Почему я?

Бета: Toriya
Рейтинг: R
Пейринг:
Жанр: романс/приключения/фэнтэзи
Отказ:
Аннотация: Написана эта история мною лет пять назад для себя в тетрадочках. Естественно сейчас, набирая ее текст, я что–то меняю. Никакой высокой морали она не несет и написана, чтобы себя развлечь. Недавно наткнувшись на нее, я подумала – если мне самой она поднимает настроение, может, еще кому–то захочется ее прочесть?
Статус: Не закончен
Выложен: 2008.05.02



Глава 3:

- Ты спятила, – заметил Эллоэ, гордо вышагивающий впереди, я плелась за ним к замку Охраны, настороженно оглядываясь по сторонам, и была в кои-то веки совершенно солидарна с эльфом.

Последнюю ночь перед днем испытаний мы с ним провели в лесу рядом с городом и, по-моему, Вековечный столько наслаждался единением с природой, сколько бесился из-за отсутствия вовремя поданного завтрака. Нет, друиды, конечно, не смогли доказать что из-за меня кто-то поджег их великолепную гостиницу, но на трех постоялых дворах, где мы с Эллоэ попытали счастья после изгнания оттуда, нам тактично отказали. Может, и правда из-за наплыва желающих поступить на службу не было мест, но, скорее всего, во всем был виноват Гарт. Видимо, он наконец пришел к выводу, что исчерпал все честные методы убеждения.

Все дело в том, что после разговора с Тварком, я предпочла запереться в своем номере и пореже мелькать на улице, пока его наемники не покинут город. Ведь у него, в конце концов, была работа. Не мог же оборотень торчать в Большом роге вечность? Увы, из убежища меня выкурили. Сдал, скорее всего, водяной, видимо решивший, что я не жилец, а с могущественным лидером целой братии наймитов ему лучше не ссориться. Именно эта его уверенность в моей скорой гибели привела меня к мысли, что раз уж все равно дела хуже некуда, то зачем покорно ждать своего часа? Я решилась испытать на прочность мою печать. Она сберегала столько лет, может, и в этот раз не подведет? А потом, когда выполню заказ и спасу Раско, я найду способ выбраться. Наверное, найду… Подбадриваемая этой призрачной надеждой, я и объявила Эльфу, что тоже хочу попытать счастья.

- Просто наше совместное путешествие вызвало у меня такую острую к тебе симпатию, что расстаться сил нет.

Он усмехнулся.

- Я брошу первую горсть земли на твою могилу.

- Ну, хоть ты.

Препираясь таким образом, мы пробирались через Большой рог, на улицах которого было очень людно. Представители всех рас спешили к замку Охраны, чтобы испытать судьбу или просто приобщиться к редкому действу. В конце концов, набор рекрутов производили не чаще чем раз в сорок лет, а иногда, я слышала, перерыв длился и пару веков. Редкое развлечение. Естественно самое большое столпотворение было на площади, перед воротами замка. Говорили, он зачарован: каждый видит его по-своему и не может описать это зрелище словами. Я бы, наверное, смогла, по мне это было просто массивное каменное здание в семь этажей с семью башнями, каждая из которых символизировала одну из сил. Впрочем, меня никто не спрашивал, а я не люблю говорить, когда мое мнение никому не интересно. Все вокруг и без того галдели и тыкали пальцами в того или иного необычного представителя какого-нибудь народа. Не люблю такие сборища, тем более что в толпе чертовски трудно уследить за тылами. Вот я и не уследила, когда мы подобрались уже к самим воротам, на мое плечо легла рука в украшенной медными шипами перчатке.

- И куда же ты так торопишься? – Я вздрогнула, медленно поворачиваясь и едва успевая стереть с лица кислую мину, возникшую как следствие весьма нежелательной встречи. Надо отдать Эллоэ должное, он не пошел вперед, а оглянулся даже быстрее, чем я сама.

- Какие-то проблемы?

- У тебя не будет, эльф, если ты прямо сейчас уйдешь.

Я, наконец, посмотрела на Гарта. Он изменился. Его тело стало более худым и жилистым, в темно-каштановых волосах уже появилась первая седина. Средняя продолжительность жизни оборотня семьсот лет. Впрочем, для своего отнюдь не щенячьего возраста выглядел он отлично и опасно. Его девятый был так полон, что лет через пять или семь упорных тренировок он дойдет до десятого. Это бы восхитило, если бы он, судя по всему, не намеревался прямо здесь и сейчас меня убить.

Эллоэ молча оценил моего соперника, пять человек за его спиной, у каждого из которых уровень был не ниже шестого и, вежливо улыбнувшись, сказал мне:

- Ну, прощай. Путешествие было и не приятным и не долгим но я, возможно, буду по тебе скучать. - И поспешил к воротам.

Его не в чем было винить. У нас и речи не шло ни о каком взаимопонимании или тем паче доверии. Думаю, я предала бы его с большей легкостью, чем он меня. Тот, кто не ищет дружбы, меньше всех имеет право рассчитывать на нее.

- Здравствуй, Гарт. Давно не виделись. – За что еще не люблю толпу, так это за то, что она всегда чует драку. Народ вокруг нас расступился и с любопытством замер, освободив круг. По счастью, заканчивался он так нужным мне входом в замок но, к сожалению, я не успела бы добежать до него - оборотень, в силу своей физиологии, был куда быстрее.

- Даже слишком давно. По-моему я настаивал на встрече, но ты упрямо отказывалась принять приглашение, хотя… - Он погладил мех моей куртки. – Некоторые обязательства ты все же исполняешь.

Я лихорадочно искала способ улизнуть.

- Послушай, я не отказываюсь и от других, просто сейчас не самое подходящее время.

Он не спорил.

- Уже пятьдесят лет как оно не подходящее, по твоему мнению.

- Я не обязана играть по твоим правилам.

Гарт кивнул и улыбнулся. Ему никогда не шла улыбка. Слишком иррационально она смотрелась на его мрачном, скупом на эмоции лице.

- Нет, поэтому я не хочу оставлять тебе выбора. За воротами ты от меня не спрячешься.

- Да кто сказал, что я хочу…

- Наш общий знакомый.

Убью Тварка. Разнесу его забегаловку к черту, мой характер он будет любить на том свете. Я уже готова была попытаться все ему объяснить про Раско, в конце концов, Гарт умел ценить семью, и если я не спешила убить его, когда у меня был шанс, то сейчас его очередь пойти мне навстречу.

- Послушай, я все могу объяснить…

- А надо? – раздался слева от меня насмешливый голос. – По-моему, дама не склонна беседовать с вами, сударь.

Я обернулась на голос и с облегчением вздохнула. Если ко мне кто и относился неплохо в этом мире, то это, несомненно, Алихандро - седьмой граф Мадисобар, девятый уровень магии смерти, потомственный вампир, на отца которого я в свое время работала. За его спиной в качестве весомого аргумента стояли старшие сестры Армилла и Амарис, у каждой по десятому уровню и еще Неживых десять из их свиты. Все, как и у спутников Гарта, минимум с шестым уровнем.

- Алихандро... – Я позволила себе изобразить восторг, в силу обстоятельств вышло весьма достоверно.

- Моя дорогая. – Вампир галантно облобызал мою руку и взглянул на оборотня. – У нас есть проблемы?

Гарт побледнел от ярости.

- Эта женщина мой кровник, не вмешивайтесь.

- И моя добрая подруга, так что, пожалуй, я не оставлю ее в беде. Бросьте ей вызов, она назовет время и место.

- И не придет.

- О! Будет досадно, но такова жизнь. Кого-то все время обманывают симпатичные дамы.

Это я симпатичная дама? Ну-ну… Вампир явно кривлялся, нарываясь на драку, потому что был уверен в своем превосходстве по числу сторонников. Один на один тягаться с оборотнем я бы Алихандро не советовала, но сейчас была ему и его капризному характеру очень благодарна.

- Проводи меня к воротам. – Я все же не могла не сказать оборотню и двух слов. Мне не было стыдно, просто наше прошлое требовало попытки объясниться. – Извини, Гарт. Сегодня, правда, не подходящий день.

Граф развернул меня за локоть, уверенный, что сестры защитят его тылы. Он явно забавлялся.

- Как, и ты тоже? Похоже, в этом году вакансии в охране как-то особенно популярны.

