечи.

- Ну, шансы, что все так и было, довольно высокие, но мне, честно говоря, не хочется обсуждать данный вопрос, да и времени мало. Что-то подсказывают, что допрашивать меня будут одним из первых. – Он порылся в кармане и достал мешочек, в нем было четыре одинаковых гладких голубых камешка размером с ноготь. – Нас всех, скорее всего, обыщут перед допросом на предмет амулетов, так что рекомендую проглотить.

Что у него за манера такая - таскать на себе целое состояние? Я видела такие штуки, при создании которых использовалась магия воды. Они позволяли лгать даже под печатью истины, причем, судя по концентрации магии, сделал их Великий.

- Значит, вы честно собирались ответить на один мой вопрос? – Я взяла амулет, пусть не надеется, что потом верну. Мне тоже было что скрывать.

- Ну, теперь мы этого уже не узнаем, а в мою порядочность вы вряд ли поверите. Эй! – последний возглас относился к дракону, который тоже протянул руку.

Лавина ничуть не смутился.

- А вдруг я проболтаюсь, как вы планируете пройти допрос?

- С твоим уровнем ложь не проблема.

- А вдруг станет ею?

Некромант смирился с неизбежным и отдал амулет. Потом он встал.

- Мне нужно возвращаться.

Я кивнула. Здесь было не совсем подходящее место, но однажды я найду способ заставить его очень многое мне объяснить. Или не нужно этого делать? К нему, казалось, просто липли неприятности, а я живу так долго, потому что обычно стараюсь избегать их.

***

Некромант несколько переоценил свою значимость, на допрос меня пригласили третьей. Молчаливый охранник проводил в трапезную, в которой я раньше не была. Помещение ничем интересным не отличалось. Каменные стены, большие окна в сад, очаг и огненные печати в качестве освещения. За столом сидел все тот же рыцарь, на лавке у стены скучал Алихандро Мадисобар, а на некотором отдалении от него расположилась та самая девушка вампир, что жила в одной комнате с покойным.

- Присаживайтесь.

Я села рядом с рыцарем, он некоторое время меня изучал, скорее всего, действительно в попытке обнаружить амулеты, но тот, что я проглотила, не заметил.

- Меня зовут Мираж. Сейчас я поставлю вам печать истины, после чего задам несколько вопросов по поводу произошедшего, вы ответите на них, отойдете к стене и сядете рядом с графом. Трапезную не покинете, пока не закончатся все допросы, – сказано было довольно миролюбиво.

Меня такая ситуация абсолютно устраивала, хотелось послушать, что смогут рассказать остальные, а особой необходимости делиться с кем-то выводами о ходе допроса у меня не было, и я протянула руку. Печать на истину он поставил огненную, в моем случае ограничившись седьмым уровнем.

- Вас зовут Ева? – Скорее всего, просто проверка действия печати.

- Нет. – пока что особого смысла лгать я не видела.

- А как вас зовут?

- Не знаю. – Кажется, такими ответами рыцарь был доволен, и даже скупо мне улыбнулся. На его смуглом лице с желтыми глазами, украшенными продолговатым зрачком, это все равно смотрелось оскалом.

- В момент убийства где вы находились?

- Я не могу точно сказать, так как не знаю, когда этот человек был убит.

- Хорошо, где вы были, когда услышали крик принцессы?

- В саду.

- Одна?

- С огненным драконом Дагаром.

- Как долго вы там пробыли?

- Минут десять.

- Характер ваших отношений?

- Романтические. – Кажется, этот ответ ему даже очень понравился, в отличие от прислушивающегося к ходу допроса Алихандро. Граф поморщился, как от зубной боли.

- Где вы были до этого?

- В своей комнате, собиралась на свидание.

- Пока вы шли в сад, ничего подозрительного не заметили?

- Нет.

- Были знакомы с убитым?

- Нет.

- Что-то знаете об обстоятельствах его смерти? – Амулет в моем животе слабо запульсировал.

- Нет.

Подозреваете кого-то?

- Нет. – Отличная магия, ни за что не верну.

- Поддерживаете с кем-то в группе близкие отношения?

- Насколько близкие?

- Дружественные. – Ну, я решила приврать, чтоб не выглядеть совсем уж бездушным монстром.

- С Эллоэ, Снежной Лавиной и графом Алихандро Мадисобаром.

- Больше ни с кем?

- Нет.

- Есть враги?

- Нет.

- Какова цель вашего поступления в охрану?

