По вторникам и субботам

Бета: Jenny
Рейтинг: R
Пейринг: ЛМ/РУ
Жанр: романс
Отказ: Кому деньги - знает Бог и ее хорошие юристы.
Аннотация: Фик написан на фикатон "Мелочь, а приятно" на АБ по заявке Ludowig: "Драббл с Люциусом. Рейтинг по желанию автора".
Статус: Закончен
Выложен: 2008.04.30

 


Глава 1: Правила джентльмена.

"Адекватным является только твердое рукопожатие, и нет никакой надобности похлопывать человека по спине или дружески толкать в грудь, особенно сопровождая это восклицанием". (с)

- Это невероятно! Просто невероятно! – удар Рональда Уизли пришелся на левую лопатку милорда Люциуса Малфоя. Тот поморщился, ибо его спина еще хранила следы коготков любимой супруги, которая в постели была натурой чрезмерно увлекающейся. Намеренье милорда развернуться и тем избежать еще одного «дружеского» тычка провалилось: враг перемещался слишком быстро. Милорду же прыгать «козлом» было не с руки, и он признал поражение.

- Рад, что мои сведенья вызвали у вас такой восторг.

"Если джентльмен высказал свою точку зрения, со стороны другого джентльмена невежливо переспрашивать его, осведомляясь, уверен ли он в своих высказываниях, или уточняя, откуда тот почерпнул свои знания". (с)

- Вы уверены, что сделка состоится сегодня вечером? Где разжились информацией?

Милорд Малфой не высказал в присутствии аврора свою обиду и негодование по тому поводу, что некий Джошуа Вортен оскорбил его самым наглым образом. Этот господин увел из-под носа милорда партию контрабандной драконьей крови, просто перебив его цену. Люциусу было не свойственно следование библейским заповедям. Он не только не собирался подставлять вторую щеку, но и намерен был расквитаться с обидчиком руками мистера Уизли. Корысть своих мотивов он, впрочем, тщательно скрывал.

- Я уверен в своих сведениях. Но у меня нет доказательств. Если вы нынче вечером отправитесь со мной в клуб, то сможете сами убедиться во всем и получить нужные улики.

- Я могу пойти не один? Можно просто обложить это местечко. Мышь не проскочит, клянусь блинчиками моей мамочки.

- Нет, не можете. Это частное заведение, и вас туда попросту не пустят. Воспользуетесь ордером - хозяева немедленно предупредят всех членов клуба, и вы спугнете контрабандистов.

- Ладно, - смирился Уизли. В конце концов, речь шла о партии на миллион галлеонов. – Но запомните, Малфой: если вы попытаетесь меня обмануть…

Милорд кивнул, давая понять, что оценил возможные последствия, но они его не страшат, поскольку нынче обман не входит в его планы.

***

"В очереди за деньгами в банкомат рекомендуется находиться от стоящего впереди человека на два шага сзади, чтобы не заставлять его прикрывать рукой клавиши при наборе пин-кода". (с)

Аврор Рональд Уизли самым наглым образом пялился на замысловатую магическую пентаграмму, которую милорд чертил на двери частного клуба на Дрянналлее, и, скорее всего, пытался запомнить последовательность движений волшебной палочки. Люциуса это раздражало, но он стоически терпел данное поведение.

Покончив с ритуальной для членов клуба процедурой идентификации личности, господин Малфой вошел в шикарный холл и вручил одетому в бархатную ливрею гоблину свою трость. Тот принял ее с невозмутимым видом, хотя в его взгляде на спутника милорда промелькнуло легкое недоумение. Люциус тяжело вздохнул. В самый элитный закрытый клуб свиданий в магической Англии считалось хорошим тоном приходить с постоянным любовником, а не пользоваться услугами здешнего квалифицированного персонала. Люциус последнее время манерами пренебрегал. Нарцисса не потерпела бы измены с женщиной, правда, у нее не было повода ревновать - в этом плане жена его полностью устраивала, особенно тем, что на побочные связи мужа с хорошенькими мальчиками смотрела сквозь пальцы. Такие романы длились обычно не более месяца, но не так давно милорд отчего-то совершенно потерял интерес к флирту. Долгие ухаживания, поэтапное совращение и развращение объекта страсти его утомляли. Милорду не нравилось думать, что это сказывается возраст, но, тем не менее, он все чаще прибегал к услугам профессионалов. Сейчас ему меньше всего хотелось думать, какие сплетни члены клуба будут муссировать после его появления в компании Уизли. Впрочем, то, что они не смогут вынести это за пределы клуба, не будучи сами уличены в посещении подобных мест, немного утешало.