Я удивилась. Нет, правда, это выглядело странно. Алихандро был знатен и богат. Его род, пожалуй, был если не самым уважаемым среди вампиров, то уж точно одним из сильнейших. В те времена, когда я служила наемником у его отца, он казался мне беспечным, чуждым любым стремлениям существом, прожигавшим вечность безалаберно, но с блеском и шиком. Это удавалась ему хорошо, а вот служба с таким характером как-то не вязалась. Причем, любая.

- А тебе это зачем?

Алихандро помахал рукой. Кружевные манжеты, выпушенные из рукава бархатного сюртука винного цвета, сделали этот жест изящным.

- Скука, дорогая. Мой отец все никак не умрет, и я уже начал думать, что этого вообще никогда не произойдет. Сидеть в четырех стенах - не по мне, а Охрана это так романтично… Да, девочки?

Девочки, никогда не отличавшиеся разговорчивостью, в унисон кивнули.

Мы подошли к воротам, рядом с которыми стояли двое в плащах охранников, а еще там была силовая печать. Очень нехорошая печать, пройти через которую можно было лишь с седьмым уровнем. Я замерла. Вампир правильно понял мою неуверенность.

- А это еще что такое? - спросил он у охранника.

Тот пожал плечами.

- Решили поберечь юных неучей от ненамеренного самоубийства.

Мой спутник улыбнулся.

- Разве закон запрещает проходящим испытание рискнуть, какой бы уровень у них не был?

- Не запрещает, просто обременительно каждый раз выносить трупы глупцов, что не рассчитывают свои реальные возможности.

Как же мне все это не нравилось.

- Ну, «слабаки» это не про нас, да, дорогая? – Он отвернулся от меня, прощаясь с сестрами. – Не скучайте, пишите, не шалите…

Ну, не про него точно, а я, похоже, вернусь к Гарту, который с улыбкой взирал на меня из толпы. Может, мне попросить Алихандро, чтобы его сестры проводили меня из города?

Как только я об этом подумала, произошло событие, которое изменило ситуацию в мою пользу. Земля задрожала, и многие кинулись врассыпную. Камни мостовой разлетались в стороны. В толпе вспыхнула сотня защитных куполов разной магической природы к тому моменту, когда из-под земли выбралась на поверхность землеройная машина гномов. Это было дивное чудо, которое очень редко доводилось, кому-либо видеть. Мне лично
такой шанс выпал второй раз в жизни. Перед похожей на заостренную каплю машины украшал блестящий бур, ставший причиной паники и камнепада, по бокам были две сферы, заполненные до отказа магией земли. Скрипнула дверь, укрощенная болтами размером с мой кулак, и на остатки мостовой спрыгнула молодая гномиха. Она легко подбросила боевой молот, чтобы поудобнее устроить его на плече, и кокетливым движением поправила двурогий шлем. Ее коренастая фигура едва доходила мне до пояса.

- Эй, - крикнула она во чрево своей стальной кареты. - Всем пока, и не забудьте тут прибрать.

Пока Охранники с любопытством ее рассматривали, Алихандро обнял меня за талию, а потом, оторвав от земли и удерживая навесу, перешагнул через печать.

- Вот так все просто, моя прелестница. – Он поставил меня на землю. К нам тут же подошел еще один Охранник и протянул два листа. Похоже, до шулерства ему не было никакого дела.

- Заполните формы.

Вампир взял их, поскольку я в этот момент смотрела ему через плечо. Гарт что-то говорил своим сопровождающим, и мне не нравилось, с каким сосредоточенным лицом он это делал.

- Да забудь ты об этом оборотне. Подумаешь, кровник. Тоже мне проблема. Эти дикари придают слишком большое значение чести, которой у них на самом деле и нет вовсе, – привлек к себе мое внимание, похоже, раздраженный его отсутствием Алихандро. – Держись меня, и все получится, - заговорщицки прошептал он мне на ухо. – Я кое-что знаю об испытаниях. Мой двоюродный дядя - из ложи верховных рыцарей. Подробности он не озвучивал, но сказал, что в первом туре все не очень сложно, а во втором главное, чтоб повезло с парой. – Он сунул мне в руку мой лист. – Я понимаю, что сведений мало, но они тут все помешаны на секретности, так что давай переживем первое, объединимся во втором, и все у нас будет отлично.

Задор Алихандро меня не очень вдохновлял. Я взглянула на лист с немногочисленными вопросами, но меня смутил первый же пункт: «Имя». Может, для кого-то это было просто, но не для меня. Мама всегда звала меня просто «дочь». Я правда, как ни рылась в памяти, никакого другого обращения вспомнить не могла. Может, она мне его и не давала вовсе, из боязни привязаться к своей будущей жертве? Не знаю, и никогда не хотела знать. Старый шаман звал меня по настроению - то «егозой» то «занозой». Мать Ветра называла меня «дитя», ее прислужницы - «девочка», их дети - «Этой», делая ударение на «о», потому что кто-то из учителей однажды неправильно произнес слово, указывая на меня с вопросом: «Что на счет этой?». Так меня звал даже Ветер, а потом, у оборотней, мне как-то не хотелась снова повторять чью-то ошибку. «Зовите, как хотите». Они звали «Дерзкая» по примеру вождя, который первым начал так меня величать. Имя скорее для Великой, но я не сильно переживала на этот счет. За свою долгую жизнь имен я перемерила сотни, но ни одно не пришлось впору настолько, чтобы навсегда прирасти к коже. Так кто же я на самом деле и насколько важен ответ на этот вопрос? Печати, что обеспечивала бы честность ответов, я на бумаге не обнаружила. И правильно. Если переживший испытания стирает свое прошлое и все грехи, то кому какое дело, как он при этом назовется? Я уже хотела вписать имя Лусия, просто чтоб не удивлять Алихандро, который знал меня под ним, когда кто-то довольно грубо меня толкнул.

Я резко обернулась, сжимая листок. Свободной рукой извлекла из ножен меч, может, в данных обстоятельствах было разумнее выбрать магию, но я по натуре, наверное, все же больше воин, чем маг - сталь мне привычнее, даже если одно без другого никогда не бывает.

- Что за… - Можно говорить себе многое, но есть те, кто одним взглядом способен заставить заткнуться, и я прикусила свой непривыкшей к такому обращению язык. Впечатление? Нет. Я не подвержена им и, если честно, даже не поняла отчего так растерялась. Это было словно… Словно он украл мои глаза. Те самые, что я порою ненавидела, потому что их взгляд не нес в себе злости или упрека, только какое-то огромное разочарование в этом мире и застарелую, протухшую до горечи боль из моего давно запечатанного на семь печатей болезненного детства. Да, у него были серые глаза с серебристыми крапинами. Глаза, что однажды предали меня как-то сразу и на века, а я все силилась понять - за что? Но, не найдя ответа, научилась смотреть в зеркало по какой-то особенной траектории, которая позволяла замечать все кроме них.

- Простите, но вы загораживаете проход. – Голос у него был что надо, холодный и равнодушный, но при этом красивый и хорошо поставленный. Такой голос врезался в память буром, похлеще чем тот, что был у гномьей паровой машины. Я не обладала подобным даром к красноречию. Увы? Да, наверное, тут было о чем пожалеть.

Я отступила в сторону. Это был Некромант, их не с кем не спутаешь, а если я и ненавидела кого-то, это Некромантов. Причем всех, без исключений и права на попытки оценивать каждого, с кем сталкиваюсь, как личность. Их даже не существовало как вида. Много веков назад они просто выдумали свой клан. Отребье, отщепенцы магических стихий, которым неуютно жилось в рамках правил. Все они сами выбрали ту магию, что их приютила - Смерть. Чтобы подчиниться ей, изменить свою природу, они изживали в себе все, начиная от сил и заканчивая любыми чувствами. Шли путем странного становления через саморазрушение. Вечная оппозиция всем и всему. Союзов с Некромантами избегали даже те, кто сами были чадами магии смерти. Их сторонились Вампиры, Оборотни и Темные эльфы. Самый молодой клан, самый фальшивый и амбициозный, бесспорно безжалостный, при этом очень деятельный. Нет, я определенно не хотела становиться на пути у Некроманта. Тем более с такими глазами и уровнем выше десятого. Но будем честны, к моему замешательству уровень имел не слишком большое отношение. А вот глаза - да. Глаза его я как-то сразу невзлюбила.

Вампир, решивший, видимо, играть роль моего заступника, нахмурился.

