Прошлое – прошлому

Бета: Jenny
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГП
Жанр: драма/романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: Северус Снейп не хотел быть вампиром, но судьба распорядилась иначе. Гарри Поттер не хотел влюбляться в вампира, но и ему не повезло. Что оставалось героям? Всеми способами выпутываться из ситуации, придумывая новый эпилог для старой сказки. Фик написан на конкурс "JKR была не права, или 32,5" на "Астрономической башне".
Статус: Закончен
Выложен: 2008.04.28



Глава 6: Новая кровь

- Гарри, почему Малфой все время на тебя так странно смотрит?

- Рон, мне пойти у него спросить?

- Нет, но все равно, согласись, хорек ведет себя странно.

- Этот хорек - теперь мой коллега, и вчера мы долго и одинаково воняли. Так что, думаю, у нас есть некоторые темы для общения.

- Ты на меня злишься из-за того, что я обозвал Малфоя?

- Нет.

- Злишься. Куда катится мир?

- В ад, - сухо заметила раздраженная и не выспавшаяся Гермиона. – А теперь заткнитесь, я сегодня до двенадцати часов писала отчеты. Никогда не думала, что из-за одного не пойманного вампира нужно заполнить столько бумаг.

- Бюрократия.

- И не говори.

- Ты сегодня идешь с нами? – спросил я.

Она покачала головой.

- Нет, такой сложный арест мне не доверили, – она зевнула. – Знаешь, мне начинает не нравиться моя начальница. По-моему, она не совсем справедлива. Как ходить по ночам на Дрянналлею - так стажеры. Как громкое дело - так она сама непременно должна все проконтролировать.

- Может, у нее и правда хорошие побуждения?

- Может быть. Обещаю не торопиться с выводами.

Рон кивнул.

- Не слишком рискуй на работе. Кстати, Малфой опять пялится. Гарри, признайся, что ты ему сделал?

- Я уже сказал, что ничего.

Ну, на самом деле это было не совсем так. Когда я поднялся из подвала, Малфой носился по дому, роясь в своих вещах.

- Не могу найти учебник по ЗОТС! Поттер, ты ничего не перекладывал?

- Ты увеличил столько барахла, что я убрал пару пакетов в кладовую.

- Рылся в моих вещах?

- Делать мне больше нечего.

Он с сомнением на меня взглянул, но молча пошел к помещению под лестницей, которое я категорически отказывался именовать чуланом. Через минуту оттуда донесся его радостный вопль:

- Нашел!

- Счастлив за тебя.

Малфой выбрался с большим бумажным пакетом, полным книг, смахнул с волос паутину, но не удержал ношу, и издания посыпались на пол. Он выругался, я опустился на колени, чтобы ему помочь. Мой взгляд упал на книжицу, оказавшуюся дневником слизеринского принца. Я успел прочесть датированную этой ночью короткую запись, прежде чем понял, что лезу не в свое дело.

«…Я думал, что все прошло. Что я пережил это чувство, и оно не оставило ни следа в моей душе, но я ошибался. При одной мысли, что кто-то причинил ему боль, чьи-то клыки коснулись его шеи, мне стало трудно дышать. Это больно признавать, но я должен. Я все еще люблю его. Я клинический идиот».

Драко, заметив, на что я смотрю, схватил дневник и поспешно его захлопнул.

- Прочел?

Как бы я отреагировал на то, что кто-то влез в мои мысли? Нужно было притвориться.

- Что именно? – я стал собирать остальные книги. Вряд ли ему хотелось обсуждать со мной свои чувства к Снейпу.

- Нет, ничего, – Малфой тоже стал складывать учебники, сверля меня полным подозрений взглядом.

- Как думаешь, кто будет вести защиту? – стоило сменить тему.

Он пожал плечами.

- Да какая разница, найдут кого-то. Ты точно не прочел?

- Что не прочел?

- Неважно.

Практика показывала, что важно и что Малфой был параноиком, ну, или я - не самым удачливым в мире лжецом. Меня не смутила его запись, я просто не знал, как дать ему это понять. Для меня любовь всегда носила характер чего-то всеобъемлющего, способного возникнуть вопреки логике или стремлениям, и пол того, кого любишь, наверное, был не так уж важен, как и то, что это Снейп… Да, было немного странно, что Малфой влюблен именно в Снейпа, но ведь моя мама тоже, наверное, была, значит, у этого человека были качества, способные вызывать сильную к нему привязанность, просто я не знал о них. Или знал? Я вспомнил слова Дамблдора о смелости этого человека и решил, что, может, именно это для Драко важно, или то, что профессор тоже умеет любить. А ведь он, правда, умеет - сильно, как никто, кого я знаю. И Снейп верный, а еще очень преданный, и, может быть, он лучше Пэнси, хотя, что я знаю о Пэнси? Как бы то ни было, я мог только обрадоваться за Малфоя. Наверное, это хорошо - пережив отчаянье, снова обрести надежду. Не всякому так везет.