- Э-э-э… - глубокомысленно высказался его спутник, разглядывая старинные гравюры на стенах, изображавшие всю сладость однополой любви. – Что это за клуб такой вообще?

Милорд предпочел в ответ промолчать.

***

"Джентльмен, являющийся членом клуба, должен принимать активное участие в мероприятиях, организованных его клубом, если они не отвлекают его от государственных или семейных дел". (с)

- Как обычно, ваш любимый синий кабинет?

- Да, Патрик.

Молодой колдун учтиво поклонился и проводил милорда и его спутника к столику в небольшой нише, отгороженной от остального зала тяжелой бархатной шторой. Уютный полумрак и мягкие диваны способствовали созданию атмосферы уюта и интимности.

- Я понял, - сообщил Малфою мистер Уизли, усаживаясь напротив. – Это заведение для богатых педиков. – Милорд проигнорировал такое глубокомысленное утверждение, гадая, что навело аврора на такую мысль - официант в прозрачных шароварах на восточный манер, из-под которых просвечивали золотистые стринги, или шоу на сцене в центре зала, где молодой темнокожий колдун беззастенчиво ласкал в танце не менее молодого азиата. Последний заинтриговал милорда настолько, что он уже подумывал, а не задержаться ли ненадолго после разоблачения и поимки контрабандистов. – И часто вы тут бываете?

- Иногда, - своим лаконичным ответом Люциус заработал ухмылку, которую, впрочем, стер с лица своего спутника, окинув того оценивающим взглядом. Господин аврор покраснел, скис и нервно забарабанил пальцами по столу.

- Скоро ваши нарушители закона явятся? А то мне тут как-то неуютно.

- Вы гомофоб? – поинтересовался милорд, просто чтобы поддержать разговор.

- Нет, что вы такое говорите! Мне девушки нравятся!

Люциус вздохнул. Ожидание становилось мучительным и утомительным.

- Гомофоб и гомосексуалист, мистер Уизли, - это разные вещи. Думаю, у нас в запасе где-то час. Может, желаете что-нибудь выпить?

- Нет, я на задании.

В этот момент вернулся официант с двумя бокалами, в которых дымился золотистый коктейль. Люциус почувствовал аромат афродизиака.

- У нас сегодня тематическая вечеринка, милорд, для любителей стимулировать свои ощущения. Если вы решите присоединиться…

Люциус покачал головой.

- Нет, спасибо, - и тихо осведомился: – А разве такие развлечения не традиционны для пятницы?

Официант кивнул.

- Ну да, сегодня как раз пятница.

Люциус Малфой откинулся на спинку дивана, надеясь, что полумрак скроет то, как он побледнел. Вот до чего доводит мирное, унылое существование сельского джентльмена. Он перепутал дни! Такого бы никогда не случилось, веди он активную, полную интриг жизнь в кулуарах министерства. Особенно расстраивала милорда не его промашка, а то, что о ней, скорее всего, придется сообщить Уизли, выслушать его насмешки и тащиться с ним в это заведение завтра. Ужас.

- А вкусная штука, - заметил аврор, расправившийся со своим напитком и взявшийся за стакан Люциуса.

- Правда?

Уизли кивнул.

- Ага. Безалкогольная и, я так понял, что это на халяву?

