По вторникам и субботам

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ЛМ/РУ
Жанр: романс
Отказ: Кому деньги - знает Бог и ее хорошие юристы.
Аннотация: Фик написан на фикатон "Мелочь, а приятно" на АБ по заявке Ludowig: "Драббл с Люциусом. Рейтинг по желанию автора".
Статус: Закончен
Выложен: 2008.04.30

 


Глава 2: Статья в журнале "Ведьмополитен": «Интимный этикет»

Правило 1

Любой нормальный (и даже не очень нормальный) волшебник любит, когда его любят, как бы смешно это ни звучало. А еще лучше, если вы будете восхищаться им, особенно как мужчиной и состоявшимся магом. И все это желательно делать искренне.

Поэтому, прежде чем начать соблазнение своего любимого волшебника новеньким дорогостоящим бельем из салона мадам Малкин и требовать этим полупрозрачным тряпочкам всяческих комплиментов, не забудьте обратить внимание на то, что и на нем тоже надеты трусы. Возможно, не такие элегантные и вызывающие, но вполне заслуживающие добрых слов. Так же, впрочем, как и его крепкая грудь, мускулистые руки, стройные ноги, прекрасные глаза и все остальное.

- Малфой, - Рональд Уизли рассматривал своего собеседника через легкую дымку возбуждения, которое преследовало его весь вечер. В конце концов, он вынужден был признать, что у Люциуса волосы «как у девицы», манеры - «как у дорогой девицы» - одна эта тросточка чего стоит, и то, как он морщится, когда при нем кто-то говорит как нормальный мужик. А еще глаза ничего так, хоть и лукавые. И вообще… Гермионе стоило бы больше времени проводить дома, тогда он, ее муж, не страдал бы всякой фигней, вроде совершенно необоснованной эрекции, и не признавал бы слова этого аристократишки разумными. – Слушайте, ну где вы ухитряетесь покупать такие странные тряпки?

Количество пуговичек на сюртуке блондина вызывало у аврора раздражение даже при визуальном анализе.

- А что?

- Нет, я просто думаю, это сколько же часов вы раздеваетесь, прежде чем кого-то завалить? Часа два, наверное? Были бы демократичнее, ну, там, футболка, джинсы… Вот увидите, жизнь стала бы намного приятнее.

Малфой недоумевал.

- С чего вас заинтересовал мой гардероб?

- Да нет, - спорить не очень хотелось. – Шмотки стильные и вам идут, но это ж сколько возни…

Малфой нахмурился и объяснил, как ребенку:

- Вы же волшебник, Уизли. Одеться и раздеться можно при помощи одного взмаха палочки.

- Всего одного?

- Ну да. Я понимаю, что в школе этому не учат, но есть же специальная литература…

- Не верю, что все так просто. Покажите!

Люциус нахмурился.

- Уизли, я не намерен…

- Да что вы так стесняетесь? Хотите, шторку задерну? – аврор поднялся и сам лично подлил в огонь масла, отчего-то показалось, что конопляного. - Или наврали?

Малфой закатил глаза.

- Я не имею привычки лгать по таким ничтожным поводам.

- Ну так покажите. Всего-то два взмаха палочкой, как вы утверждаете.

- Черт с вами, я докажу, что не лгу. Только наложите чары, чтобы никто не вошел.

С этим Уизли легко справился. Почему он добавил заклинание, чтобы еще никто и не вышел - на тот момент осталось тайной для его замутненного сознания.

***

- Вау…

- Уизли, прекратите разглядывать мое белье!

- Ни за что. Это нечто. Офигеть.

- Уизли! Все, я одеваюсь.

- Нет! Только не говорите, что это вам подарила жена!

- А что если так?

- Значит, в этом мире уже две дуры.

- О чем вы? Уизли, зачем вы снимаете штаны? О! Черт возьми!

- Ага. Думаю, они отоваривались в одном месте. Вам на что подарили?

- На годовщину.

- А мне - на день святого Валентина. Нет, честно, иногда даже в туалет в министерстве зайти неудобно. Приходится отливать в кабинке. А не носить - так ведь обидится.

- И не говорите. Но это еще ничего. А я стыжусь собственных домовых эльфов. Не представляете, как мерзко эти твари могут хихикать.

Рон Уизли сделал невообразимое - они обменялись с Люциусом Малфоем взглядами, полными муки и мужской солидарности. В конце концов, его красные шелковые боксеры с вышитым поверх ряда пуговок жирным осанистым львом выглядели не намного пристойнее зеленых боксеров милорда - из того же гладкого материала, с украшавшей причинное место толстой длинной змеей. При всем при этом был вопрос, который беспокоил аврора совершенно неоправданно.