- Ладно, ничего - так ничего, - покладисто согласился Рон. – Кстати, давай поговорим о Джинни. Гарри, она очень переживает. Может, тебе уже стоит извиниться?

- Я пробовал, Рон.

- Ну так попытайся еще раз. Она тебя простит, я уверен.

Мне всегда было сложно говорить с другом о его сестре, он слишком переживал за всех своих родных. От разговора меня спас хлопок дверью.

- Всем замолчать, – я обернулся. Малфой застонал, уронив голову на руки. В дверях стоял Дэсмонд Макдугл, не удосужившийся облачиться до конца в наброшенную на плечи мантию. – Вы правильно поняли: на это лето я - ваш преподаватель ЗОТС. Меня зовут Дэсмонд, ни в коем случае не профессор, и упаси вас Мерлин назвать меня Дэс.

- Ты его знаешь? – видимо, недостаточно тихо спросил у меня Рон.

- Да, Уизли, ваша примадонна меня знает. А теперь рекомендую усвоить: вопросы в этом классе будут задавать тогда, когда я разрешу. Нет, мисс Охотница за волшебными зверушками, поднятая рука не значит, что я готов позволить вам высказаться. Страдающие диареей и прочими расстройствами любители кактусов могут молча встать и сходить в туалет, - Невилл покинул класс. - А теперь начнем, пожалуй. – Макдугл сел за учительский стол, забросив на него свои длинные ноги. – Как мне сказала старушка Минни, вы тут все хорошие практики и дерьмовые теоретики. Проверим? У нас устный опрос. – Он сверился со списком учеников. – Одноликие, любая из вас берет стул и подсаживается к моему столу, остальные пока могут полистать учебники.

- Какой хам, - тихо возмутилась Гермиона.

Видимо, слух у Макдугла был отличным.

- Мисс с недержанием речи - следующая.

Должен признаться, что учитель из нашего наставника вышел строгий. Три часа он без устали гонял каждого по материалу с первого по шестой курс, строя вопросы так, что путалась даже Гермиона, которая единственная к концу занятия заслужила баллы. Точнее, балл. Один. Остальные ушли в минус.

- Плохо, - констатировал Макдугл в конце урока. – Просто отвратительно. Я понимаю, что вы начнете мне сейчас рассказывать о частой смене учителей, юности на войне и так далее, но это не меняет того, что вы знаете очень мало. Теория в защите не менее важна, чем практика. Вы можете до блеска отточить навыки, но пока не начнете понимать, что именно делаете и почему, от этих навыков толку будет мало. Думаю, нам придется работать по индивидуальным программам с каждым. На следующем занятии получите списки книг и заданий, мне нужно поговорить с профессором Флитвиком и узнать, как хорошо каждый из вас владеет чарами.

- Нам хватило навыков для победы, - буркнул себе под нос Финниган.

- Да? А мне кажется, всем здесь присутствующим просто очень повезло. Моя цель - сделать залогом вашего выживания не удачу, а закономерность. Минус пять балов за разговоры без разрешения. Урок окончен. Напоминаю, что у вас перерыв полчаса, а потом у многих работа. И да, Поттер, рекомендую зайти к мадам Помфри за бодрящим зельем.

- А он не так плох как учитель, - сказала Гермиона по пути в Большой зал. – Хам, конечно, но подход у него правильный.

- Почему для тебя строгость - гарант того, что учитель хороший? – возмутился Рон.

- Да ладно тебе, это будет интересно. Я поспрашивала о нем у себя в отделе, говорят, этот Макдугл - очень примечательная личность.

- Чем же?

- Кингсли его не любит, этот тип слишком самоуверен и трактует правила так, как ему удобно, но он хорош. Самые высокие показатели раскрываемости. Только одно он никогда не делал.

- Что?

- Не вел дела, связанные с Волдемортом и Пожирателями Смерти. У него это будто пунктик. Каждый раз наотрез отказывается, вплоть до готовности уволиться.

Я, кажется, знал причину такого поведения, но не был готов сейчас все объяснять. Было мало времени для такого разговора.

Мимо нас прошли Падма и Парвати, весело хихикая.

- Ты видела, какие мышцы?

- Ага, а как тебе глаза? Почему, спрашивается, нам не достался такой симпатичный наставник?

Гермиона весело улыбнулась, когда сестры умчались в Большой зал.

- Им ничего не светит.

Рон кивнул.

- Еще бы, таким болтушкам.

Она покачала головой.

