Против течения

Бета: Aerdin 1-7 c 8 Jenny
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС
Жанр: drama
Отказ: Ничего тут моего нет, денег не дадут, да и не очень хотелось.
Аннотация: Противостояние в жизни многих непохожих друг на друга людей.
Статус: Не закончен
Выложен: 2008.05.02



Глава 17: «Шкафы и письма»

Дом был старым и ветхим, с маленьким запущенным садом. Неухоженный какой-то дом, грустный. Было видно, что живут в нем редко, что эти стены давно не слышали смеха, и все же... Невиллу понравилось, как приветливо скрипнула ржавая калитка, как захрустел гравий на дорожке. Дом был рад гостям, он хотел толику веселья.

Подойдя к двери, он постучал и тут же замер под пристальным неприветливым взглядом.

- Здравствуйте, миссис Норрис, как поживаете? – это не было насмешкой. Ему никогда не доводилась встречать таких разумных животных, как эта старая облезлая кошка. Характер у нее, конечно, был жутко вредный и гордый, но Невиллу она была даже немного симпатична. С кошкой завхоза он всегда был вежлив. Пару раз, когда он заблудился в коридорах школы, миссис Норрис помогла ему, показав дорогу, но только насмешливо фыркнула в ответ на попытки поблагодарить или погладить ее и удалилась, гордо вздернув драный хвост. Вот и сейчас, проигнорировав его приветствие, она развалилась на крыльце, вылизывая лапу, но поглядывая на него взглядом «Веди себя прилично, я за тобой слежу».

- Эй, ты чего здесь делаешь, негодник?

Филч наконец открыл ему дверь. На завхозе был потертый темно-вишневый стеганый халат поверх ночной сорочки, колпак и очки. Судя по красному носу и сухому кашлю, он был болен.

- Мистер Филч, простите, что я вас беспокою, но у меня к вам дело, – Невилл, боясь, что его попросту прогонят, быстро протараторил историю про тетушку Мираль и ее браслет. - ... И вот бабушка попросила меня отправиться к вам и узнать, не поможете ли вы связаться с вашим сыном.

Филч заметно приободрился. Его лицо разгладилось, он словно даже помолодел, надувшись, как гордый индюк.

- Да, Аминус... Хороший у меня сынок, блестящий был студент, его в авроры сразу взяли. И уважительный очень, не то что нынешняя молодежь. Ну, заходи, что ты встал-то столбом на пороге?

Невилл не верил своей удаче: похоже, Филч рад был поговорить о сыне, а собеседников у него, кроме собственной кошки, не было. Он решил закрепить достигнутый результат.

- Тетушка очень его хвалила.

- Да уж, отличный парень, а какой волшебник выдающийся. Все знал, и зелья вон всякие, и заклинания. Как домой приезжал, вечно мне всяких целебных микстур кучу готовил. Я ему говорю, мол, не надо, неужто мне профессора Снейпа попросить трудно, а он - нет, отец, мне приятно самому заботится о тебе. Хороший у меня сын. И профессор хороший был, не то что этот Слагхорн, за все ему заплати. Жаль, что Поппи Помфри уехала... Тоже вот до чего противная женщина, а уж в перечном зелье бы не отказала. А этот говорит, ингредиенты, мол, денег стоят. Поди, не его они, а школьные. Во всем несправедливость!

- Может, я схожу в аптеку и куплю вам перечное зелье? Ну, будем считать, в благодарность от тетушки за то, что ваш сын поймал того вора?

Филч еще больше оживился.

- Лучше бутылочку огневиски. Самое верное средство от любой хвори.

Невилл смутился.

- Но мне же не продадут.

- А ты к Рози сходи в «Три метлы», она, поди, знает, что я хвораю. Сама вчера в долг стаканчик поставила, добрейшая женщина. Ты иди, а я пока чай приготовлю.

Невилл кивнул. На улицах Хогсмида было немноголюдно, на лицах редких прохожих застыла тревога. Все спешили по своим делам, настороженно поглядывая на встречных. Он насчитал десятка два авроров, их лица были еще более напряженными, чем у жителей деревеньки. В «Трех метлах» было пусто. Мадам Розмерта одиноко сидела за стойкой и при виде Невилла заметно оживилась.

- Привет! Сливочное пиво? Что-нибудь вкусненькое?

Он покачал головой.

- Простите, мадам, но мне только бутылку огневиски, меня мистер Филч прислал. Сказал, что вы в курсе его хвори.

Розмерта хмыкнула, но бутылку достала.

- Запой у него, а не хворь. Так этому старому хрычу и передай. Он мне два галлеона уже задолжал, – она горько хмыкнула. – Вот такая теперь клиентура. Только вроде Филча да вот этого, - кивнула она в сторону не замеченного Невиллом волшебника, похрапывающего за столом. – Эй, Флетчер, шел бы ты отсюда. Дома проспишься.

Маленький, какой-то измятый волшебник с растрепанной рыжей шевелюрой открыл глаза. Невиллу казалось, что раньше он его где-то видел, но он никак не мог вспомнить, где.