Каверзный вопрос. Спасибо Некроманту, я солгала сходу, не давая себе времени одуматься.

- Проблемы с деньгами.

А вот этот ответ рыцарю не понравился, потому что, нахмурившись, он прервал допрос.

- Мы закончили.

Я подошла к Алихандро, он вздохнул.

- Дружеские отношения? Ну-ну…

Признаться, он мне надоел. Я наигранно улыбнулась.

- Ты не в моем вкусе.

- Это поправимо.

Он может заблуждаться, сколько угодно.

- Что сказала вампирша?

- Не знаю, меня вызвали вторым.

В трапезную привели принцессу Триллу. Ничего вразумительного она не сказала. Была в купальне одна больше часа, когда шла туда, тела не видела, на обратном пути на него наткнулась. Я заметила, что личных вопросов ей задали куда меньше чем мне. Дагар подтвердил мои показания. Эллоэ и Диадра были у себя в комнате и ничего не знали. Атлант, для общения с которым привели какого-то другого рыцаря, закутанного с ног до головы в плащ, он ушел сразу после того, как некоторое время молча постоял в дверях, и Травник тоже ничего не могли сказать. Как и впервые встреченные мною два Темных эльфа, похожих как близнецы. А вот Шемии удалось меня удивить.

- Знала ли я погибшего? Да как-то столкнулись ночью в коридоре. Он вел себя странно, будто не хотел никому попадаться на глаза, и был раздосадован, что я с ним заговорила.

Впрочем, это была вся информация, которой она располагала. После нее ни Гельбису, ни Маре, ни шаману Кирку, ни оборотню Маунту, ни таинственному закутанному с ног до головы в темно-сиреневую накидку араху, говорившему таким тихим голосом, что его едва можно было расслышать, не удалось ничего добавить, а вот Снежная лавина удивил всех и, кажется, даже рыцаря.

- Нет, я не знаю никаких подробностей, но могу предположить, кто его убил.

- Предположите.

Лавина по-мальчишески улыбнулся и пояснил, как прилежный ученик, отвечая урок.

- Характер повреждений такой, что причиной смерти стала рана на шее. По тому, как тело лежало, а следов волочения мы не заметили, я могу судить, что покойный столкнулся с кем-то, кто выходил из мужской купальни. Удар был нанесен молниеносно иначе принцесса Трилла слышала бы крик и, скорее всего, привычным для нападавшего оружием, которое у него всегда под рукой. Расстояние до двери значительное, сопротивление оказано не было, соответственно, оружие, не короткое, но это не меч, порез слишком тонкий, – Лавина задумался. – Нет, я не склонен думать, что там был какой-то разговор, иначе, скорее всего, погибший сопротивлялся бы, даже зная нападавшего. Судя по характеру пореза, я могу предположить, что он мог быть нанесен лишь одним оружием - шпагой. У нас многие им пользуются? Нет. По-моему его предпочитают в основном вампиры.

Алихандро, ничуть не смутившись, улыбнулся мне.

- Наш юный эксперт по холодному оружию не задается вопросом, не пользуется ли шпагами кто-то из наставников? Зачем? Если всегда во всем можно обвинить Темных. – Я не стала напоминать ему, что там, в коридоре, он сам первым кинул камень в Некроманта.

Девушка вампир, в отличие от него, таким равнодушием к словам молодого Дракона не отличалась.

- Это полный бред! Почему именно шпага? Вы что, так хорошо в этом разбираетесь?

Лавина не стал отстаивать свои слова.

- Я только высказываю предположения, основанные на моих скромных познаниях. Все вправе говорить то, что думают.

Последним допрашивали Некроманта, который на этот раз переоценил внимание к своей персоне. Впрочем, своим выступлением он покарал представителей Закона за такое пренебрежение.

- Ваше имя?

- Александр, - похоже, тут он не лгал.

- Вы знали убитого?

- Знал. Если вы проведете более тщательное расследование, то обнаружите, что, прибыв в Большой Рог, я проживал в доме этого господина.

- Что вас связывало?

- Общие политические взгляды.

- Какого рода? – Похоже, Некромант просто бесил этого члена ложи рыцарей, и ему это нравилось, потому что Александр улыбнулся.

- Радикального.

- Насколько?

- Мы оба считали, что Охрана как представитель закона давно себя дискредитировала, а большинство тех, кто заседает в ложе Рыцарей - просто зажравшиеся кретины, которые не думают ни о чем, кроме своих интриг и жажды наживы. Еще подробнее?