- Дама стоит там, где ей угодно стоять, – Алихандро сказал это вызывающе, и я решила, что его характер за те годы, что мы не виделись, изменился не в лучшую сторону. Или он был таким всегда, а я никогда не тратила время на его изучение? Может, дело было в том, что вампиры просто не любят некромантов, считая их подделками? Но мне-то какое до этого дело? Я могла и посторониться.

- Мы, правда, стоим на проходе.

Некромант мне улыбнулся. Не дружелюбно, я назвала бы его улыбку равнодушной и без особого намека на вежливость. Алихандро он решил ответом не удостаивать и развернулся, чтобы взять листок у представителя охраны. Капюшон черного плаща чуть сдвинулся в сторону, и я заметила на его щеке клеймо. Оно было не выжжено, как мое, а скорее вырезано. Такое ставят насильственно, против воли того, кого хотят подчинить. Черные шрамы выглядели старыми, в них была сосредоточена магия Смерти такой силы, что я этому типу не позавидовала. Свое обязательство он должен был выполнить любой ценой, как, впрочем, и я свое, насколько бы разными по могуществу не были те, кто нас подчинил, потому что у него тоже были две косы в круге. Он тоже был потенциальным смертником.

- Прошла все-таки? – Я обернулась к подошедшему Эллоэ. Он нахмурился, недовольно покосившись на тех, кто стоял рядом со мной. По его мнению, тут была слишком высокая концентрация Темных. – Заполняй листок и сдавай, через пять минут они закроют ворота.

Я пропустила вопрос с именем и, взяв у закончившего писать вампира, его шикарное, украшенное золотом перо и карманную чернильницу, обозначила себя как факира-пустынника, решив, что раз у меня самые высокие показатели магии огня, то принадлежность к этой расе мне подойдет. Я, правда, не отличалась смуглой кожей, но это, право слово, такие мелочи. Как основную специализацию, отметила воинское ремесло, перечислила типы оружия, которым могу пользоваться, честно указала свой уровень магии и снова вернулась к ненавистному вопросу. Ну, так как же меня на сей раз зовут?

- Все сдают листы. – Охранники начали обходить толпу во дворе.

- Имя, – сказала я эльфу.

Тот удивился, все еще недовольно рассматривая вампира и быстро пишущего что-то Некроманта.

- Что имя?

- Придумай мне имя.

Алихандро графа Мадисобара эта просьба отчего-то раздосадовала.

- Меня ты спросить не могла, дорогая? Почему тебя вечно тянет общаться со всяким сбродом?

Он что, намеревался за мной приударить? Очень несвоевременно было бы. К тому же, я, кажется, никогда не была в его вкусе. Хорошо хоть Эллоэ проигнорировал его замечание. Меня начинало интересовать, какую вообще высоту способен взять его подбородок, задирающийся с каждым часом все выше и выше.

- Представляю, что бы ты предложил, - заметила я вампиру.

- Не понимаю, зачем это нужно, – недоумевал уязвленный эльф.

- У меня отличный вкус, - возмущался граф.

И все это в унисон. Даже голова разболелась.

- Ваш листок, - требовал подошедший представитель Охраны, уже забравший бумажки у всех, кроме меня.

- Минутку. – Как назло в голове не крутилось ни одного имени, словно кто-то наложил на мысли проклятье. Неожиданно чья-то рука забрала у меня листок. Я увидела движение пальцев, что-то вписавших и протянувших бумагу Охраннику, и зло посмотрела на Некроманта.

- Я не просила…

Он перебил:

- Вы всех задерживаете.

Как только он это сказал, раздался звук труб и седой старец, вышедший на крыльцо замка, скомандовал зычным властным голосом:

- Закрыть ворота. – Его плащ был белым, а нашивка на нем - черной, что выдавало его принадлежность к ложе первых рыцарей. Я бы отнесла его к клану пантер-оборотней из-за смуглой кожи, подчеркивающей седину волос, и особой формы глаз с продолговатым зрачком.

- Подождите минутку. - Я обернулась, между уже смыкающимися створками ворот проскользнул Гарт. Час от часу не легче. Я правда надеялась, что Закон он станет чтить превыше своих обычаев и даст мне спокойно уйти? Ну да, надеялась. Существовала такая крохотная вероятность. В отличие от меня, он ни с чем не стал тянуть, быстро заполнил листок и вернул Охраннику, а я поняла, что теперь даже не знаю, как меня зовут, но почему-то сочла обстоятельства не подходящими, чтобы прямо сейчас пытаться что-то выяснить. Меня слишком волновали предстоящие испытания. Я боялась? Да, я боялась, но без паники. Я не прожила бы столько, будучи подвержена ей, наоборот, перед лицом опасности я всегда как-то собираюсь. Может, дело не в моих собственных силах, а в печати, что меня хранит. Мы с ней очень не любим проигрывать, как, впрочем, и лишний раз рисковать моей шкурой.

Ворота, наконец, закрыли. Старый рыцарь взмахнул рукой, и на них вспыхнула огненная печать двенадцатого уровня. То, как легко он ее поставил, убедило меня в том, что он один из немногих Высших.

- Вас триста сорок, тех, кто пришел попытать счастья, желая стать одним из нас. Ворота закрыты. – Он снова сделал легкое движение, и стены, окружающие мощеный камнем двор перед входом в замок, замерцали тысячей таких же огненных печатей как та, что сковывала врата. Внешне они выглядели просто как языки племени, заключенные в ромб из причудливой вязи рун, но сила, сосредоточенная в них, действительно выглядела впечатляюще. В толпе кто-то охнул. Представление и правда было отличным. Мне сложно представить, сколько надо накопить магии, чтобы устроить подобное шоу. Впрочем, старик был не так уж безупречен, и все это выглядело показухой. Мне лично было ясно, что стены защитили заранее, и сейчас печати просто активировали. Но неокрепшие умы, вроде Эллоэ, пришли в совершеннейший восторг.

- Какая мощь, - восхищенно выдохнул эльф.

Вампир, как ни странно, с ним согласился. Видимо, есть ситуации, которые отвлекают от любых противоречий.

- Да уж, тут, похоже, будет очень интересно.

Хотелось нормальной оценки. Правда. Мне вдруг стало просто необходимо узнать, что думает по этому поводу Некромант, и я на него взглянула. Он отчего-то тоже смотрел на меня. Ему было весело, по крайней мере, если судить по насмешливому взгляду. Он не нравился мне все больше. Было в нем что-то странное. Моя интуиция редко так вопит рядом с кем-то: «Держись от него подальше». Я ее слушаю. Это мой собственный «эликсир долголетия».

Старец тем временем продолжал вещать.

- Никто из вас не обладает достаточным уровнем, чтобы выйти за ворота. Печати, что я поставил, также не позволят никому пользоваться магией. – Охранники с листами начали заходить в замок. Рыцарь проводил их взглядом. – За этой дверью вас ждет второе испытание, чтобы его пройти, в нее войдут ровно сто двадцать воинов, доказавших свое владение оружием. Приступайте.

Рыцарь развернулся и вошел в замок, двери за ним захлопнулись, на них засеребрилась печать воздуха. Уровень даже выше двенадцатого.

- Приступайте к чему? – Спросил какой-то молодой Темный эльф.

Ответила ему гномиха, причем самым эффектным способом.

- Ну, понеслась, - крикнула она, размозжив Темному голову своим молотом.

И все, правда, понеслось…

***

Скажу сразу, это было мое самое бесславное сражение. Я еще мнила, что хорошо владею оружием? Ладно, будем честны, я неплохо с ним обращаюсь, но те, кто окружал меня, делали это намного лучше. Я даже вздохнуть не успела, а Эллоэ уже оторвался от земли, выпустив в прыжке сразу три стрелы. На меня рухнул, сбивая с ног, огромный вонючий тролль, из массивного лба которого торчало только оперенье, а на него упала нерасторопная русалка с перерезанным ударом шпаги Алихандро горлом. Мне в голову пришла мысль о Гарте, который не упустит такого шанса со мною поквитаться, и я решила, что на самом деле безопаснее немного полежать вот так, пока вокруг меня кипит драка. В конце концов, борясь за место в Охране союзники сейчас легко превращались во врагов.