- Рроззи, душечка, еще пинту.

Мадам Розмерта горько вздохнула, глядя на Невилла.

- Вот такая у меня теперь публика. Даже в «Кабаньей голове» оживленнее. Все боятся, что я их отравлю. Эх, если бы школу к осени открыли... Но ведь на это не стоит рассчитывать? Я знаю, Минерва старается, но куда ей против министра. Так что и это - клиентура. Будет так дальше - закрою паб.

- Мне очень жаль, мадам Розмерта. У меня скоро день рождения, обязательно уговорю бабушку отметить его у вас. Тут же лучшее сливочное пиво в мире.

Розмерта улыбнулась.

- Ты славный парень.

- Невилл. Невилл Лонгботтом.

- О, я очень хорошо помню твоего отца, когда он был студентом. Веселый был юноша, какие гулянки они тут с друзьями устраивали... И маменька у тебя была смешная. Алиса, кажется?

- Да.

- Вся из себя такая колючка, маленькая, от горшка два вершка, но очень забавная злючка. Твой отец еще в школе души в ней не чаял.

Невилл растроганно улыбнулся, доставая кошелек. Денег у него было достаточно. Целых пятьдесят семь галлеонов. Вообще-то, эти деньги он копил на новый сорт тридманоги плюющейся, особенно ядовитого сорта новозеландской тридманоги которую мало кто в Англии мог выращивать, но из-за всей этой истории с Регулусом Блэком решил, что иметь при себе наличные куда важнее какого-то там растения. Нет, оно было замечательным, но... Как-нибудь потом.

- Рози, еще пинту! – потребовал Флетчер.

- Обойдешься, ты и так не заплатил за последнюю, - мадам Розмерта с улыбкой приняла у Невилла деньги.

Коротышка встал и, пошатываясь, подошел к стойке. Он облокотился об нее рядом с Невиллом. Отчетливо запахло потом, перегаром и вонючим дешевым табаком. Дрожащей рукой он извлек из кармана какое-то золотое украшение на длинной цепочке.

- Гляди-ка, что у меня есть, наверняка стоит дороже, чем пара пинт эля. Я бы мог выручить за него сотни три. Но тебе, так и быть, отдам за двадцатку.

- Флетчер, у меня не скупка краденого. Проваливай.

Невилл уже собирался уйти, пряча в карман кошелек и забирая бутылку, когда пьяный волшебник вцепился в его руку.

- Эй, малец, я вижу, ты при деньгах. Выручи волшебника, которому очень нужна его пинта. За двадцатку, а? Классная вещь, подаришь своей девочке.

Невилл посмотрел на довольно старинный медальон, выглядевший каким-то угрожающим и мрачным. М-да... Какова должна быть девочка, чтобы подарить ей такое...

- Нет, спасибо, оставьте себе.

- Вот ведь прохиндей! - Флетчер обнажил в улыбке желтые от табака зубы. - Цену сбиваешь, да? Черт с тобой, бери за пятнадцать.

- Да не надо мне... – но тут он подумал о мадам Розмерте, славной ведьме, радовавшей своей улыбкой не одно поколение молодых волшебников. Ведь эти деньги почти наверняка пойдут ей. Возможно, «Три метлы» продержатся до открытия Хогвартса и хоть что-то останется неизменным. Смех в морозное утро, первая бутылочка сливочного пива, которое приятно согревает и щекочет в носу и кажется особенно сладким от приветливой улыбки мадам. – Хорошо, я куплю за пятнадцать.

Он отсчитал деньги, мужчина жадно сгреб их, сунув ему в руку медальон.

- А вот теперь пинту эля, Рози.

Мадам Розмерта посмотрела на Невилла нежно, хоть и слегка укоризненно, и пошла наливать помятому волшебнику выпивку.

Он встал и вышел из паба, сжимая свое новое приобретение. На улице он взглянул на медальон и увидел, как блики солнечного света играют на змеистой «S», украшенной, как чешуйками, крошечными изумрудами.

- Может, и пригодится для девушки, - буркнул он, пряча свою покупку в кошель. - Если я вдруг начну встречаться со слизеринкой.

Затем он и думать забыл о медальоне, поспешив к Филчу. У него, определенно, были дела поважнее.

***

Чай у Филча был хороший и крепкий, в его доме вообще было очень уютно, несмотря на то, что большинство вещей были старыми, а может, именно поэтому. Налив себе стаканчик виски, завхоз плеснул щедрую порцию в чай Невилла.

- Чтобы предотвратить заразу, - пояснил он.

Напиток на вкус получился ужасным и Невилл прихлебывал его с осторожностью, глядя на то, как Филч расправляется уже со второй порцией виски. Этот человек абсолютно не походил на потомка ни рыцарей, ни некромантов, ни даже оголтелых охотников за сокровищами тамплиеров.