- Не поэтому. В министерстве все знают, что Дэсмонд Макдугл - гей.

Рон сделал вид, что его сейчас стошнит.

- Гадость какая.

Гермиона пожала плечами.

- Да ладно тебе, подумаешь.

Я вспомнил разговор с Макгонагалл.

- А мне говорили, что он однажды чуть не женился.

- Значит, в аврорате тоже сплетничают? – улыбнулась подруга.

- Немного, - я не стал вдаваться в подробности.

- Ну да, говорят, он был помолвлен много лет назад. С той самой Бернадеттой Войс, что сейчас моя начальница. Мне сказали, это должен был быть не совсем настоящий брак.

- Хочешь сказать, фиктивный?

- Ну да. Войс могли назначить послом в Германию, она эту должность очень хотела, но министерство предпочитает назначать на такие посты семейных людей, вот она и попросила Макдугла. Он согласился, но в последний момент все отменил. Говорят, он постоянно встречается с мужчинами, сейчас у него, вроде, тоже есть любовник, кажется, он работает в отделе Тайн.

Рон обернулся и усмехнулся.

- Подслушиваешь, Малфой?

Я тоже посмотрел и понял, что да, Драко, который шел следом, действительно прислушивался к разговору. Не то чтобы он как-то себя выдал, но именно из-за того, каким фальшиво незаинтересованным было его лицо, я понял, что Рон не ошибся. Такое любопытство казалось простительным. Речь шла о его родственнике, к тому же, я очень хорошо понимал, какие чувства переживал Малфой, если сам любил мужчину.

- Очень нужно слушать, как вы трясете грязное белье разных извращенцев. Я шел за вами, потому что хотел напомнить Поттеру, что ему и правда стоит принять зелье. Теням под его глазами чернила бы позавидовали.

- Хорошо, Малфой, я приму. Мне не нужно к мадам Помфри, у меня свое есть.

- Чудесно, – Драко заспешил вперед, словно больше ему тут делать было нечего.

- С чего такая забота? – огрызнулся Рон.

Драко ответил, не оборачиваясь.

- Ну, пока от способности Поттера вести себя адекватно зависит моя жизнь, я буду волноваться.

Его слова, кажется, смутили Рона.

- Слушай, а ты, правда, плохо выглядишь. Из-за Джинни, да?

Мне хотелось солгать. Очень. Но Гермиона не позволила.

- Он не первый день такой, просто сейчас эта нагрузка с работой и учебой… Гарри, может, тебе действительно стоит сходить к колдомедику?

Я покачал головой.

- Нет, я думаю, это пройдет. Просто сплю не очень хорошо.

Она нахмурилась.

- А зелье?

- У меня от него потом голова болит.

- Ладно, я посмотрю, чем тебе можно помочь. Наверное, есть чары. А пока просто больше времени проводи на воздухе.

- Да, конечно.

***

- Этого не может быть, черт возьми! – орал Дэсмонд Макдугл.

- Может, – пожилой аврор по имени Джек демонстрировал своим стажерам Невиллу и Чоу крысу, к которой была примотана клейкой лентой волшебная палочка. – Полагаю, теперь мы понимаем, почему объект перемещался в доме и никто из нас не заподозрил, что дом пуст.

- Блестяще, – констатировала Бернадетта Войс, высокая женщина с привлекательными, но немного грубыми чертами лица. – Согласование, антиаппарационный барьер - и все это вместо того, чтобы ночью произвести стандартный арест. Кого сейчас задержим? Крысу? Поздравляю, Дэсмонд. Если бы это не заняло столько времени, я бы с удовольствием признала, что тебя щелкнули по носу.

- Может, они отследили чары на палочке? – робко спросила Чоу.

- Да? – Макдугл нехорошо улыбнулся. – Они еще работают. Может, сама попробуешь это сделать, детка? Давай, если тебе это удастся, Джек сразу подпишет твою стажировку. Ну?

Чоу, надо отдать ей должное, на самом деле попробовала, пока у нее не отобрала палочку Бернадетта Войс.

- Это бессмысленно. Дэсмонд у нас очень талантлив, – она не выглядела человеком, который кого-то хвалит. – Но я бы сказала, что его талант несколько криминален. Он изобретает на досуге чары, которые нельзя отследить уже известными заклинаниями. Милое хобби.

Макдугл кивнул.

- Лучше, чем вязание. Они отступали в спешке, поэтому я уверен, что забрали не все. Соберите улики. Малфой и Поттер, за мной, - а что нам оставалось делать? Мы оба знали, что виноваты. Но не могли раскаяться в содеянном, как бы нас ни просили. Наш наставник обследовал первый этаж, пока не нашел дверь, ведущую в подвал. – Ну вот. – Он посторонился. – Откройте ее. - Малфой уверенно шагнул вперед. Но стоило ему немного открыть дверь, как нам в ноздри ударил тошнотворный запах смерти и гниения. Макдугл безжалостно втолкнул нас внутрь и сказал: - Люмос.

