Когда скелеты покидают свои шкафы

Бета: Rebecca Armstrong
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГГ, ГП/ДМ и очень много других
Жанр: Romance/приключения
Отказ: Все права на персонажей принадлежат правообладателям. Автор материальной выгоды из их использования не извлекает.
Аннотация: У каждого есть скелет в шкафу, но что случается, когда секреты становятся достоянием общественности? Посвящение: Naisica за идею с возможным Северитусом, сама бы я на такое не решилась. Чакре за все хорошее. Jenny за воскрешение фика. Если бы не она, я бы вряд ли к нему вернулась. От автора: Фик правда очень старый и давно считался умершим, так что то, что вы видите - чистой воды некромантия. У меня изменились и стиль, и слог, и мировоззрение, поэтому продолжение истории сильно отличается от ее начала. Правка полностью не закончена, так что те, кто предпочитает что-либо читать без опечаток и с приглаженным стилем повествования, могут подождать еще несколько месяцев. Все остальные - помните: вы предупреждены, а потому претензии по всем перечисленным выше пунктам не принимаются.
Статус: Не закончен
Выложен: 2008.04.29



Глава 12:

Гермиона сидела у костра, глядя, как леди Хаффлпафф с помощью дочерей готовит в котле рагу. Рядом воины жарили на вертеле подстреленного оленя. Мир пах хорошо – едой и свежей горечью леса. Увы… Кроме запаха, ничего простого и приятного в нем, казалось, не осталось.

Барон Равенкло решил, что его отряд все же должен сделать привал: с таким количеством рыцарей он не боялся разбойников, а дети отчаянно желали спать, к тому же, в их отряде было слишком много неопытных наездниц. Глядя на расставленных по периметру лагеря караульных, Грейнджер чувствовала себя одинокой. Рядом сидел задумчивый Гарри, Пэнси Паркинсон вяло жевала сладкий колосок, пытался читать в отсветах костра Гойл, Малфой прислонился к дереву, продолжая свой рассказ, судя по черным теням под глазами, он чертовски устал. Каждый думал о тех, кого с ними нет: о Роне и даже о Креббе, который остался в аббатстве с сэром Дунканом и другими рыцарями из Корсенлодж. Таков был его выбор, их выбор… Конечно, они приобрели нового союзника в лице Невилла, но все равно все испытывали острое чувство потери.

– Вот все, что мне рассказал барон, – Малфой говорил последним, до этого своими историями успели поделиться все присутствующие. Гермиона чувствовала, что каждый скрыл что-то важное, но все же даже так общая картина выглядела безрадостной.

– И что нам теперь делать? – спросила она. – Эта битва вряд ли предполагает бескровный конфликт.

Пэнси пожала плечами.

– Нас никто не заставит сражаться друг с другом. Будем по очереди сдавать поединки. Если я правильно помню, можно просто протянуть свое оружие победителю, признав тем самым поражение – и все.

Малфой кивнул.

– Звучит отлично. Но, похоже, у нас нет единого мнения, кто способен выиграть битву. Давайте рассуждать здраво: это не должны быть Ива Гриффиндор и Денсворд. Но дальше-то что?

– Мы должны защитить Рона, – решительно высказался Гарри. – Я верю, что он все это не просто так затеял.

Паркинсон кивнула.

– Каким бы идиотским ни выглядел его поступок, я согласна с Поттером. Рыжий придурок рискует больше, чем все мы. Мы запасные игроки, а он в первом составе, – она нахмурилась. – Давайте все вместе вернемся, а?

Гермиона кивнула.

– Я – за, и способ, что предлагает Невилл, отличный.

Пэнси кивнула.

– Может, сбежим, как только соберем все компоненты? Ну, или украдем у Снейпа…

Лонгботтом кивнул.

– Допустим, у нас будет цветок, если кто-то победит этого вашего графа, но что дальше? Куда мы все с вами вернемся, вы не думали? Возможно, это будет уже не наш мир. Что если мы привяжем свое возвращение обратно к человеку, который в ходе всех этих событий попросту не родится? Я думаю нам нужно остаться. Жаль, что никто из нас не знает, чем закончилась битва. Если материя времени неизменна, то по идее, мы тут и должны быть.

Пэнси усмехнулась.

– По-моему, понятно, чем все кончилось. Салазар победил, ему ведь еще Хогвартс строить. А кто-то из вас слышал о древнем вампире Якове? Или о бароне Руане Равенкло, или о Денсворде… Вывод напрашивается сам собой.