- Дети, - бурчал Филч, кутаясь в халат. – Все беды от этих детей. Ходят повсюду, мусорят. Суета... Именно что суета... Нет, мой мальчик таким не был. Хороший у меня мальчик.

- А где он сейчас?

- Так в Германии, - Филч явно подобрел от выпитого виски. – Сестра там у него была. Как миссис Филч нас бросила, так почти сразу за какого-то барона вышла и родила ему, значит, дочку. Суетливая была женщина.

Невилл оживился.

- Значит, ваш сын живет в Германии со своей сестрой? Как ее фамилия?

- Фамилия? Грот, кажется, или на «Ф» как-то, я не интересовался. Только не с ней он живет, померла она. В тот год, как он впервые поехал к ней знакомиться, так и померла. Мальчик очень переживал, на могилу ее, поди, каждый месяц ездил. А потом, когда ушел из авроров, а сколько им платят-то, тем аврорам?.. В общем, сказал мне, что нравится ему там, в Германии, а мне-то что - все другая обстановка, не при отце же век жить? Да и я-то в школе все время, и не виделись мы с ним почти. Так что я сказал: «Езжай с Мерлином». А что, профессия хорошая, денежная. Всегда он любил лечить-то. Вон и миссис Норрис... Капельки ей какие-то сварил, уж сколько лет не хворает, старушка моя...

Кошка у него на коленях как-то презрительно посмотрела на хозяина, но все же замурлыкала.

- Он колдомедик?

- Колдомедик? Да нет, он Мастер Зелий. Аптека у него своя, в их магическом квартале, наподобие нашего Косого переулка. Вот адрес, хоть убей, не помню. Хотя был он у меня где-то записан...

Невилл с надеждой на него посмотрел:

- Может, поищете? Я вам помогу.

Филч встал.

- Тоже мне, помогу, дам я тебе шариться в моем доме. Сам найду. Хотя... Ладно, пошли, коробки там тяжелые.

***

Невилл с удивлением разглядывал комнату, заваленную сотней пронумерованных коробок так, что по ней невозможно было пройти.

- Что это?

- Старые личные дела студентов. Я беру их как работу на лето. Где карточки надо подклеить, где пергаменты протерлись и переписать надо. Ты только смотри, лишнего не сболтни. Нельзя их, конечно, из школы выносить, но за год-то все не успеешь, а многим коробкам тут больше ста лет. Да и кому гневаться-то? Макгонагалл, она женщина только с виду суровая, а так... Разве ж она введет снова телесные наказания? А без них как? Разве ж приструнишь вас? Вон, мадам Амбридж до чего славная была женщина, понимала, что к чему. Или тот же профессор Снейп, уж до чего умный был да строгий. Все ему по правилам делай, как увидел как-то, что я коробку домой несу, так как разорался! Да… Все ему по правилам делай. Но я что, я понимаю, - порядок! – Филч нравоучительно потряс крючковатым пальцем у носа Невилла. - Хороший был декан. - Невилл молчал, ему сложно было разделять восторги Филча по поводу персон, которых тот считал достойными восхищения. – Ладно, ты разбери проход к столу, адрес там где-то, на конвертах с письмами Аминуса, а я пока пойду выпью в лечебных целях еще стаканчик.

- Да, хорошо. Идите, конечно.

Он возился с коробками уже минут пять, но разобрал только треть прохода, ведь без магии дело шло медленно, когда в комнату пришла кошка. Укоризненно посмотрев на Невилла, она нахально прыгнула на коробку, которую он только собирался поднять.

- Вас прокатить, миссис Норрис? А не свалитесь с этой груды папок? - кошка презрительно фыркнула и лапой сбила на пол целый ворох бумаг. – Ну что за шалости? – недовольно спросил Невилл и сел на корточки, чтобы собрать их. Кошка спрыгнула следом и головой толкнула его руку по направлению к одной из папок. Он прочел указанное на ней имя: «Том Марволо Ридлл». – Неужели...

Кошка утвердительно мяукнула, позволяя ему взять папку. Быстро развязав бечевку, он, не обращая внимания на остальное содержание, на первом листе нашел строчку с адресом. Тот самый приют!

- Мне сегодня определенно везет, - он сунул папку за пояс брюк, прикрывая рубашкой. – Спасибо, миссис Норрис. – Он протянул руку и, как ни странно, на этот раз кошка позволила себя погладить. Ее мех был сухим, безжизненным и... Невилл отдернул руку, заработав укоризненный взгляд. Совладав с собой, он снова погладил кошку. – Вот как... Значит, хороший парень Аминус сварил какие-то капельки и ты больше никогда не болела? – миссис Норрис отвернулась к окну, ее хвост жалобно поник. – Ну, правильно, как тут болеть, когда у тебя сердце не бьется. Древние традиции некромантов. Вот ведь чтоб их, да, киса? И котят, наверное, нет, и у мышей не тот вкус... - миссис Норрис грустно потерлась головой о его руку. – Ну, ничего, у меня тоже есть знакомый некромант, я спрошу его, как помочь тебе.