Нет, Мираж этого не захотел.

- Вы знаете, кто его убил?

- Нет.

- Что вы делали в момент его смерти?

- Гулял в саду.

- Кто может это подтвердить?

- А вы настолько не доверяете своей печати?

- Отвечайте на вопрос.

- Нет, я старался не попасться никому на глаза.

- Зачем вы пошли в сад? – Некромант сделал вид, что не хочет отвечать на вопрос, и будто через силу признал:

- Я следил.

- За кем?

- Ну в вашем возрасте это уже, наверное, не актуально, но в моем, если дама нравится, ее прогулки под луной с кем-то другим не вызывают положительных эмоций.

Отлично! Теперь он еще все свалил на меня. Я бы поаплодировала, если бы не была так зла на него.

- Дама? – нахмурился рыцарь.

- Госпожа Ева, - смиренно признал Некромант. – Господин Дагар несколько не в моем вкусе, за ним бы я шпионить не стал.

Паяц.

- Вы знаете, кто мог убить вашего знакомого?

- Нет. – Солгал, как я заметила. Похоже, начинаю его понемногу постигать.

- Он следил за кем-то по вашей просьбе?

- Нет. – И снова солгал.

- Что ж, вы все можете разойтись по своим комнатам. – Расследование закончено.

- Вы что, не скажите нам, кто убийца? – полюбопытствовала принцесса Гномов.

Рыцарь покачал головой.

- Достаточно того, что я это знаю. Разойтись.

***

- Бред какой-то, - заметила ведьма, когда мы все вышли. - Они знают, кто убийца, а нам, значит, не положено.

- Хуже то, что командные состязания еще даже не начались, а мы уже несем потери, - резонно заметил Гельбис.

- Разойтись сказали! – прикрикнул на нас один из охранников.

Некромант, проходя мимо, тихо шепнул мне на ухо:

- Через пару часов, как все уснут, приходите в гости.

- А Трилла?

- Все уснут, - повторил он. – Верьте мне.

Я начинала, и это было не так уж хорошо, потому что связываться с самоубийцей, пусть даже с таким загадочным, не хотелось совершенно. Он, по-моему, наслаждался, рискуя собой.

- Не приду.

Александр только усмехнулся.

- Тогда я не скажу вам, кто убийца.

-Я не уверена, что мне нужно это знать.

- Ну, решайте сами.

Эти перешептывания не понравились Дагару, и он подошел к нам.

- Вы желаете говорить с этим человеком?

Из чистого раздражения я взяла его под руку.

- Нет, не желаю.

Некромант поклонился.

- Тогда прошу меня простить, - кажется, его настроение было покладистым, и он без возражений ушел в свою комнату.

Огненный дракон пристально посмотрел мне в глаза.

- Я могу оградить вас от его общества.

- Спасибо, сама справлюсь.

Он проводил меня до комнаты и поцеловал на прощание.

- До завтра?

Я кивнула.

- До завтра.

Мне нужно было о многом подумать в одиночестве, но не получилась, потому что пока Лавина зашел в гости к кому-то, меня навестил Эллоэ. Эльф выглядел очень взволнованным, что было для него абсолютно нехарактерно.

- Все это несколько не то, чего я ожидал от службы. Убийства, заговоры… – Он сел на кровать, нахмурившись. – И беспринципные женщины.

- Это ты про меня?

Кажется, он нес всю эту чушь, чтобы немного взять себя в руки.

- Несомненно. Сколько времени ты знаешь этого дракона? Он, конечно, лучше, чем Некромант, но я тебя осуждаю.

Я улыбнулась.

- Похоже, что я нуждаюсь в твоем одобрении?

- Нет, но…

- Вот давай на этом и остановимся. Я согласна, события немного странные, но что собственно такого произошло? Ну, убили кого-то…

Эльф посмотрел мне в глаза.

- Что если я признаюсь тебе, что солгал Рыцарю?

Это меня очень заинтересовало. Сколько же еще на этих слушаниях было обманщиков?

- Но как ты смог?

Эльф раздраженно нахмурился.

- Это длинная история.

- Я никуда не тороплюсь.

Она кивнул.

- Ладно. В общем, это я первым обнаружил тело, только кричать не стал.

- Но почему?