Обзор у меня был плохой, из-под подмышки тролля я видела только тех, кто бился рядом. Раньше я искренне считала, что никого обращающегося с мечом лучше Ветра в своей жизни не видела. Я ошиблась. Этот чертов Некромант, делал что-то невозможное. Его движения были столь стремительны, что я не успевала за ними следить. Любой, кто вставал на его пути, не становился даже секундным препятствием, он просто шел, будто бы сквозь противников, а они все падали и падали вокруг. Впрочем, зрелищем я наслаждалась не долго, меня интересовал другой бой. Гарт, похоже, заметил мое маленькое жульничество и атаковал Алихандро в попытке ко мне пробиться. У них завязалась ожесточенная схватка, и я бы поставила не на вампира. Да, мой бывший любовник многое успел за те годы, что мы с ним не виделись. Он был очень хорош. Будь это магический бой, я бы еще задумалась о том, кто победит, но сейчас все было очевидно. Я стала медленно спихивать с себя тролля, понимая, что долго граф Мадисобар не продержится.

- Довольно! Нас сто двадцать. – Битва прекратилась мгновенно, так же как началась. Все же было в голосе Некроманта что-то не менее завораживающее, чем в его краденых у меня глазах. Ему хорошо удавались повелительные интонации. На мой взгляд, даже слишком хорошо.

Я решила, что он сосчитал тех, кто стоял на ногах, и поспешила освободить себе вакансию, отпихнув тело тролля и всадив свой меч в бок подвернувшемуся под руку шаману.

- Вот теперь сто двадцать. – В моем голосе был вызов? Странно, на самом деле уже очень много лет меня никто не провоцировал на противостояние. Может, этот тип взял на себя слишком многое, придумав мне имя?

Некромант снова ухмыльнулся, вытирая свой необычный узкий меч белым платком.

- Вы будете, смесятся. Эту идиотку я с самого начала посчитал.

Знаете, а это на самом деле неприятно, когда на тебя смотрят сто восемнадцать пар возмущенных глаз. Я в полной мере ощутила всеобщее презрение. Некроманту была прощена даже «идиотка», ну кто знал, что у него даже без магии так хорошо со счетом и наблюдательностью?

- И что теперь делать? – спросила смуглая девушка факир, подергав дверь в замок. – Не открывается.

- Ворота тоже, – подтвердил Эллоэ, предварительно это проверив.

Наверное, меня бы убили быстро и не без удовольствия, несмотря на все защитные печати в мире. Но судьба решила, что мое время еще не настало. Печать рыцаря рассыпалась. Ворота распахнулись, ударив створками зазевавшегося эльфа и тот, кто вошел в них, сумел поразить всех присутствующих. У него было по-юношески чистое лицо и чуть вьющиеся белоснежные волосы до плеч. Ростом он был, пожалуй, с меня, а я ведь не то чтобы высокая. Худощавое стройное тело вновь прибывшего тоже скорее подошло бы девушке, как и добродушная открытая улыбка и чуть удивленный взгляд широко распахнутых голубых глаз, взиравших на мир вокруг с некоторой наивностью.

- Я, наверное, опоздал? – спросил юноша, шокировано разглядывая горы тел.

- Как раз вовремя, - сухо заметил Некромант.

- Да как он вообще смог войти? - недоумевала гномиха. – Уровень печати…

- Ой, - удивился растерянный парень. – А была какая-то печать? Уже нельзя было входить, да?

Удовлетворил интерес тех, кого, подобно мне, терзало любопытство, высокий мужчина с квадратной челюстью, медного оттенка кожей и собранными на затылке в хвост огненно-рыжими волосами. Его кожаная безрукавка открывала покрытые замысловатыми татуировками руки. Внешность выдавала в нем представителя дома Огненных драконов.

- Это Снежная лавина. Третий сын Ледяного ветра. Самый молодой из Высших, – Последнее слово огненный почти выплюнул. Нет, стихии огня и воздуха ладят между собой вполне неплохо, а вот Дома драконов нет. Я упрекнула себя в том, что сама не догадалась, кто передо мной. Что у Ветра трое сыновей, я знала, и что Высший из них пока только младший, тоже. Причем этот мальчишка - дивная аномалия, он родился уже с двенадцатым уровнем. Сейчас ему всего лет двадцать, не больше. Я слышала, даже его семья задавалась вопросом, что из него дальше вырастет. Значит, решили устроить в Охрану. Что ж, наверное, разумно.

- А мы знакомы? – спросил парень.

Огненный только надменно вздернул подбородок и отвернулся. Да, ума магия, увы, не прибавляла. Снежная лавина внешне совершенно не походил на отца. Разве что волосы и цвет глаз. Но черты лица, манеры, фигура, должно быть, достались ему от матери. Если его наивность тоже не возрастная черта, то мне жаль Ветра. Он променял меня на… Отчего-то вспомнились слова Некроманта про «идиотку», и я не решилась себе льстить. Ветер, похоже, в любом случае ничего не выиграл и не проиграл от женитьбы, наградившей его ребенком с таким хрупким мышлением.

- Двери открылись, – заметила все та же девушка-факир и первой шагнула внутрь.

Молодой представитель дома Ледяных драконов пребывал в растерянности.

- Что тут вообще… - Все спешили войти даже, как ни странно, мой кровник, которого все происходящее увлекло в данный момент даже больше, чем моя персона. Поэтому я нашла время прояснить для парня ситуацию.

- Был поединок. Можно сказать, отсев лишних. Теперь мы все должны войти в замок.

Юный дракон кивнул.

- Да? О! Так я не лишний?

- Не лишний. Тут кое-кто сглупил и упростил для тебя ситуацию.

- Вы, что ли? – А мальчик все-таки не лишен ума. – Просто когда я вошел, на вас странно смотрели. – И наблюдательности. – Только, наверное, ворота надо все же закрыть. – Он сомкнул створки и играючи поставил на них воздушную печать двенадцатого уровня.

Что там Алихандро говорил про пары для второго испытания? Я, кажется, только что сделала свой выбор и не в его пользу. Некромант назвал меня идиоткой и должно быть этим спровоцировал целую полосу моих удач. Все знают, что дуракам порою везет как-то совершенно по-особенному.

***

Если во дворе замка кроме высокого забора смотреть было не на что, внутри все обстояло иначе. Мы с ледяным драконом зашли последними, но даже выглядывая из-за спин остальных, не могли не оценить необычное убранство зала. В центре был круг со странным знаком, выглядевшим так, как если бы кто-то взял обруч и свернул его, пытаясь изобразить что-то похожее на бант.

- Знак бесконечности, - пояснил Снежная лавина, проследив мой взгляд. Я ему поверила, хотя сама впервые слышала о таком странном символе.

По периметру круга стояли огромные треноги, на каждой из которых покоилась сфера, наполненная определенной магией, причем наполненная настолько и такая огромная, что символ власти воздуха, которым пользовался Ледяной Ветер, показалась мне хрустальным шаром для гаданий. Это было завораживающее зрелище, должна признать. В одной из сфер переплетались в причудливом танце воздушные потоки, во второй, наполненной землей, происходили будто ускоренные какие-то бесконечные процессы: рыхлили почву земляные черви, семена пытались вытолкать на поверхность ростки, камни перерождались в дивные самоцветы. Необыкновенные подводные существа смотрели на нас из сферы воды, резвились в ее хрустальном чреве течения, пленяли взгляд кораллы, жемчуг и причудливой формы раковины, а рядом, в четвертой сфере, бушевало пламя, оно атаковало сковавшие его границы с присущим ему бешенством. Усмирить его ярость не мог ни теплый солнечный свет, окутывающий золотистую ветвь древа жизни в ближайшем шаре, ни непроглядная тьма, прорезаемая белизной голых костей в следовавшей за жизнью сфере, ее вечной сопернице - Смерти. Но мой взгляд привлекали не эти шесть сфер, а седьмая, заточившая кусок вечернего неба, в котором сверкали миллиарды звезд. Самая непостижимая сфера магии - могущественный и таинственный Космос.

- Здесь интересно.

Дракон, разглядывающий высокие сводчатые потолки и стены, на которых сверкали, освещая помещение, печати огня, кивнул.

- Более чем интересно. – Он перевел взгляд на круг и показал пальцем на очерчивающую его линию из печатей, принадлежавших к разным сферам, отчего казалось, будто она похожа на пестрое ожерелье из бусин разной формы. – Видишь эту защиту?

- Вижу, – кивнула я.

- Я уже рассматривал такую цепь печатей в подземном замке гномов, король Ранкор защитил ею свой тронный зал. Там, конечно, печати были уровнем поменьше, но смысл этой защиты мне очевиден.

- И в чем он?

- Никто не сможет в круге пользоваться амулетами или любой другой чуждой ему магией. Только собственная сила, хотя, думаю, дополнительный ресурс можно взять из сфер. Но ты не сможешь использовать магию, к которой не принадлежишь.