Оставив миссис Норрис в покое, он продолжил разбирать проход к столу. Когда он почти закончил, Филч вошел в комнату.

- Ну как?

- Почти добрался.

Завхоз помог ему с парой последних коробок. Затем подошел к столу и достал пару пачек писем, одну тонкую, всего из трех конвертов, он тут же положил обратно.

- Ну, это личная переписка сына, а вот те письма, что он писал мне из Германии, - он вытащил бумаги из конверта и протянул его Невиллу. – Ну вот, парень, удачи с поиском браслета твоей тетушки. Аминус поможет, он хороший мальчик.

Невилл спрятал конверт в карман.

- Уверен, что поможет. Спасибо вам, мистер Филч.

Завхоз даже смутился.

- Ну, ты заходи, если что. Ты нормальный мальчик, суеты от тебя мало. Вот и миссис Норрис ты нравишься.

Кошка, пристально всматривающаяся в него, ничем не выказала, что разделяет такое утверждение.

- Спасибо, я непременно зайду, – пообещал он скорее кошке, чем завхозу.

Филч проводил его до двери и вежливо простился. Невилл поспешил к дороге, чтобы снова вызвать «Ночного рыцаря». Он был очень доволен собой, ведь он добыл и адрес приюта, и координаты Аминуса Филча. Гермиона непременно оценит его усилия. Он взмахнул палочкой и тут кусты позади него зашуршали. Невилл обернулся. Миссис Норрис сидела, сжимая в зубах тонкую пачку писем. Похоже, это были те, что завхоз бросил в стол. Личная переписка Аминуса Филча.

- Ты хочешь, чтобы я взял это?

Кошка, словно оставляя выбор ему, бросила их на дорогу и скрылась в кустах. Невилл поднял эти письма, развязал ленту и открыл первое попавшееся.

«А.А.Ф.

Мы были правы, рассчитывая на то, что едва мой работодатель услышит историю о нашей вещи, он непременно захочет получить ее. С. передал ее ему, не зря же он так поспешно устроился работать в школу. Информация из надежного источника. Как он будет ее использовать, полагаю, мы оба можем догадаться. Я наложил на ключ следящие чары. Так вот, он снова вернулся к М. По моему совету он провел тот ритуал с ларцом и теперь точно знает, где он. Однако, боюсь, я переоценил степень доверия ко мне М. Он все еще ничего мне не сказал, хотя считает, что я горю желанием помочь ему в той маленькой интриге, что он затеял. Я боюсь М. Ты знаешь, какую клятву мне пришлось дать ему, чтобы заслужить его доверие. Как только я узнаю от него, где ларец, от М. надо будет избавиться любой ценой, и тогда рубин будет наш.

Р.А.Б.»

Невиллу стало страшно. Он сам привел этого человека к Гермионе... Человека, который обманул его!..

- Эй, парень, везти куда?

Он не слышал, как рядом затормозил автобус. Достал папку с личным делом Волдеморта и назвал адрес. Он должен был успеть первым. Непременно должен!

***

Гермиона расплатилась с таксистом, глядя на старое здание с почерневшими от копоти стенами.

- Унылое место.

Регулус Блэк кивнул.

- Более чем, - он с насмешкой ткнул пальцем в покореженную ржавую табличку «Реконструкция». – Похоже, она висит тут лет пятьдесят, не меньше.

Гермиона поежилась. Несмотря на то, что на улице стоял жаркий летний день, она чувствовала себя так, словно сейчас декабрь где-то на севере Шотландии. Промозглая стужа проникла в каждую клеточку ее тела и теперь ледяным когтем царапала позвоночник.

- Могу я признаться, что совершенно не хочу туда идти?

Блэк кивнул.

- Можете. Шикарная защита от магглов и даже от впечатлительных магов. Я могу пойти туда один.

- Ну уж, нет.

- Тогда возьмите меня за руку.

- Спасибо, - она, как ни странно, была благодарна его сильным пальцам, сжавшим ее запястье. Предпочитая не думать, кому, по сути, принадлежит эта рука, она доверилась ей.

- Идем, - он расшатал одну из досок ветхого забора и, отодвинув ее, скользнул внутрь.

За забором была другая ограда в виде решетки, несколько секций отсутствовали и они воспользовались этим, чтобы проникнуть во двор перед унылым квадратным зданием.

Гермиона последовала за Регулусом к главным дверям приюта, покрытым почерневшей, вздувшейся от жара краской.

- Тут был пожар?

Блэк с трудом открыл дверь.

- Полагаю, это очевидно. Похоже, господину Риддлу очень не угодило это место, – холод внутри стал невыносимым, Гермиона увидела, как изо рта вырывается пар.

- И жертвы, вы думаете, были?

Она ступила на грязный пол, выложенный черно-белой плиткой.

- Ну, зная Темного Лорда, скорее да, чем нет. Кстати, если потребуется применить магию, можешь не стесняться. Тут такие защитные чары, что ни одно заклинание не отследить.