– Не уверена, – пожала плечами Гермиона. – Думаю, выиграй он, наш мир выглядел бы все же несколько иначе. Но в одном я согласна с тобой, Пэнси. Ему еще, по меньшей мере, жениться.

Слизеринка бросила на нее гневный взгляд, приказывая заткнуться. Гарри пропустил ее слова мимо ушей.

– Мы должны спасти Рона, – упрямо повторил он.

– Постараемся, – Гермиона обняла его за талию. Ей это было нужно, близость Гарри успокаивала. Она не одна со всеми этими проблемами. Ей есть на кого опереться в своих решениях.

Малфой пожал плечами.

– Мы не возражаем, как вы заметили, но все же… В словах Пэнси есть доля истины. Слизерин может быть победителем, но есть и другая правда. Много веков в книгах не упоминался ни Экскалибур, ни тем более оружие, которым будут драться в битве. Кто хочет уничтожить его, одержав победу? Кому не нужен этот непонятный великий приз? По-моему, сейчас мир ничем не противоречит нашему будущему, и он таким и останется, если победу одержит Руан Равенкло.

Гермиона кивнула.

– Барон не плохой человек, в этом, Драко, я тебе верю, но Яков тоже не похож на того, что мечтает изменить мир, населив его кровопийцами, к тому же этот древний вампир очень могущественен. Думаю, так просто с ним не справятся.

– Салазар! – убеждала Пэнси. – По-моему, он нормальный, может, у него потом и начался кризис среднего возраста, но сейчас он очень даже разумный и деятельный. А вот эльф, вампир и оборотень – мутные. Они не колдуны, а мы вроде как их в будущем подмяли.

– Эволюция, – заметила Гермиона.

– Скорее деградация. Думаешь, эти милые магические существа с этим смирятся? Барон, может, и ничего, но вот эта его подружка… Посмотри, как от нее кони в конюшне шарахались! Одно слово – волчица. Пешком ведь шла, а всех нас обогнала.

Гермиона с этим согласилась. Серая была довольно странной особой. Грейнджер вспомнила, в какую панику приходили лошади, стоило той оказаться рядом. Странно, что они так не реагировали ни на Равенкло, ни на его воспитанника. Девица эта была странная, немногословная, людей она сторонилась, держалась только барона и повиновалась лишь его слову.

Один из стражников осмелился с ней поздороваться, когда все шли к конюшням, отвесив шутовской поклон:

– Кланяюсь тебе, дочь волчья.

Серая лишь поудобнее перебросила в руках два коротких меча и коротко кивнула.

– И тебе поклон, сын человечий. Дело какое ко мне, или так, языком мелешь? – у нее был прекрасный голос, глубокий и приятный, с легкой хрипотцой. По мнению Гермионы, девушка была красавица, несмотря на то, что такой облик оценили бы разве что амазонки. Свою прелесть она умело прятала.

– Да что ж не поговорить-то? Ты ж у нас редко появляешься, да все вокруг барона крутишься. А что, девица ты ладная, я со всем почтением – вдруг быть у нас блохастой баронессе?

Говоривший парень Гермионе не понравился. Он явно был не последним рыцарем в свите Равенкло. Видный воин, в хорошем доспехе, вот только было в его чертах что-то… Такую яркую красивость зовут плебейской – наверное, потому, что какая-то она поверхностная. Ослепит на миг, но память ее недолго хранит. Вспыхнет, поразит и забудется. Гермионе никогда не нравились такие мужчины, но другие девушки, которых она знала, реагировали на них с интересом.

Серая только равнодушно пожала плечами.

– На язык ты остёр. Был бы ума такого же – ответила бы, а так…

К неудаче юноши, рядом оказался барон. Ему хватило только одного взгляда на спорщиков, чтобы разговор прекратился.

– Джон, я, кажется, велел седлать лошадей. Так почему мои рыцари, вместо того, чтобы быть в седлах, сквернословят, пороча имя леди? Манерам они скверно обучены? Так я могу поучить.

Парень поспешно поклонился.

– Простите, сударь, – он и пара его приятелей поспешно ретировались.

– Со мной поедешь, – повелел барон Серой. – Конь стерпит.

Она с достоинством опустилась на одно колено.

– Не гневайся, господин. Ни к чему мне воинов твоих смущать да скакунов распугивать. Лесом быстрее доберусь.