Я и не очень рассчитывала. Уже из разговора с Охранником в трактире стало понятно, что мои с такой тщательностью выбираемые амулеты мне, увы, не пригодятся.

- А охранная печать действовать будет?

- Если она не принадлежит к естественной для тебя сфере магии, то почти наверняка нет.

Вот это уже было совсем плохо, потому что я совершенно не знала, какая магия для меня естественна и что такое моя печать. Терзаемая отнюдь не радостными мыслями, я не заметила, как в зале снова появился все тот же старый рыцарь в сопровождении двух охранников. Он стоял на широкой лестнице всего в три ступени, а за его спиной была еще одна дверь.

- Поздравляю всех присутствующих с завершением первого испытания. Вам осталось пройти еще одно, после чего начнется ваш путь рекрута. Сейчас вас здесь сто двадцать представителей разных рас. В дверь за моей спиной войдут шестьдесят.

Гномиха хмыкнула и снова сняла с плеча молот.

- Уже можно начинать?

- Не торопитесь, принцесса Трилла, - улыбнулся рыцарь. – На этот раз мы хотим испытать ваши магические способности.

Леди гном заметно скисла. Все знают, что у подземного народа большие проблемы с боевой магией. Даже тупые гоблины, и те творят атакующую магию земли лучше гномов.

- У каждого из вас есть пять минут, чтобы выбрать себе напарника, с которым вы войдете в круг сражаться против назначенной мною пары соперников. Битва на смерть. Победители поединка проходят дальше.

- А если твоего партнера убъют? – спросила все та же любопытная девушка-факир.

- Лучше следите, чтобы этого не произошло.

- Но все же?

- Если оба соперника в тот момент на ногах, вам засчитывается поражение.

- Пара обязательна? Нельзя одному принять бой? – И все же этот Некромант был слишком самоуверен.

- Нет, - отрезал рыцарь. Как мне показалось, ему этот наглый тип не нравился даже больше чем мне. – Как только выберете себе партнера, возьмите его за руку и поднимите ладони вверх.

Снежная лавина дотронулся до моего плеча и сказал то, что я хотела от него услышать:

- Не хотите со мной в пару?

Я хотела. Между Высшим и не Высшим в такой ситуации выбор очевиден, на мой взгляд. Я взяла его за руку, и подняла вверх наши ладони, чем, похоже, очень разозлила идущего ко мне Алихандро. Он резко развернулся на каблуках и пошел, как ни странно, не к протягивающей ему руку Темной эльфийке, с которой, похоже, был знаком, а к Огненному дракону. Тот выслушал то, что сказал ему вампир, и протянул ладонь. Я поискала взглядом Гарта. Тот уже стоял, держа за руку пышногрудую деву -Повелительницу морей, с которой о чем-то перешептывался. Они, похоже, тоже встретились в замке Охраны не впервые. Эллоэ улаживал свои дела со всеми свойственными ему расовыми предрассудками, а именно, вступил в переговоры с тремя друидами, двумя мужчинами и одной юной девушкой. Последняя, слегка стесняясь, и протянула ему руку. Я перевела взгляд на Некроманта, тот спокойно стоял, не предпринимая попытки к кому-то приблизиться. Его тоже избегали. Никто ведь не любит некромантов, хотя если бы не сын Ветра, я бы, наверное, попыталась сделать ставку именно на него. Тот, кто настолько равнодушен к творящемуся вокруг, скорее всего, имеет основания хранить спокойствие, ну, или полный кретин, а он на глупца не походил. Та самая Темная эльфийка, которую отверг Алихандро, шагнула было к нему, но ее внимание привлек какой-то гоблин. Принцесса Трилла носилась по залу в поисках партнера, но все ей отказывали. Похоже, не я одна с пренебрежением относилась к боевой магии гномов.

- Нет, ну я, правда, нормально колдую, - в отчаянье пыталась внушить она какому-то водяному. Просто отлично, не пожалеете! - Тот отвернулся от нее, оглядывая толпу, и принцесса гномов пошла уговаривать шамана. – Сударь, у меня только седьмой, но я, правда, хороша в чарах защиты…

- Идите сюда, – скомандовал Некромант.

Трилла обернулась к нему и, как ни странно, на ее розовощеком лице все же промелькнула тень сомнения. Гномы не жалуют Темных, но она понимала, что особого выбора у нее нет, а потому вложила свою пухлую руку в его узкую ладонь. И даже сказала с намеком на благодарность:

- Вы не пожалеете.

Он ухмыльнулся.

- Уже пожалел. Молчите, и не путайтесь под ногами. – Он поднял вверх руку, причем вместе с гномихой, ее боевым молотом и кованой броней. Учитывая, сколько все это весило и то, что я не заметила, чтобы он применил магию, вынуждена признать: Некромантов и их опыты над своей физической формой сильно недооценивают.

Когда все пары подняли вверх руки, рыцарь сделал какой-то жест. На запястьях партнеров появились браслеты, похожие на полоски грязно-серой ткани, на которых проступили темные, словно следы влаги письмена.

- Вы связаны. Умрет в круге один, погибнет и другой, рекомендую вам сражаться командой, и заботиться не только о себе, но и о партнере.

Сын Ветра, похоже, оценив мой уровень, погрустнел я, честно говоря, тоже. Понятно, что справиться с ним будет сложно и соперники, если они конечно не полные дураки, постараются бить по мне.

- Как только войдем в круг, я поставлю вам ледяной щит на одиннадцать уровней и постараюсь все закончить как можно скорее. Следите, чтобы с флангов не обошли.

- Хорошо.

Во многих парах происходили такие же короткие совещания. Один их Охранников подал старому рыцарю хрустальный шар. В нем, видимо, содержались наши данные, и он уже считал, кто на какие пары разбился. Старик провел над ним рукой.

- Первый поединок. Огненный дракон Дагар и вампир Алихандро граф Мадисобар, против Айлин русалки и Додзи повелителя морей.

Поединок был недолгим, все присутствующие следили за ним с интересом, пытаясь понять, как действует в круге магия. Противники тоже еще не обладали данными познаниями, а потому осторожно обменялись парой заклинаний для пробы. Алихандро попытался достать русалку разящей косой. Та поставила щит, но ее седьмой уровень не выдержал удара заклинанием его девятого, узкая лента тьмы прорезала его легко, как нож забытое на солнце масло, но от удара русалка успела увернуться. Пират ушел в глухую оборону, пытаясь отразить атаку огненного кнута, который вспыхнул в руке дракона. Тот только ухмылялся и наращивал его мощь, увеличивая скорость движений кистью. Противники явно были не равны по силам. Вампир насмешливо отмахнулся от ядовитого тумана русалки, а дракон, вложившись в череду особенно замысловатых ударов, достал пирата. Огненный кнут обвил горло повелителя морей. Отчетливо запахло паленой плотью. Секунду спустя все было кончено. Раскаленный кнут прожег шею, отделив голову морехода от тела, русалка закричала и упала на пол, из ее пор хлынула мутная вода, а ноги обратились в хвост, чешуя на котором была безжизненно блеклой.

Двое охранников вытащили тела из круга и бросили их у стены.

- Можете войти, - сказал рыцарь. - В нашей толпе претендентов, ожидающих своей участи, кто-то вяло поаплодировал победителям. Дракон пожал плечами и вошел в желанную дверь, Алихандро, отвесив публике поклон, последовал за ним. – Трилла принцесса гномов и Александр некромант против Наена друида и Эната друида.

Я приблизилась к кругу с несвойственным мне каким-то особенно сильным любопытством. Я желала Некроманту поражения, при этом абсолютно уверенная, что он победит. Мучил вопрос, как он это сделает, и надежды на представление в полной мере оправдались. Это было молниеносно. Стоило двум парам вступить в круг, он сотворил под ногами соперников что-то воде огромной темной воронки. Друиды не успели даже опомниться, как их в нее засосало. Тьма, поглотив тела, забурлила с каким то чавкающим звуком, а потом из нее фонтаном ударили брызги крови и мелкие кусочки плоти. Некромант закрылся щитом, позабыв о своей напарнице, которою обдало этим месивом с ног до головы. Трилла замысловато выругалась, как, впрочем, и те, кто стоял в первых рядах у круга. Аплодисментов не последовало. Несправедливо. Я расщедрилась на овации. Это было режущее заклятье воздушных, но видоизмененное задействованной в нем магией смерти. Отличная тактика, но как он мог воспользоваться ею в круге?