Они шли по длинному, черному от сажи и, казалось, бесконечному коридору. Тусклый свет, пробивающийся сквозь заколоченные окна, делал его еще более мрачным, руки покрылись инеем. Блэк, в отличие от нее, выглядел по-прежнему нормально.

- Вам не холодно? – Гермиона чувствовала, что вот-вот просто застынет от мороза.

- А с какой стати? На улице жаркий день, солнышко вовсю светит, а легкий озноб... Ну, призраки, полагаю, – он обернулся к ней и рассмеялся. – Немедленно прекратите верить тому, что чувствуете, помните только о том, что знаете. Ну, подумаешь, призраки... А остальное - обычная защита от магов и магглов. Думаю, Волдеморту не хотелось, чтобы кто-то проник в это место, вот он и понаставил таких вот ловушек. Погодите, скоро должны начаться голоса... О, вот уже, слышите?

Она действительно слышала. Потусторонний ровный бубнящий шепот, сводящий с ума... «Назад...», «Поворачивай назад...», «Здесь тебя ждет только смерть...», «Смерть... Смерть... Смерть...» Гермиона сильнее вцепилась в руку Регулуса.

- Черт, это действительно страшно...

Он обнял ее за плечи.

- Прекратить панику. С вами некромант. Привидения нас боятся, мы их, знаете ли, мастерски изгоняем.

- Только призраки?

- Всего лишь, и поверьте, ни один не попадется нам на глаза. Думаю, нас ждет кое-что пострашнее, - сказал он насмешливо.

- Вам весело?

- Ну да. А что, это так очевидно? - она кивнула. Он рассмеялся: – Зато вам почти не страшно. А вот сейчас начнется самое интересное.

- Что?

- Видите, какой этот коридор длинный? Полагаю, нас ждет искажение реальности. Готовы?

- К чему?

Вместо ответа он дернул ее вперед. Гермиона охнула и... Она огляделась. Серебристая дымка тумана скользила между огромных стволов многовековых деревьев. Их темно-серая кора, влажная от сырости, пахла чем-то кислым, но аромат был тонким и даже приятным. Регулус указал на тропинку, петляющую между деревьями.

- Идем скорее, мне не слишком нравится данный пейзаж, - он почти побежал вперед, увлекая за собой Гермиону. Когда деревья впереди начали расступаться, а туман все больше сгущался, не позволяя видеть то, что ожидает тебя через пять шагов, Регулус упал на колени, заставив ее повторить данное движение, и замер. Лес застыл, наполненный неподвижностью и тишиной, потом раздался рев, низкий, утробный, напоминавший рокот готовой вот-вот вырваться наружу лавы.

- Что это?

- Милая живность. Полагаю, собачки.

- Собачки?

- Адские псы. Говорят, «добрая» колдунья, которой нравилось мнить себя божеством, вывела эту породу. Маб, слышали о такой? В Англии их уже не осталось, да и я полагал, что в мире - тоже.

Гермиона напряженно нахмурилась.

- Если они чем-то похожи на Пушка, у нас проблемы.

- Пушок?

- Трехголовый цербер высотой метра два с половиной.

- Выберемся, познакомите. Но нет, эти меньше. Хотя они разумны.

В тумане мелькнули две темные тени, такие же серые, как все вокруг, только более темные. Он них исходил тяжелый животный запах угрозы.

- Имя? – это меньше всего напоминало голос, скорее, тихий шелест листвы под ногами.

- Регулус Блэк.

- Имя?

- Гермиона. Гермиона Грейнджер.

Тени приблизились и после некоторой паузы девушка услышала.

- Некромант и детеныш магглов, вам тут не рады.

- Нам уйти? – нервно фыркнула Гермиона.

- Нет, вы уже не можете.

Они не двинулись с места. Тени приблизились почти вплотную и теперь их можно было разглядеть. Это были две огромные собаки, их шерсть была темно-серой, глаза отливали серебром, а с огромных клыков капала вязкая, как ртуть, слюна.

- А какое заклинание... - шепотом спросила Гермиона.

- Никакого, - так же тихо ответил Блэк. – Эти твари совершенно не подвержены магии.

- И что же нам делать?

- Вы свой кухонный тесак случайно не захватили?

- Нет...

- Очень жаль. Тогда трансфигурируйте себе какое-нибудь оружие. Ваш пес - левый. На счет три.

- Что?..

- Раз, два, три... - Регулус Блэк быстро перекатился по траве, взмахом палочки трансфигурировал серую ветку в длинный меч и, схватив его в руку, бросился на того пса, что был справа от него. – Да, покусать себя не позвольте. У них клыки ядовитые.

- Час от часу не легче, - Гермиона, не слишком задумываясь, взмахнула палочкой. У нее из ближайшего трухлявого пня получился двухзарядный арбалет. Схватив его, она натянула тетиву, когда пес прыгнул на нее. Нажав на спусковой крючок, Гермиона с ужасом увидела, как стрела с металлическим лязгом отскочила от шкуры. Только в последний момент она успела увернуться от острых зубов, крикнув Регулусу:

- Оружие их не берет! У этих тварей шкура, как броня.