Милорд улыбнулся. Он подумал, что, возможно, стоит немного развлечь мистера Уизли. Расслабившись, люди более покладисты и склонны к сотрудничеству.

- Я вам еще закажу.

***

"На дискотеке или в танцевальном клубе следует держать себя с достоинством, на танцпол заходить спокойно и держаться людей своего круга и возраста. При этом не нужно забывать, что смешные танцы никогда никого не смешат". (с)

- Мы тут уже три часа, - ныл возбужденный и, наверное, в силу этого капризный аврор Рональд Уизли. Щеки его пылали от стыда, а глаза то и дело скользили то на сцену, то на танцпол, он морщился при виде страстно изгибающихся тел, краснел еще больше и прижимал ухо к перегородке, отделяющей синий кабинет от соседней ниши. – А вдруг они пришли, а мы их не заметили?

Милорд, совершенно уверенный, что вечер потрачен впустую, все же согласился со своим спутником.

- Может быть.

Зазвучала быстрая музыка, и Уизли вскочил, явно на что-то решившись.

- Пойду потанцую, а на обратном пути вломлюсь к соседям, типа, ошибся кабинетом. Будем уверены, есть там кто или нет.

Люциус кивнул.

- Замечательный план.

Воодушевленный Уизли умчался, и вскоре его рыжая шевелюра ярким всполохом мелькнула в толпе танцующих. Милорд чувствовал, что его собственные щеки начинают розоветь от стыда. Что если кто-то заподозрит, что у него может быть связь с этим «существом»? Танцевал Уизли ужасно, его рваные движения, не всегда попадавшие в такт музыке, напоминали брачную пляску молодого павиана. Может, на самку данного вида они бы и произвели чарующее впечатление, но у господина Малфоя началась мигрень.

- Мерлин, мне же с ним еще и завтра на публике появляться. За что?

Впрочем, во всем происходящем милорд виноват был сам, а потому решил относиться к неприятности философски, тем более, что Уизли, кажется, наконец, поймал ритм. Грациозными его движения назвать было еще трудно, но покачивания обтянутых джинсами бедер стали более соблазнительными, глаза горели от принятых с коктейлями зелий, губы влажно блестели, и он то и дело проводил по ним языком, обнажая крепкие белые зубы. Милорд как-то несвоевременно подумал о том, что редко спал с рыжими, еще реже - с аврорами, и у него точно никогда ничего не было с людьми по фамилии Уизли. Ему отчего-то стало интересно, только ли на лице у бравого аврора Рональда есть веснушки. Мысль была, наверное, несвоевременной и не имела ничего общего с логикой или присущим Люциусу Малфою тонким вкусом, но иногда людям, объевшимся икрой, хочется простую хлебную булочку. Решив, что мысли приняли слишком гастрономическое направление, милорд позвал официанта, чтобы заказать обед. В клубе неплохо готовили дичь.

***

Уизли ввалился в кабинет запыхавшимся и с проступающим синяком на скуле.

- Нет, там не контрабандисты, там придурки.

- Они вас били?

Уизли пожал плечами.

- Так, мелкая неприятность. Я вхожу - а там трое такое вытворяют… У одного из них волосы до задницы и татуировка на спине такая дурацкая, с единорогом. Ну разве мужчины накалывают себе единорогов? В общем, я вслух удивился, что тут и девочек дают, а он мне врезал.

"Джентльмен, услышав шутку, может выразить то, что она ему понравилась, улыбкой. Громкий смех, особенно в малознакомой компании, недопустим". (с)

Люциус Малфой проявил чудеса самообладания: он отказал себе в удовольствии расхохотаться во все горло.

- А что, по-вашему, накалывают на своем теле мужчины?

С честностью человека со справкой, в которой было указано «имбецил», аврор Рональд Уизли счел нужным ответить на вопрос:

- Ну, там, драконов, василисков, грифонов.

- Василисков? – Малфой был удивлен. Бурная юность в рядах Пожирателей Смерти оставила на его теле не только Метку, но и милую татуировку в форме змеи, обвивающей щиколотку. К этому рисунку милорд был весьма привязан.