Некромант обернулся ко мне и скупо улыбнулся, а потом пошел к двери. Принцесса гномов, все еще ругаясь, семенила за ним, стирая с лица кровь. Ее ноги оставляли те же следы, что недавно впечатали в белый снег мои собственные сапоги. Кажется, теперь я знала, как погибли вампиры из Стенок, и кто мог быть магом в черном плаще, похитившим Раско. Взаимодействие как минимум двух сил подчеркивало возможность использования некромантом разнообразной магии. Выводы делать пока было рано, но я, как ни странно успокоилась. Это была первая зацепка, за которую можно было бы ухватится. Моей заслуги в ее обнаружении не было. Скорее, мне ее щедро предложили, вот только зачем?

Сын Ветра задавался другим вопросом.

- Как он печати преодолел?

Я не могла ему ответить. Во-первых, не знала, что сказать, а во-вторых, мои мысли были заняты тем, как мне вести себя дальше.

- Снежная лавина ледяной дракон и Ева факир против...

Речь шла обо мне. Меня назвали каким-то простым, ничего не значащим именем, но я не почувствовала себя оскорбленной. Это даже придало мне уверенности. Все на самом деле в итоге оказывается просто. Сложности мы создаем себе сами. Мне нужно было думать о поединке, а не о Некроманте, и я отложила мысли о нем на потом. Он мог быть могущественным магом и отличным воином, но если он тот, кто посмел испортить мне жизнь, я найду способ избавится от него. Когда мне что-то очень надо, я всегда нахожу способы.

***

Наш поединок был, наверное, самым банальным из тех, что мне довелось увидеть. Если честно, я сожалела, что нас вызвали так рано, и мне не удалось посмотреть, на что еще способны те, кто проходит за дверь. Других сожалений не было. Снежная лавина прекрасно справился, и мы быстро и чисто убрали пару Темных эльфов, причем я приняла в поединке посильное участие. Он, как и обещал, поставил мне щит и в долю секунды понизил температуру за его приделом, так что мы имели в своем распоряжении две неплохие ледяные фигуры для домашней вечеринки. Когда я была молодой, магия представлялась мне чем-то очень эффектным, а поединки, казалось, могли длиться вечно. В моих фантазиях противники должны были часами обмениваться замысловатыми заклятьями. Сейчас я так не думаю, все решает уровень подготовки соперников и обычно первый же точно нанесенный удар.

- Добить, – скомандовал старый рыцарь.

Сын Ветра смутился, и я поняла, что еще секунда, и он, возможно, продемонстрирует всем свой главный недостаток. Этот дракон не был безжалостным, черствым или равнодушным. Бессмысленная жестокость ему претила. Он уже открыл рот, видимо, чтобы спросить, зачем это нужно, если мы все равно победили, но я его опередила.

- Позволь мне. – Я знаю, трудно жить в мире, где никто не ценит иную жизнь кроме своей собственной, но в нем уж точно не выжить, если ты начнешь позволять окружающим понимать, как трудно тебе смериться с этим всеобщим безразличием друг к другу.

Двумя ударами я разнесла ледяные статуи на осколки и не стала смотреть, как тает сиреневый туман подо льдом. Мне это было ненужно. Лишний раз давать себе повод почувствовать раскаянье не стоит. Вместо этого я взяла Снежную лавину за руку и потащила его к двери с уместной торжествующей улыбкой, наспех изображенной на лице.

- Все это не правильно, – прошептал сын Ветра.

- Но так происходит, – сказала я.

- Если никто не станет говорить, что это скверно, ничего никогда не изменится!

Он, по сути, был ребенком. Наивным и могущественным, но еще слишком юным, чтобы кое-что понять.

- Ничего в любом случае не изменится ни для кого кроме тебя. Любая система безжалостна к тем, кто ее критикует.

- И это повод молчать?

- Повод.

Он покачал головой.

- Не понимаю.

Я за него даже порадовалась. Мне бы, наверное, тоже хотелось отмотать назад лет двести семьдесят и еще иметь право заблуждаться.

Комната, в которую мы вошли, служила трапезной. Там стоял один стол, уставленный всевозможными яствами на любой вкус. Четверо победителей, что вошли до нас, уже устроились за ним, причем все на приличном отдалении друг от друга. Из трапезной, освещенной сферами, мерцающими голубым светом, вели три двери, судя по печатям, закрытые. Скорее всего, чтобы пройти дальше, следовало дождаться окончания остальных поединков. Помимо будущих рекрутов, я заметила рабов, видимо, обязанных прислуживать при трапезе. Рот каждого из них был запечатан печатью. Одна из рабов, девушка с бледным лицом, сейчас помогала Трилле умыться, наливая воду в медный таз и подавая полотенца. Принцесса все еще негодовала, но на нее не обращали внимания ни сам виновник ее бед, ни вампир с огненным драконом, которые о чем-то тихо переговаривались.

Алихандро при моем появлении обиженно нахмурился, а потом улыбнулся, демонстрируя, что прощает меня.

- Иди к нам.

Я взглянула на сына Ветра. Он кивнул.

- Идите. Я тут посижу, а то, похоже, того рыжего дракона мое присутствие очень раздражает.

- Спасибо за бой.

- Не за что. - Он устроился недалеко от Леди гном и по-мальчишески ей улыбнулся. – Еще за ушами вымойте.

Она выругалась, но совету последовала. Направляясь к Алихандро и его знакомому, я проходила мимо Некроманта. Он усмехнулся, не удостоив меня взглядом, но этот звук сам по себе был очередной провокацией. Я остановилась.

- Извини, - сказала вампиру. – Я тут сяду.

Может, Мадисобар и хотел что-то сказать о моем странном поведении, но промолчал. Сегодня он многое для меня сделал, но тратить время на благодарность и вежливость не хотелось. То, что случилась, уже прошло, теперь стоило думать о том, что будет дальше. Я перемахнула через скамью и устроилась рядом с Некромантом.

- Вы использовали отличное заклинание.

Он кивнул.

- Всегда использую только отличные.

Самоуверенность его погубит. Тем лучше. Правда, из меня льстец посредственный.

- Я уже видела такое.

Он пожал плечами.

- Оно не слишком оригинальное.

- Позволю себе не согласиться, вы знаете многих, владеющих им?

Некромант сделал вид, что задумался.

- Вам точною цифру или обойдемся присутствующими?

- Что вы хотите этим сказать?

- Только то, что даже сейчас в этой комнате есть амулет с этим заклинанием.

- У кого?

Он пожал плечами.

- Хороший продавец всегда хранит тайну своих сделок.

- О! Так вы еще и торгуете своей магией?

- Что поделать, люблю жить на широкую ногу, желаете что-то приобрести? Хотя, боюсь, вам мои услуги не по средствам.

- А кому они по карману?

- Относительно немногим.

Ну что за милая беседа. Мы сидели, глядя друг другу в глаза и обменивались словами, словно перекидывая серебряный мячик. Не знаю, что меня так раздражало в нем, кроме, разумеется, возникших подозрений. При иных обстоятельствах, принадлежи он к расе менее известной своим вероломством, и если бы кто-то выколол ему его неправильные краденые глаза, возможно, этот тип мог вызвать у меня что-то похожее на уважение. Ничего больше. Я давно не связываюсь с мужчинами, способными диктовать мне правила игры. Он и сейчас пытался это сделать. Я понимала, какой тип беседы мне навязывают. «Либо задавай вопрос в лоб, либо даже не пытайся со мной играть». К прямым ударам я пока не была готова, а фактов было мало, чтобы испытывать хоть небольшую уверенность, что сев за стол с такими картами, я сумею вовремя передернуть. Самое время сменить тему.

- Что вы вообще думаете об испытаниях?

Он пожал плечами.

- Легко. Примитивно. Жестоко.

- Оправданно жестоко?

- Разве что условиями естественного отбора.

- Поясните.

Он улыбнулся.

- Вы знаете, каково население мира по эту сторону границы?

Я пожала плечами.

- Никогда не задавалась этим вопросом.

- Ну а я задавался. Впрочем, он не самый важный. Давайте поговорим об уровнях магии.

- Давайте, если вам угодно.

- Каков средний уровень?

- Средний для кого?

- В общем средний. Для населения в совокупности.

- Третий? – прикинула я.

Некромант задумался.

- Вы были бы правы лет сорок назад. И будете снова правы к закату этого дня, а сейчас он четвертый.