- Ваша вышивка тоже зачарованная?

- Ну да, – поняв смысл вопроса и ответа на него, Уизли и Малфой обменялись еще более оценивающими взглядами. Оба хмыкнули из-за некоторой неопределенности подобной оценки. – Вашу супругу можно поздравить, – признал Люциус.

Рон не мог с ним не согласиться.

- Вашу тоже.

***

Правило 2

Аксиому, гласящую, что “волшебник обязан в первую очередь доставить наслаждение женщине и только потом позаботиться о себе”, умные ведьмы давным-давно выбросили из головы. И знаете, почему? Потому что они не хотят сами оказаться выброшенными.

Если уж вы желаете получить удовольствие, то не забывайте, что и любимому вами волшебнику хочется этого, к тому же, вам от этого тоже будет приятно. Проявите чуткость и доставьте наслаждение своему партнеру. Бескорыстие будет непременно вознаграждено.

- Слушайте, а все же что-то странное с этим вечером. У меня никогда раньше не стояло в компании одних мужиков.

- Это зелье в коктейле. Наверное, мне стоило предупредить раньше.

Рональд Уизли кивнул, возмущенно глядя на Люциуса Малфоя.

- Конечно, стоило! А у вас почему такая эрекция? Вы же, вроде, не пили?

Милорд немного нахмурился.

- Я вообще ценитель прекрасного, даже если оно одного со мной пола.

- Только не говорите что это вы обо мне, – Уизли засмеялся и, наверное, поэтому не обратил внимания на пристальный взгляд, брошенный Люциусом Малфоем на его расстегнутую ширинку.

- Определенно, нет. Но вот пара юношей на танцполе…

- Видели бы вы того с тату, из соседней кабины. У святого бы на него встало.

- Да уж.

- Ладно. Как насчет дружеской помощи? Я, правда, этим только в школе пару раз занимался.

- Вы о чем?

- Да ладно, не ломайтесь. Всегда приятнее, когда это делает кто-то, а не ты сам.

- Только не говорите, что рукой, которую вы сейчас ко мне тянете, вы дрочили Поттеру. Меня стошнит.

Рон Уизли уже собирался отрицать, сказав, что это у него было только с Симусом, да и то всего лишь пару раз в нежном шестнадцатилетнем возрасте, но придыхание, с которым милорд произнес свою реплику, прозрачный розоватый румянец его щек и закушенная губа убедили его в том, что иногда откровенность - не лучший выход. А потому он хмыкнул, ловя ладонь Малфоя и прижимая ее к своему жаждущему подобного контакта паху.

- Кто знает…

***
Правило 3

Не пытайтесь изображать из себя женщину-вамп. Если только ваш любимый волшебник не попросил об этом специально. Не стоит наряжаться русалкой, наколдовывая себе хвост, если вы не уверены, что он любит подобный маскарад.
Лучше вести себя предельно естественно. Запомните: вовремя сказанное “Я люблю тебя” нужно мужчине гораздо больше, чем театральные крики, сигнализирующие вашим соседям о том, как вам с этим человеком здорово.

- Блин, никогда не думал, что голой задницей на бархате - это так... м-м-м… приятно.

- Мрфф… - хмыкнул Малфой ему в ухо, мочку которого посасывал. – Заткнитесь, или я вам что-нибудь откушу, – милорд сжал его член. – Или оторву.

Рональд решил быть хорошим мальчиком и проскулил, поглаживая член Малфоя одной рукой, а другой - теребя розовый сосок милорда:

- Но ведь, правда, здорово!

Люциус мечтательно улыбнулся.

- Это ты еще на соболином меху сексом не занимался.

Аврор выразил заинтересованность.

- А тут и такое есть?

Люциус вернулся к своему занятию.

- В следующий раз.

Рон совершенно не захотел отказываться от предложений такого рода.

***

Правило 4

То, что возбуждает вас, совсем необязательно должно нравиться вашему любимому волшебнику. Например, у большинства мужчин абсолютно нечувствительны грудь, бедра, уши и прочие укромные местечки, которые так отзывчивы у ведьм. Поэтому, чем безуспешно пытаться откусить своему партнеру ушные раковины, сосредоточьтесь лучше на главной «волшебной палочке». И вы сами удивитесь, какой он послушный и практически безотказный.

- Уизли, вы просто... ох… Меня поражаете.

Аврор в кои-то веки промолчал с набитым ртом и скользнул пальцем под яички милорда, решив, что раз уж представилась такая возможность поэкспериментировать, то почему бы не пойти до конца. Вот только с доминирующей позицией стоило определиться. Вот он и предпринимал кое-какие шаги, пока очарованный минетом Малфой не мог прийти в себя достаточно для полноценного сопротивления.