- Ну что вы там, слизеринцы, на себе рисуете? Не гриффиндорских же львов?

- Нет, - признался милорд. – Таких крайностей я не видел.

Аврор тем временем изучал еду на серебряном блюде.

- Курочки какие-то дохлые. При жизни, наверное, болели много.

- Это фазаны.

- С яблоками?

- С клюквой.

- А… - Рональд Уизли отломал ножку у запеченной птицы и, выражая крайнее сомнение в съедобности продукта, откусил кусок. – Ммм… А ничего так, - его челюсти заработали с удивительной скоростью. – Вкусненько.

- Вас дома не кормят?

Люциус наблюдал, как от дичи остается только гора косточек.

- Ну отчего же, - ухмыльнулся наглец. – Кормят. – И с тяжелым вздохом признал: – Но полуфабрикатами в основном. У меня жена много работает. Это вы, небось, только одну куриную печенку и трескаете?

- Гусиную.

- Один хрен.

Милорд поймал себя на мысли, что начинает наслаждаться новизной атмосферы. Эмоция была несколько странная, но она его, похоже, захватила.

- Может, раз уж наш шпионаж сорвался, стоит отправиться по домам? Завтра я постараюсь добыть новые сведения и свяжусь с вами.

Уизли пожал плечами. Похоже, к провалу задания он уже относился философски.

- А мне торопиться некуда. Гермиона на конференции в Марселе. Хоть поем нормально, а вы оплатите ужин, раз уж гоняли меня впустую.

Милорд хотел возмутиться, но, сознавая некоторую степень своей вины, промолчал.

- Хорошо. Может, вам заказать еще что-то?

Уизли задумался.

- Бифштекс, и хорошо бы с картошечкой.

- Степень прожаренности мяса?

- Чего?

Люциус Малфой, по своему глубокому убеждению, являл сейчас собою образец смирения.

- Я понял: один хрен.

***

Рональд Уизли погладил себя рукой по переполненному животу и потянулся.

- Напоминает обеды у мамы. Там я тоже всегда объедаюсь.

Милорд решил не уточнять цену яств. На данные деньги, по его мнению, семья Уизли могла бы питаться месяц.

- Рад, что вам понравилось. По-моему, самое время аппарировать домой.

Уизли пожал плечами.

- Ну, еще минут пять. Вы пока расплатитесь, а я хочу отлить. Надеюсь, это место не из тех заведений, где в половине кабинок трахаются, а старые мужики щипают тебя за зад. Могу не сдержаться и дать кому-нибудь по морде.

Милорд решил, что будет более разумным его проводить.

***

"В общественном туалете следует смотреть на стену прямо перед собой, и никогда - на личностей, которые стоят рядом. Исключение из этого правила может быть сделано в единственном случае: если рядом расположилась какая-то знаменитость. Тогда кодекс допускает возможность мельком взглянуть на звезду". (с)

- Вы видели? Нет, видели?

Люциус нахмурился.

- Не заметить было невозможно, вы ткнули пальцем в половину присутствующих.

Уизли кивнул, словно тут было чем гордиться.

- Блин, здесь половина министерства собралась.

- И что?

Они вернулись в кабинет. Грязная посуда исчезла, а на столе появился кофе.

- Не могу понять, почему мужчины делают это.

- Что это?

- Изменяют своим женам с другими мужчинами.

Милорд усмехнулся.

- Предлагаете изменять с женщинами? – Уизли отрицательно покачал головой. – Правильно, это слишком проблематично. Жены ревнуют к мужчинам куда меньше, и не может возникнуть проблем в виде побочных детей. Разумный компромисс. Тем более, что в наш век эмансипации женщины уделяют себе куда больше времени, чем супругу. Вот мы и вынуждены выкручиваться, как можем.

И тут милорда посетило очень нехорошее предчувствие, потому как аврор Рональд Уизли окинул его изучающим взглядом и сказал:

- Звучит разумно.