- Да? - Регулус нанес удар по боку своего противника и вынужден был признать: – Вы правы. И почему учитель по Уходу нам на седьмом курсе об этом не рассказывал? Может, потому, что преподавал об этих тварях как о вымершем виде?

- Вы унесете эти знания с собой в могилу... - прошелестел соперник Гермионы. Договорить он не успел, девушка нервно нажала на спусковой крючок. Стрела, просвистев, попала прямо в разинутую пасть зверя. Адский пес конвульсивно дернулся, заваливаясь на бок, из его пасти хлынула серебряная кровь.

- Я своего случайно прикончила, - Гермиона тут же снова трансфигурировала свой арбалет в заряженный.

- Как? - Регулус был занят тем, что уворачивался от все новых и новых атак противника.

- Сейчас покажу, - Гермиона натянула тетиву. – Эй, песик, скажи «А».

Тварь мотнула в ее сторону мордой, сказав «Что?», но это слово тоже сгодилось. Глядя, как стрела вновь попадает в цель, она ощутила торжество снайпера.

Наблюдая за конвульсиями пса, Регулус усмехнулся, отбрасывая в сторону меч.

- Я же говорил, вам со мной ничего не грозит.

- Скорее, вам со мной, - Гермиона огляделась по сторонам, все еще не опуская оружия. – Вы уверены, что их тут было всего две штуки?

- Да, моя милая валькирия, имею все основания так полагать. Вымирающий вид, помните? К тому же, сомневаюсь, что эти твари были бы столь благородны, чтобы нападать один на одного. Идемте, нам надо найти дверь. Думаю, это все проблемы на сегодня.

- Дверь? – Гермиона вглядывалась вдаль. – Вон та сгодится?

Это действительно была самая обычная дверь. Она просто висела в воздухе.

- Нам туда, - уверенно сказал Блэк.

- Ну, пошли, – Гермиона начинала чувствовать себя все более уверенно.

Он открыл дверь и они вошли в крохотную комнату. Заколоченное окно, почерневший от копоти, покореженный скелет железной кровати и высокий платяной шкаф, словно обойденный огнем. Блэк сразу направился к нему, а Гермиона шагнула к окну.

- Мы на втором этаже, - с удивлением заметила она, взглянув в щель между досок.

- Ну да, искривление пространства. На самом деле, это очень сложная магия. Представляете, в магическом лесу, где-то в Румынии - а именно там в последний раз были замечены твари, с которыми мы сегодня сражались, - существует часть пространства из этого приюта. Полагаю, вместе с лестницей. Высшие чары, такие на седьмом курсе далеко не всем удается освоить. Уж поверьте мне, я так и не смог.

- Обидно, - Гермиона все еще смотрела через щель на лондонскую улицу, где за забором приюта кипела обычная дневная жизнь. Суетливая, спешная, и, наверное, вон из той булочной пахло свежим хлебом, а вон из того магазина, торгующего дисками, должно быть, доносилась музыка.

- Что вам обидно?

- Как многого я не узнаю, если школу так и не откроют.

- Нашли о чем пережевать. Откроют, если у каждого из нас все получится. Меня куда больше беспокоит, что этот замок заперт заклятием крови и моя не подошла, чтобы его отпереть.

Гермиона отвернулась от окна. Действительно, замок шкафа был испачкан кровью, как очень старой, бурой, спекшейся, так и новой. Ее источник угадать было нетрудно, глядя, как Регулус Блэк залечивает свое запястье.

- Маггловский приют, – она протянула ему руку. – Наверно, и кровь должна быть маггловская. Мне все больше кажется, что Волдеморт очень последователен. Надеюсь, моя кровь подойдет, не хотелось бы бежать на улицу за донором.

Регулус чиркнул заклятьем по ее запястью и прижал рану к замку. Тот покорно щелкнул.

- Вы просто копилка бесценных идей, Гермиона, – он распахнул дверцы шкафа. – Вуаля...

Ларец был прекрасен. Лаконичность форм, строгость линий... Он был сделан из какого-то черного металла, украшен полумесяцами и половинами дисков солнца, выполненными из лунного камня и золотистого янтаря соответственно.

- Странная, неправильная вещь, - Гермиона коснулась кончиками пальцев ледяных стенок ларца.

- О чем вы?

- Не знаю. Это странное чувство, словно с ним что-то не так... Это как...

- Я понимаю, словно девственница прикована к скале, отдана в жертву безжалостному монстру. Только картинка из ряда вон, в роли девственной невесты - белоснежная самка дракона, а монстр... вон он, в стальных латах. На коне, с гербом, девизом и подобием души... Выйдите, Гермиона, вам здесь дальше быть не нужно. Я справлюсь.

- Да, - она пошла к двери. – Конечно, мы ведь все решили...