Руан кивнул.

– Как угодно, – он протянул девушке руку, повелевая встать. Та оперлась на нее без лишней робости, но с почтением. – Сама как? Давно не являлась.

– Так не звал, господин.

– А тебе зов мой нужен? Сама знаешь: гостья ты желанная.

Девушка кивнула.

– Спасибо, сударь, теперь я шагу от вас не сделаю.

Равенкло улыбнулся.

– Так уже бежишь.

Девушка улыбнулась в ответ, довольно неумело – непохоже, чтобы такая мимика была ей привычна.

– Рядом буду.

Гермиона, вспоминая все, чему была свидетельницей, не согласилась с Пэнси.

– По-моему, Серая предана барону. Как он решит, так она и поступит.

Малфой нахмурился.

– Я считаю, что мы все спорим зря. Победить должен…

– Снейп, – неожиданно холодно отрезал Гарри. – И для всех это очевидно.

– Поттер решил признать папочку? – хмыкнула Пэнси. – Как мило.

– Я никого не собираюсь признавать, а уж тем более развлекать тебя, Паркинсон, но давайте смотреть правде в глаза. Я последний человек, который бы доверил судьбу этого мира профессору, но тем не менее… Он же зачем-то здесь? Не похоже на экскурсию, не находите?

Гермиона кивнула. Она тоже была согласна с Гарри.

– Снейп изначально отправился в прошлое не забавы ради. У него была цель, и довольно серьезная. Должна была быть.

– Она есть, – спокойно заметил Невилл.

– Так в чем она? – спросил Малфой.

Лонгботтом задумчиво посмотрел на огонь.

– Это довольно сложно объяснить...

– А ты попробуй, – настаивал Драко.

Тот кивнул.

– Хорошо. Как вы все знаете, я работаю на профессора.

– Ну да, – кивнула Пэнси. – Но чем ты занимаешься – ухаживаешь за его цветами?

Невилл хмыкнул, не с досадой, скорее весело.

– Не совсем. После того, как мы выиграли войну, со мной произошел один странный случай. Это было еще до выпускного и до того, как Снейп уехал.

– Что произошло?

Лонгботтом закрыл глаза.

– Черт, а это непросто рассказать…

– Да ладно тебе, – приободрила его Пэнси, – мы не будем думать о тебе плохо.

Он удивленно на нее взглянул.

– Уверена?

Она насмешливо кивнула.

– Ну, хуже уже некуда, – Паркинсон тут же исправилась, видимо ее все же, как большинство присутствующих, одолевало любопытство. – Ладно, я шучу.

Невилл улыбнулся.

– А зря. Наверное, все вы в курсе, что среди магов есть так называемые видящие. Люди, которые способны разглядеть то, что недоступно другим.

– И что? Я, например, одна из них. Могу определить вампира с первого взгляда. – Пэнси пожала плечами.

– Я тоже видящий, – Гойл отвлекся от своей книги. – У нас в роду есть такая способность – видеть чары, наложенные на предмет или на человека.

– Это часто встречается в семьях чистокровных волшебников, обычно такие вещи передаются по наследству. Я скорее исключение.

– И что ты видишь, Невилл? – спросила Гермиона.

– Свои жизни, прошлые и даже будущие, я помню все их. Как прожил, где и когда умер. На самом деле это довольно странно, и лет до пятнадцати мне казалось, что я просто вижу такие вот странные сны. Потом я нашел одну книгу о видящих вещи такого рода и понял, что со мной происходит.

– То есть ты точно знаешь наперед, какой будет твоя жизнь? – Малфой пожал плечами. – Скучно тебе жить, должно быть.

– Ну, это не совсем так. Полной картины у меня нет, столько судеб ни одна душа бы не вместила. Но есть довольно четкие отрывочные воспоминания. Незадолго до битвы, в которой все мы принимали участие, я видел свою смерть. Вот теперь можешь меня презирать, Паркинсон. Да, я ее видел, и она меня напугала. Мне нужно было принять судьбу, а я не смог.

– Ты изменил какие-то события и остался жив? – спросил Драко.

Лонгботтом кивнул.

– Молодец, – пожала плечами Пэнси. – Победил судьбу.

– Все не так просто. Своим поступкам я изменил будущее, может, и к лучшему, но кто знает? Меня это долгое время угнетало, и пошел к Дамблдору.

– И что тебе посоветовал Директор?

– Вернуть все на круги своя. Иного выбора не должно было быть.