***

Правило 5

Не молчать. И не обижаться, если молчит ваш любимый волшебник. Понимаете, оказавшись один на один с голой живой ведьмой, колдун испытывает такую бурю самых противоречивых эмоций, что выразить их словами зачастую просто не в состоянии.

Представьте, что вам делают релаксирующий массаж тела, нежно перебирают волосы, дарят обручальное кольцо с бриллиантом с голубиное яйцо, помогают надеть мантию из последний коллекции, которая стоит кучу денег и совсем вам не мала, а еще кормят с рук вкуснейшими пирожными, от которых вы не поправитесь ни на грамм. И все это происходит одновременно.

Ну что, готовы вы в этот момент произнести что-то более внятное и осмысленное, чем блаженное “м-м-м!”? Вот и не требуйте от волшебника невозможного. А лучше все, что хотите услышать, скажите сами. Причем вслух. Своему любимому.

- Тебе хорошо?.. Я не слишком сильно?

- М-м-м… Нормально. Можно даже чуть резче. Да, вот так… Охх.

Аврор Уизли сильнее задвигал бедрами, поглаживая заботливо устроенные на плечах щиколотки милорда Малфоя. Созерцание рассыпавшихся по синему бархату волос цвета платины, вздымавшейся грудной клетки и помутневших от удовольствия глаз партнера приводило его в совершенный восторг.

- Люциус, ты такой классный… Такой узкий, горячий... Такого отличного секса у меня никогда не было... М-м-м... – похоже, с нарастающей амплитудой толчков внятная речь стала ему изменять.

- Спасибо и заткнись. Ааах…

- Блииин… Сожми так задницу еще раз, и я точно говорить не смогу. Чееерт...

***

Правило 6

Суровый закон требует, чтобы волшебник, закончив свою постельную миссию, отвоевал у Морфея хотя бы несколько минут и целиком посвятил их своей ведьме. А ваш красавец-партнер преспокойно заснул, едва донеся до подушки голову? Нагло храпит, блаженно улыбаясь и ничуть не беспокоясь о том, как вам плохо и одиноко?

Обидно, но подумайте и о нем. Бедный, он, наверное, мог устать за день. (Попробуйте отжаться от пола хотя бы один раз. Что, трудно? А он делал это, трудясь над вашим удовольствием, гораздо дольше).

Если вам так нестерпимо хочется пообщаться с ним прямо после любви, лучше принести ему легкую выпивку и тяжелую закуску. А не заводить бесконечный монолог о том, какие фасоны мантий нынче в моде, как бестолковы ваши подруги и как им, в отличие от вас, не повезло с любовниками.

Нечего сказать? Пусть отдохнет. То, что вам одиноко, - это совершенно нормальное явление. Волшебнику, если бы он так мудро не заснул, тоже было бы одиноко. Это заметили еще древние римляне, а уж они знали толк в постельном этикете.

Поэтому проявите такт, перестаньте жаловаться, ныть и капризничать. Обнимите любимого волшебника и тоже засыпайте. Ведь он тут, рядом, доверчивый и беззащитный. Вы слышите его дыхание. Это ли не счастье?

- Есть хочу. Я всегда после секса ужасно голодный.

- Ну так закажи, – милорд закутался в свою мантию и устало закрыл глаза. День, что ни говори, выдался нервным и утомительным. Хотелось вздремнуть хоть часок до возвращения домой.

- Тебе что взять? - проявил повышенную заботу Рональд Уизли.

- Кофе.

- Хорошо, - аврор растянулся рядом, положив руки под голову. – Слушай, а что там с нашими контрабандистами?

Милорд заставил себя вспомнить, с чего все, собственно, началось. Сыграла тут роль усталость, сонливость или легкое ощущение неги, обычно сопровождающее хороший секс, но он честно признался:

- Я дни перепутал. Сделка состоится завтра.

Уизли не нахмурился и даже укорил как-то вяло:

- Мог бы раньше сказать. Впрочем, неважно. Завтра - так завтра. Слушай, а тут очень большие членские взносы? А то я бы заходил и так, без особого повода, время от времени... Ты по каким дням обычно бываешь?

Позже, будучи уже полтора года в постоянной связи с аврором Рональдом Уизли, милорд Малфой часто признавался себе, что всему виною тот факт, что он единожды проигнорировал свою интуицию. Та ведь была ему верна даже в ту злополучную пятницу и предостерегающе вопила: «Не засыпай, подумай, зачем ему все это надо!» Но, проваливаясь в сладкий сон, милорд шепнул, устраиваясь на чужом плече, как на подушке:

- По вторникам и субботам.

Конец