Она уже открыла дверь, но запах сырого леса отрезвил. Разве так можно? Жертвовать чьей-то жизнью? Ну какая разница, кто этот человек... Зло, добро... Так нельзя. Кто она такая, чтобы судить? Нельзя жить с этим принятым решением, не нужно спешить, пока остается хоть крохотная надежда. Невилл был прав, как же прав он был!

- Что я делаю?

- Простите?

Блэк уже стоял у ларца.

- Регулус, не нужно. Мы просто заберем его, - она для надежности взяла в руку палочку. – Мы отыщем ключ.

- Я так не думаю. Мне жаль, Гермиона...

Он открыл ларец. Она поняла это слишком поздно. Дверь? Слишком много дверей, нет, арка... Знакомая, только какая-то зыбкая, и голоса... Так много голосов... Стук дерева об пол. Потом другой, более тяжелый и глухой удар, она понимает, что это за звук, вот только не может ни обернуться, ни остановиться. Ее влечет туда, вон из тела, упавшего вслед за палочкой. Только туда, в серое, липкое, затягивающее... Она часть этого неведомого мира, что завис перед ларцом наподобие странной проекции. Ларец, свет, арка... Темный, неправильный, словно рожденный яркой вспышкой сумрак... Там голоса, их много. Их надо рассмотреть - все и каждый. Увидеть их сейчас - это главное, и...

- Не смотри, - может ли душа коснуться другой души? Да. Гермиона почувствовала, что не одна, и хотя тот, другой, был злым и очень крикливым, его странный призыв изнутри и снаружи перекрывал магию голосов. – Только посмей, тупая грязнокровка, взглянуть ей в лицо. Держись за меня... - ей хотелось спросить: «Да за что, собственно?», но она не смогла. Она почувствовала, как что-то начало ввинчиваться в нее спиралью, что-то связывающее и не отпускающее. Да, она не одна... – Зажмурься! – а у души есть глаза... Ей не удавалось то, что он все продолжал от нее требовать. Арка, голоса за ней... Казалось, они уже могли коснуться ее своим дыханием... – Черт, если тебе непременно нужно пялиться на что-то, смотри на меня. Ну же!

- На тебя? – Гермиона наконец-то смогла оторваться от затягивающей ее арки и сосредоточилась на... Неужели эта неуловимая дымка с чертами очень злого Драко Малфоя - это последнее, что она будет видеть в жизни? А ведь она умирает... Это конец. В эту секунду Гермиона поняла, что не просто может, она хочет ничего не видеть.

***

- Добро пожаловать в пристанище душ, не обретших покой. Место дерьмовое, лишенное какого бы то ни было колорита. Из оттенков тут два - серое и очень серое. Мне идет, а вот ты выглядишь дохлой. Не одолжишь мне шоколадку, чтобы я мог утешиться? Ах, да, у тебя ее нет, ты ведь даже собственное тело забыла снаружи!

- Малфой, ну заткнись, а?

- А что, Грейнджер, у тебя голова болит? Отмазка, нет у тебя никакой головы! Да и вопли мои - за гранью обычного звука, так что ничего, потерпишь.

- Малфой!

В чем-то Малфой был прав. Они просто парили в чем-то бесконечном сером, окруженные какими-то невнятными звуками. Любая попытка Гермионы куда-то отгрести, подобно пловцу, не важно - вверх, вниз или вбок, главное - подальше от Малфоя, проваливалась. Она оставалась на месте, хотя пространство вокруг ощущалось как плотная вата. А потому час, год, вечность или всего пять минут она слушала насмешки Драко над ее попытками изменить хоть что-то и уже почти искренне жалела, что не позволила его убить.

- Плачу пять сиклей за твои мысли.

Она огрызнулась:

- У тебя с собой?

- Очень смешно. Я и так догадаюсь. Ты думаешь: ах, какой отличный парень Драко, спас меня, жалкую грязнокровку, от окончательной смерти, уговорив не смотреть ей в глаза, и теперь он, как и положено нормальному герою, сидит и не рыпается, чтобы как можно скорее свыкнуться с этим местом и получить возможность в нем хоть как-то ориентироваться, в то время как я, глупая корова, которая пыталась убить этого великого человека, всячески ему мешаю.

- У меня другие мысли: какого хрена моя чертова совесть не позволила мне убить это чертова кретина, который натворил столько дерьма, что теперь этого уже никогда и никому не исправить.

- Ладно, Грейнджер, я признаю, что у нас есть причины не любить друг друга. Я даже готов понять, что твое желание убить меня было оправданным, но сейчас мы в одной, так сказать, лодке, и я даже благодарен дядюшке Регулусу, что он обеспечил меня попутчиком.

- И как давно ты знал, что он плохой?

- В смысле?

- Ну, ты ведь говорил с Невиллом, ты мог ведь дать ему понять, что у тебя проблемы с очень разговорчивым, но не самым искренним дядюшкой?