– Бред! Он что, хотел, чтобы ты отправился в решающий момент своей жизни и убил себя? – нахмурился Малфой. – Старый говнюк.

Невилл пожал плечами.

– Не настолько, Малфой, он просто описал мне возможные последствия. Выбор был за мной.

– Ты согласился?

Лонгботтом порылся в кармане и достал пачку сигарет, прикурил от головешки, взятой в костре.

– Да.

– Тогда почему ты до сих пор жив?

– Меня отговорили.

– Кто?

– Снейп, как бы странно это ни звучало. Дамблдор пригласил его, чтобы посоветоваться. Он тоже видящий, совсем как я.

Гарри как-то странно на него посмотрел.

– И что сказал Снейп?

– Что можно все исправить и не столь радикальным методом. Мне просто достаточно прожить жизнь так, чтобы не оставлять больше значительного следа в истории. Как будто меня больше нет. Сказал, что ему Дамблдор тоже предложил выбор, и он отказался.

– Значит, Снейп, как и ты, изменил свою судьбу?

Невилл кивнул.

– Да, таким образом мы с ним оказались в некотором роде коллегами по несчастью. Он исчез из школы, я тоже через какое-то время уехал и поселился практически отшельником, стараясь поддерживать с внешним миром как можно меньше связей. Потом однажды он нашел меня, сказал, что ему нужна моя помощь.

– В чем? Носить передачи в средневековье? – хмыкнула Пэнси.

Невилл кивнул.

– В основном, но были и еще кое-какие поручения. В общем, я согласился.

– Так зачем он здесь?

– Тот медальон, что Малфой сорвал с моей шеи…

– Прошу занести в протокол: я по-прежнему настаиваю, что во всем виноват Уизли.

– Уже не важно. Так вот, этот медальон когда-то принадлежал Волдеморту. Он нашел его, когда наведался в родовое гнездо, вместе с пометками какого-то своего предка о его свойствах. Они его заинтересовали. Со временем, придя к власти, он поручил одному из своих слуг изучить врата.

– Снейпу? – спросила Гермиона.

– Снейпу, – Невилл потушил сигарету. – Он несколько раз пытался их открыть, пока однажды ему это не удалось. Это произошло, потому что с другой стороны оказался обладатель второй половины медальона.

– Ива Гриффиндор?

Невилл пожал плечами.

– Ну, на самом деле нет. Медальон принадлежал не ей. Ее просто проводили к воротам и помогли отправиться в прошлое.

– Значит, два медальона – это… – задумчиво протянула Пэнси.

– Один, – сказал Гарри. – Я думаю, это одна и та же вещь, просто она существует в разные времена.

– Гарри прав. Медальон один, – согласился Лонгботтом. – Воссоединяясь сквозь времена, он открывает врата. Это сложно объяснить, я недостаточно силен в терминах, чтобы точно понять, как действует эта магия.

– Не парься, мы более или менее уяснили. У Ивы не мог быть медальон, она застряла бы в прошлом. Кто-то проводил ее и намеревался встретить.

– Именно, она пришла просить помощи, ей нужно было защитить магических существ, а своими силами она якобы не справлялась. Снейп отвел ее к Волдеморту. Того проблемы леди не заинтересовали, однако он решил, что если для открытия врат нужен обладатель медальона с той стороны, то ссориться ему с ней не стоит, ведь кто знает, когда ему пригодится возможность побывать в прошлом. Лорд был тогда на пике власти, его могущество росло, и причин менять этот мир на другой он не видел, а потому посетовал на неспособность откликнуться на ее зов немедленно и поручил леди заботам Снейпа и Малфоев. Через месяц Ива Гриффиндор вернулась назад.

– А как Снейп отправился в прошлое? – спросил Гойл.

– Его позвали. Время от времени он проверял, не закрылись ли врата, медальон Волдеморт у него так и не забрал. Вскоре после визита леди Ивы Лорд напал на Гарри, а потом, по возвращении, у него была куча других дел. Думаю, он о нем даже не вспомнил.

– А кто его позвал? – не унимался Грегори. – Опять леди Ива?

Невилл кивнул.

– Полагаю, у нее были причины настаивать: одному полоумному древнему дракону пришло в голову, что только профессор может быть Хранителем меча.

– А он сразу вот так все бросил и поехал? – засомневалась Пэнси.

Невилл подал плечами.

- Полагаю, что обещанная награда его более чем устраивала.