Я его не понимала, может быть в силу того, что он рассуждал о вещах, которые меня никогда не интересовали.

- Наш разговор имеет смысл?

Он кивнул.

- Смысл есть во всем. Скажем так, многие люди, интересующиеся устройством мира, задавались вопросом, почему отбор в охрану происходит хаотично? Чем руководствуется ложа рыцарей, объявляя о наборе рекрутов? Эти любопытствующие и выявили эту закономерность. Третьего уровня магии довольно легко достичь не слишком обременительными тренировками лет за пятьдесят. Дальше сложнее, до четвертого добираются уже не многие. Потом снова нужно только время, хотя и в весьма внушительных количествах, а еще некоторое упорство. Седьмой уровень снова переломный момент - либо ты стоишь на месте, либо идешь дальше, то же самое могу сказать о десятом. Все, кто перешел через него и сумел прожить достаточно долго, стали Высшими. Теперь о соотношении уровней. Тех, кто выше десятого, совсем немного. Тех, кто с седьмого по девятый, больше. Их по количеству обходят с третьего по шестой ну а тех, кто ниже, вообще полно. Видимо, средний показатель – три - устраивает всех, а вот четыре это уже для кого-то плохо.

- Для кого?

Он пожал плечами.

- Сами можете найти ответ. Именно поэтому, когда баланс смещается, сильных заманивают в ряды тех, кто управляет устройством мира, обещая кому ответы, кому власть, кому богатство. Для того, чтобы все это обрести, только и нужно, что пройти естественный отбор. Заодно эта процедура сильно понижает средние показатели.

- До третьего.

- Именно.

Его рассуждения были интересны. Я на самом деле никогда ни о чем таком не думала, мне хватало забот о собственной персоне ну и теперь еще о Раско. Однако, похоже, я попала в мир тех, кому слепыми и глухими быть не нравится, и еще не поняла, как мне стоит к этому относиться. В обсуждении подобных вопросов всегда есть опасность увлечься и в итоге пострадать от своего любопытства. Определенно это не моя кривая дорожка, но знать, по какой ходит он, показалось мне важным.

- И вы считаете такой подход к урегулированию проблем неправильным?

Некромант пожал плечами и положил себе на тарелку кусок рыбы.

- Почему же, есть те, кому так удобнее.

- Но вы не из них?

- Я здесь, а значит, готов принять данную концепцию, оставляю обстоятельствам шанс меня убедить в ее правильности.

- Но пока не убеждены?

- Мне не хватает фактов. Вы будете что-нибудь есть?

Я поняла, что голодна и с удовольствием отметила, что вся еда на столе защищена печатями от ядов.

- Буду.

- Тогда давайте обсудим блюда. Политика не способствует аппетиту.

Я задала еще один вопрос:

- Вы верите в то, что сопротивление может что-то изменить?

- Все можно изменить, главное понимать, зачем и чему ты противостоишь.

Если меня в чем и убедил наш разговор, то это в том, что он опасен. Как говорил один Пират, с которым я плавала пару лет, «Держи друзей близко, а врагов еще ближе». Эта теория его убила. Он слишком близко подпустил несколько противников одновременно. Я бы не хотела повторять его ошибку, но мне, видимо, так на роду написано. Если я надеюсь разобраться в своих подозрениях, мне придется дышать в затылок этому Некроманту.

За разговором я не обратила внимания на то, что в зал вошли еще несколько пар, но появление Гарта не могла не заметить. Похоже, ему повезло несколько меньше чем мне, на его щеке красовался свежий шрам, а одна из перчаток дымилось, и он непроизвольно поморщился, стягивая ее. Рубаха Пиратки, что была с ним в паре, пропиталась кровью из раны на спине. Все же оборотень всегда отличался беззлобным характером, поэтому, когда они сели в конце стола, сначала, позвав рабов, принялся промывать рану даме. Иногда я позволяла себе сожалеть, что у меня с ним все так скверно вышло.

- Знакомый? – спросил Некромант, проследив мой взгляд.

- Кровный враг.

Он не стал говорить глупостей вроде того, что теперь, скорее всего, уже нет. Наоборот, равнодушным тоном подтвердил мои худшие опасения.

- Даже Закон не властен над чувствами.

- Я тоже так думаю.

Дальше он молча ел, а я, потеряв аппетит, следила за дверью. Не поверите, интересовалась не только в общем теми, кто вынес второе испытание, но и судьбой эльфа. Не то чтобы у меня появились какие-то теплые чувства к Вековечным… Вовсе нет. Просто в его уменьшенном магией кошеле лежала наша общая Генуя, которая, к сожалению, не влезла в мою сумку. Они с друидкой были предпоследней парой, и я даже немного порадовалась и приглашающе похлопала рукой по скамье рядом с собой. Эльф скривился, заметив Некроманта, но все же что-то вежливо сказал своей спутнице и пошел ко мне.

- Это было сложно. - Я кивнула, наливая ему в кубок эльфийский мед. Эллоэ жадно сделал глоток и сел. – Хороший партнер попался. Правда, ее расстроило, что кое-кто убил ее братьев. – Он бросил косой взгляд на Некроманта, тот равнодушно ел свою рыбу.

Мне оставалось только пожать плечами.

- Таковы поединки.

Эльф кивнул.

- Диадра это понимает, но ей все равно горько.

- Не жалеешь, что решился? - Спросила я Эллоэ.

Он медлил с ответом, и это сомнение почти примирило меня с его скверным характером.

- Я всегда хотел новых знаний о мире. Теперь мне кажется, что за эти дни я узнал слишком много, но, наверное, это чувство пройдет. – Он все еще пытался носить маску мудрости и рассудочности. – Должно пройти, у любого познания есть цена.

Я его, как не странно, понимала и посоветовала:

- Не переплати.

- По-твоему, бежать от правды проще?

- Проще. – Я не солгала. Побеги были моей непременной составляющей, но было в запасе и иное знание. – Но всем иногда хочется остановиться. - Разговор выходил каким-то личным, а я такие беседы не любила. В них у меня никогда даже толком потребности не возникало, может, поэтому безопаснее было выбрать полезную и нейтральную тему. – Расскажи, кто тут из сражавшихся после меня и Снежной лавины хорош в магии?

Эльф кивнул в сторону неприлично высокого мага, закутанного с ног до головы в темно-синий плащ. Я бы, наверное, даже стоя на цыпочках, доходила ему до пупка. При этом он не был массивным, как тролль, скорее, наоборот, дивно пропорциональным.

- Он.

- А кто этот «он»?

- Рыцарь представил его как Атланта. – Эльф нахмурился. – Имя какое-то не выговариваемое.

Да нужно мне было его имя… Важен сам факт. Я никогда раньше не видела Атлантов. Жители дрейфующего острова, самая замкнутая раса из всех. Они ни с кем не поддерживают дружественных отношений и очень редко приглашают к себе гостей. Никогда не слышала, чтобы они проявляли интерес к делам Охраны, так с чего вдруг один из них решил попытать счастья? Я огляделась по сторонам и поняла, что меня беспокоит, насколько много вокруг магов, которым тут совершенно нечего делать, могущество которых само по себе являлось залогом нормального существования. Взять хотя бы Алихандро. Зачем ему служба? Он наследник богатого и древнего рода. Скука толкает на путь, способный привести к смерти? Некоторых жадных до ощущений безумцев бесспорно, но разве Мадисобар из таких? Ему, как мне казалось, было не занимать ни ума, ни осторожности. Эльфы, как и Атланты, особенно не интересовались службой, и вдруг среди них появляется такой как Эллоэ. Любопытный эльф, это даже звучит как-то странно. Ну что он со своими тридцатью тремя косами тут позабыл? Слишком много магов с десятым уровнем. Определенно слишком. Будь у меня такой, я жила бы обеспеченно и ни во что не ввязывалась. Но у меня не было, а окружающие отличались фатальным сумасбродством.

Закончить свои размышления, какими либо выводами я не успела - вслед за последней парой вошел рыцарь. Он подождал, пока все сядут по местам, и встал во главе стола. Я решила, что если нас снова попросят друг друга убивать, это испортит мне аппетит окончательно. Все, знаете ли, хорошо в меру.