- А тут все относительно. Ты думаешь, мне стоило сообщить Лонгботтому, что когда отец знакомил меня с фамильным древом по материнской линии, он бросил такую фразу: «Если есть человек с тысячей целей, готовый предавать всех и одновременно никого, то это твой дядя Регулус»? После этого он сделал глоток бренди и добавил: «Занятная личность, благо, на данный момент он мертв». Я не счел нужным спрашивать, почему благо, мне тогда хватило и того, что он мертв.

- Ты так доверяешь мнению своего отца?

- А ты?

Да, она доверяла.

- Ладно, Малфой, проехали.

- Не нравится думать, что у нас есть что-то общее?

- Я вынуждена смириться. Мы оба в глубокой...

- Заднице.

- Да, но почему голоса все тише и совсем ничего не видно вокруг?

Малфой по-турецки поджал под себя ноги и взглянул на нее с презрением.

- Я же все объяснил. Хороший Драко спас дерьмовую Грейнджер, помнишь? Наши души не мертвы. Преддверие отказывается нас принять, мы тут чужие. Полагаю, остальные его обитатели нас просто пока избегают. И это плохо. Думаешь, ради чего я тебя спасал? Мой страх в аду остаться без подружки тебе как ответ не зачтется.

Гермиона нахмурилась.

- Итак, зачем?

Драко довольно улыбнулся.

- Если то, что мне рассказывала тетка, - правда, то у тебя где-то тут есть знакомый с довольно целым телом. В Преддверии нет времени, так что... гм... испортиться оно было не должно.

- Сириус!

- Грейнджер, я вижу, ты начинаешь соображать. Если не будешь дурой, то мы выберемся. Я потомственный некромант по материнской линии. Необученный, конечно, но достигший совершеннолетия. Знаешь, в чем главное отличие наших родов?

- Вы все напрочь самодовольные ублюдки?

- Твое чувство юмора мне не нравится. Предупреждаю: будешь паясничать - оставлю здесь.

- Не оставишь. Ты бы меня не тащил с собой живой, не будь я тебе необходима. Так при чем тут Сириус и его тело? И что там у тебя за феноменальные отличия от обычных магов?

Малфой поморщился, но ответил:

- Душа Блэка мертва, и это ясно, иначе он вернулся бы, будучи даже необученным некромантом. Наше отличие в том, что у каждого из родов, веками практикующих некромантию, вырабатывается своего рода связь с потусторонним миром. Мы можем проникать в него посредством определенных предметов и, соответственно, покидать его.

- И как это работает?

- Гадания на костях, например. Я беру в руку череп человека и через него вхожу в контакт с его сущностью – душой. Могу прочитать его воспоминания о жизни, могу погулять по раю или заглянуть в ад. Я даже в Преддверии был не единожды. Однажды мы с Пэнси решили откопать ее деда, чтобы узнать, куда он спрятал свое магическое кольцо. Занятная вещь, позволяет повелевать временем. Не такая мощная, как хроноворот, но пару секунд отыграть всегда можно. Могилу, конечно, раскапывали Крэбб и Гойл, но когда я его потрогал...

- Малфой, меня сейчас вырвет от твоего представления о свиданиях с девушками.

Он только хмыкнул.

- Ты слушать будешь или нет?

- Буду, - смирилась Гермиона.

- Так вот, если тебя так утомляют подробности, я ограничусь тем ответом, что я просто уже не раз был в Преддверии. Когда Блэк влез в мое тело, но еще не мог до конца его контролировать, я прочел сотню книг по некромантии. Там не нашлось иного способа избавиться от вселившейся души, кроме как подавлением воли. У меня, как ты знаешь, не вышло. Но по поводу Преддверия там была куча полезной информации. В том числе и о способах покинуть его. Так вот, в отличие от Регулуса Блэка, мы не мертвые души, удерживаемые на грани жизни и смерти клятвой. Мы вполне живые. Пока наши тела существуют, у нас есть все шансы покинуть это место почти беспрепятственно.

- В смысле?

- Как только адаптируемся, можем привязать себя к чему-то материальному и, подобно дядюшке, всучить это первому прохожему. Правда, его ожидание может затянуться, и если у меня есть надежда, что о моем теле позаботятся, то у тебя их мало. Есть еще один способ - найти себе живое тело и выбраться через арку в министерстве. Но тут есть одна загвоздка: тело должно быть отдано нам своим владельцем добровольно. У меня вряд ли есть шансы уговорить дядюшку Сириуса, а вот тебя он может пожалеть.

- Так вот зачем я была тебе нужна?

- Да. Правда, способ рискованный. Выбраться в теле никем не амнистированного преступника в министерство Магии, да еще потом и жить в нем с тобой, пока мы не вернемся в приют за твоим телом... И плюс, учти - на все про все дня четыре, больше твоя оболочка без воды не протянет.

- Меня спасут.

Драко усмехнулся.

- Кто? Дурачок Лонгботтом? Как думаешь, сколько времени у него уйдет на то, чтобы отыскать приют?

Гермиона нахмурилась. И правда, нужно будет долго искать по архивам, даже если Невилл подключит кого-то из Ордена...

- Ладно, как тут нужно адаптироваться?