- Я шел в купальню и увидел его издали, на полу тело еще не было обезображено. Дверь в мужскую купальню была открыта, я, услышав голоса, спрятался за угол. Снежная лавина был совершенно прав, его убил вампир, граф Мадисобар, но он был не один, а с шаманом Кирком. Тот выглядел очень испуганным, говорил графу, что тот не должен был так мусорить, а тот отвечал, что из-за плаща перепутал. А еще, учитывая, что именно они обсуждали в тот момент, решил не рисковать, потому что он мог видеть какого-то Гаронна, что ничего страшного не произошло, и никто их не заподозрит, только нужно позаботиться, чтобы невозможно было получить информацию от трупа. Шаман возражал, что непременно будет расследование, а Мадисобар рассмеялся, достав из кармана целую горсть амулетов, которые позволяют скрыть правду, и спросил: «И что с того? Если кому-то оно и повредит, то не нам». Шаман попытался взять один, но толкнул руку графа, и они рассыпались. Кирк кинулся собирать, пока вампир изувечил тело. Несколько амулетов, как я видел, закатилась под дверь женской купальни. Я ушел, чтобы они меня не заметили, но дверь в свою комнату оставил приоткрытой. Когда вампир прошел мимо, я снова туда вернулся и забрал те амулеты, которые они потеряли. Целых шесть штук. Такое богатство.

- А твоя соседка по комнате?

- Она спала и не заметила моего отсутствия. Но это не важно, знаешь, кого я обнаружил у тела, когда вернулся к нему?

- Некроманта, - сказала я.

Эллоэ удивился.

- Откуда ты знаешь?

- Видела, как он вышел в сад с окровавленными руками.

Эльф кивнул.

- Значит, он с тобой поделился?

-Поделился?

- Только не надо притворяться. Он пытался хоть какую-то информацию получить от трупа и, почувствовав, что за ним наблюдают, обернулся и сказал, что это не он. Я ответил, что знаю, что не он, и рассказал в двух словах, что случилось.

Вот это было удивительно и звучало неубедительно.

- Ты? Некроманту?

Эльф смутился.

- Ну, он выглядел очень злым и расстроенным из-за смерти этого мужчины.

- И ты проявил снисходительность к темному?

Эльф махнул рукой.

- Ладно. Когда он почувствовал, что за ним наблюдают, то молниеносно меня атаковал, связал проклятьем Темной сети, а потом, поставив печать на истину, очень пристрастно допросил.

- Значит, и амулеты забрал он?

- Забрал, но два оставил мне, сказав, что в моих интересах забыть обо всем увиденном или он не даст за мою жизнь ни гроша.

- Ты собирался его послушать?

Эльф покачал головой.

- Нет, конечно, на следствии я думал рассказать всю правду. Мне-то скрывать совершенно нечего...

- Почему передумал?

Эллоэ посмотрел на стену.

- А правда никому не была нужна. Когда нас стали разгонять по комнатам, я хотел задержаться и сразу все разъяснить, но меня никто не слушал. Тогда я стал у двери в надежде, что когда Охранники покинут коридор, я смогу выбраться и, по крайней мере, с тобой поговорить. В конце концов, как мой единственный давний знакомый в этом месте, ты могла бы помочь советом.

- Ты что-то услышал?

- Увидел в замочную скважину. – Эльф смутился. Ну да, не пристало ему, Вековечному, заниматься такими вещами, хотя его практичность воодушевляла. – Рыцарь подошел к двери, напротив нашей с Диадрой комнаты, и постучал. Ему открыл очень злой Дагар, за его спиной стоял бледный вампир, который выглядел так, словно только что получил пару проклятий. Дракон что-то сказал магистру таким тоном, словно имел право командовать им, и закрыл дверь. Вот тогда я и решил, что благоразумнее будет промолчать, если тут все связаны каким-то заговором. Но ты, по-моему, заслуживаешь знать, с кем связалась.

Спасибо и на том.

- И что ты будешь делать?

Он задумался.

- Мой наставник говорит, что через три месяца те из нас, кто выживет на испытаниях, смогут ходить по всему замку и общаться с другими представителями Охраны. Надеюсь, мне удастся, найти какого-нибудь высокопоставленного светлого из ложи рыцарей и открыть ему все обстоятельства.

И все же у Вековечных чувство справедливости превосходит инстинкт самосохранения.

- Тогда пока тебе стоит очень надежно охранять тылы и не болтать.

- Этим и намерен заняться. – Он взял меня за руку. – Думаю, стоит держаться вместе, несмотря на все твои многочисленные недостатки.

Я бы от его тайн хранила себя подальше, но Эллоэ иногда был полезен.

- Договорились.