- Поздравляю вас с прохождением второго испытания. С этого момента вы официально являетесь рекрутами Охраны. Партнер, выбранный вами для поединка, будет вашей парой на первые три месяца обучения. – Принцесса Трилла застонала. Я могла ее понять. – По их окончанию вы по своему желанию сможете поменять напарника. В конце зала три двери, в каждую из которых войдут десять пар. Это будет ваша группа до дня посвящения, обмен партнерами возможен только в ее рамках. Вам предстоят многочисленные тренировки и испытания в группе, в паре или индивидуальные. У каждого будет свой наставник. Он завтра познакомится с вами, объяснит все условия и ответит на интересующие вопросы. – Рыцарь снова три раза взмахнул рукой, на дверях появились медные таблички с перечнями имен. – До утра можете отдыхать.

Рыцарь вышел в зал со сферами. Я усмирила любопытство и не кинулась, как многие, сразу смотреть кто в какой группе. Было такое желание, но когда есть возможность, я предпочитаю изучать обстоятельства медленно и вдумчиво. Что касается моих соседей по столу, то Некромант, похоже, разделял мое мнение, степенно дожевывая пятую по счету порцию рыбы, а вот Эллоэ нет. Он вскочил и обошел три двери, читая списки, потом все же вернулся ко мне.

- Мы в одной группе. – Он сунул в карман пару яблок. – Пойду изучать комнату.

Он явно не одобрял отсутствие у меня интереса к происходящему. Видимо, эльф считал несправедливым, что за осуществление своей мечты он вынужден был сражаться с равнодушными и незаинтересованными в службе, вроде меня и Некроманта. Когда он ушел, я спросила у своего соседа:

- Вам нет дела до того, с кем вы в команде?

Он взглянул на принцессу Триллу, входившую в первую дверь.

- Есть. Дело найдется всегда. Вопрос в том, какое оно.

- Вы о том, что войти мы всегда успеем?

- Именно. Вопрос в том, сможем ли выйти?

Я его как-то даже слишком хорошо понимала в том, что касалось стратегии и тактики. Он был осторожен до крайностей. Никогда раньше не встречала подобных мне самой перестраховщиков. Если он имеет отношение к похищению Раско, справиться с Некромантом будет очень сложно. Не уверена даже, что я смогу, но то, что попытаюсь, вне всякого сомнения. Отчего-то хотелось спросить его напрямую, но… Я тоже не могу идти вперед, не оставляя путей для отступления. Решимость мне не то чтобы изменяла, просто разум советовал к ней пока не прибегать.

Мы сидели пока все не покинули зал. Некромант все время ел, и, если честно, я не могла понять, как в него влезало столько пищи. Нет, он не накидывался на нее жадно, наоборот поглощал очень медленно, уделяя много времени нарезанию ее на малюсенькие кусочки. Меня такая педантичность несколько нервировала. Не люблю, когда чего-то не понимаю, а это действо насыщения не имело особого смысла.

Одним из последних зал покидал Алихандро Мадисобар. Уже у первой двери, в которую, если верить словам Эллоэ, предстояло войти и мне, он обернулся, похоже, решив снова простить мое неразумное поведение.

- Идешь? - Я отрицательно покачала головой и, как-то непонятно взглянув на меня и Некроманта, он вошел внутрь.

Я находила его поведение все более странным. Мы не виделись с Алихандро много лет, и раньше он никогда не проявлял такой заботы о моей персоне.

- Я не нравлюсь вашим друзьям, – заметил мой сосед по столу.

Нужно было развеять его заблуждения.

- У меня нет друзей.

- Вы считаете, что это хорошо? – полюбопытствовал он.

- Думаю, так надежнее.

- Прискорбно.

- Что я так думаю?

- Нет. Тот факт, что я с вами целиком и полностью согласен. - Убедившись, что мы остались одни, он встал из-за стола и достал из кармана свернутый отрез ткани. Это была Генуя. Не знаю, чего он пытался добиться, демонстрируя мне такое количество намеков на то, что где-то в деревне Стенки наши пути уже точно практически пересекались. Может, конечно, все это было стечением обстоятельств. Чего только в жизни не бывает, вот только я разучилась верить в совпадения. Некромант хотел добиться моей ненависти? Дать понять, кто является заказчиком моих услуг? Убедить, что сделка в силе, и я могу рассчитывать, что при соблюдении ее условий верну то, что у меня похищено? Ответов не было. Меня провоцировали на вопросы, это очевидно, но начать задавать их - значило принять его правила игры, а я давно играю только по собственным и вопреки чужим, поэтому промолчала. Было сложно, но он, не выглядел, особенно раздосадованным, расстилая на столе ткань. – Вы мне поможете?

- В чем?

Некромант обвел помещение рукой.

- Собрать продукты. Вас ничего не смущает в этом зале?

- А должно? – Я посмотрела по сторонам. Нет, не смущало. Стены, светильники, стол, две скамьи. Печати против ядов на столешнице. Такое убранство можно встретить в трапезной любого замка.

Некромант чуть сдвинул тяжеленную, на мой взгляд, неподъемную без магии скамейку.

- А теперь?

Я его все еще не понимала.

- Что?

Он ухмыльнулся.

- Вы ищете следы колдовства, а иногда куда больше говорят простые факты. Это помещение не используется как трапезная. По крайней мере, этот стол и лавки тут никогда не стояли. Посмотрите на пол, он из потемневшего от времени дуба. На нем оставили свой след тысячи ног, если бы помещение давно использовалась для пиров, оттенок пола под ножками стола и скамьи был бы несколько светлее, но мы этого не видим, значит, они поставлены относительно недавно.

- Для испытаний?

Некромант кивнул.

- Именно. Я могу ошибаться, но полагаю, это еще одна попытка нас оценить. Они проверили наши боевые навыки, уровень магии, осталось, по-моему, выяснить всего пару вещей. Выносливость и способность мыслить здраво. – Он указал на стол. - Печати против ядов это хорошо, но посмотрите, как их много. Знаете побочный эффект данной магии?

Я кивнула. Трактирщики всегда брали двойную плату, если клиент хотел еду с защитой.

- Продукты портятся во много раз быстрее за пределами стола.

- Именно. Готов поспорить, яблоки, что захватил ваш приятель Эльф, сгнили в его карманах, едва он вышел за порог этой комнаты. И заметьте, оттуда никто не вернулся, что наталкивает меня на мысль, что за пределом этой трапезной нас с вами ждет некий затяжной период лишений. Я могу ошибаться, но предпочитаю обезопасить себя, раз такая мысль пришла мне в голову. Примите участие в моем эксперименте, возьму вас в долю на свой продовольственный запас. Генуя поможет нам дольше сохранить продукты.

Я все еще не до конца его понимала.

- Но эта ткань сама по себе может обезопасить от голода.

Некромант взглянул на меня с легким любопытством.

- Сколько вам лет?

Я решила не лукавить. Мой возраст был причиной для гордости. В конце концов, попробовал бы он при моей профессии прожить триста лет с уровнем ниже седьмого. Я не встречала подобных счастливцев, впрочем, и свой результат не считала везением. Причиной этому были моя печать и постоянный контроль за собственными тылами, а никак не слепая удача. В нее я вообще верила с трудом и уж тем более, никогда на везение не полагалась.

- Летом исполнится триста один год.

Он не удивился ни капли, и я даже не знаю, зачем спросил, если было похоже, что знал с самого начала.

- Почти ровесники. Мне триста пятнадцать. – Не знаю, зачем он сказал это и почему так, словно извинялся за свой возраст. Для десятого, который я видела, он, несомненно, был молод, но к чему это обсуждение дат? Желание подчеркнуть, что я неудачница, не способная добиться того, что сумел он?

- И какие выводы вы мне предлагаете сделать из этого обмена информацией?

Некромант пожал плечами.

- Никаких. Просто меня удивляет, как неверно некоторые понимают магию. Впрочем, этих некоторых всегда большинство, так что, пожалуй, я не стану лишний раз демонстрировать свою озадаченность.

- О чем вы?

Он неожиданно резко тряхнул головой.

- Ни о чем.

Я умела ловить момент, а это был определенно он. Я не понимала, но мне хотелось… Сейчас в разговоре со мной Некромант перешагнул какую-то границу, и мне нужно было понять какую именно, а я не могла.

- Но все же? Ответ в обмен на сотрудничество в подборе продуктов.

Он хмыкнул.

- Не торгую собой так дешево. Либо помогаете, либо нет.

Я кивнула, стягивая перчатки и принимаясь укладывать еду на Геную.

- Помогаю.

Он меня озадачивал. Как никто и никогда, но это было не просто неприятно, а по меньшей мере странно. Я хотела разобраться. Хотя обычно так копалась лишь в себе.