Я пошатнулся. Лицо Драко было бледно до зеленоватого оттенка. В тусклом свете, задыхаясь от смрада, мы смотрели на останки тел. Не одно или два, их было больше сотни. Я увидел раны на теле человека, чьи черты еще не утратили гримасу страха. Как давно он умер? Вчера? Сегодня?

- Твою мать, – Малфой зажал рот рукой.

- Что, некрасиво? Дурно пахнет? – руки Дэсмонда Макдугла стальным захватом сжимали наши плечи, не позволяя сбежать. – Это вампиры. Это и есть вампиры. Не думаю, что они прожили в этом доме больше года. Слишком мало неприбранного дерьма.

Я попытался вырваться.

- Зачем?

Дэсмонд все еще нас держал.

- Точный адрес до последнего момента знали четверо. Наш Кингсли, с которым у меня до этого не случалось проколов, я и вы двое. Мне даже почти плевать, кто из вас их предупредил и почему. Что не меняет того факта, что я все равно узнаю правду. А сейчас смотрите и запоминайте, с чем имеете дело. Хорошо смотрите, потому что я не буду идиотом, позволив снова себя обмануть. Разве что, найдя таким ваш труп, не откажу себе в удовольствии сказать, что вас, кретины, предупреждали.

Он нас отпустил, и мы с Малфоем бросились из подвала. Отдышаться смогли только на первом этаже в холле.

- Ужас.

Драко покачал головой.

- Это они, а не он, - его голос был хриплым. – Это все они.

Мы замолчали, потому что откровенничать в таком месте было опасно. Но, думаю, в тот момент каждый из нас полностью осознал, что имел в виду Снейп, утверждая, что теперь не такой, как мы.

***

После работы мы с Малфоем, не сговариваясь, отправились в маггловский бар. По-моему никто из нас даже не предлагал, а может, мы о чем-то таком и говорили… Я плохо потом помнил. Слишком о многом нам нужно было поговорить.

- Надо наложить на дом чары ненахождения.

- Опасно. Думаю, Макдугл с нас теперь глаз не спустит. Лучше ограничиться надежными чарами защиты.

- Ты прав. Покупка волшебной палочки в таких обстоятельствах тоже не пройдет незамеченной.

- Не пройдет. А еще нам нужно его кормить.

При воспоминании о подвале нас обоих передернуло.

- Насчет этого…

- Должен быть другой выход. Можно купить кровь на черном рынке.

- Да кто таким торгует?

- Спрос рождает предложение, Поттер.

Я задумался.

- По-твоему, Макдугл не узнает, какие покупки ты делаешь?

- Будем осторожны, – Малфой нахмурился. – Жаль, что я втянул тебя в это, Поттер.

- Не говори глупости. Я бы поступил так же, с тобой или без тебя - неважно. Меня волнует то, что мы видели. Ты представляешь, кому мы позволили сбежать?

Он кивнул.

- У любой медали всегда две стороны. Ты знал способ увести Снейпа, не отпустив их?

- Нет.

- Я тоже. Так что давай не будем говорить об этом.

У Малфоя была скверная логика. Для него цель оправдывала средства, а я не хотел думать так же, но… Я думал. Не знаю, как так вышло, но мне не удавалось начать сожалеть о том, какой ценой мы спасли Снейпа.

- Сегодня мы вряд ли достанем кровь или волшебную палочку. А кормить его придется.

Драко решительно кивнул.

- Ну, я мог бы… Если приготовить кроветворное зелье, то к утру я уже буду в норме.

Я покачал головой.

- Это не выход.

Он огрызнулся.

- Нет, выход, Поттер. Пусть и всего лишь временный.

Мне расхотелось спорить. Я подумал о том, что веду себя как идиот. Малфой ведь любит Снейпа. Он сам признался, что не успел сказать каких-то очень важных слов, и, наверное, для него это был очень необходимый шанс. Тот самый. Один на миллион. Так разве я вправе спорить? Может, я и не буду вести себя как глупый уродливый херувим, но помочь попытаюсь.

- Ладно, при должной осторожности, я думаю, мы со всем справимся.

Он чокнулся со мной бокалом.

- Договорились.

Хотелось посидеть еще, но я не желал, чтобы к моей бессоннице добавились проблемы с алкоголем. Так что предложил ограничиться одним бокалом и вернуться в мой маленький дом, в котором поселилась большая проблема.

***

Пока я устанавливал чары защиты, Малфой со Снейпом возились в подвале с зельем, позаимствовав у меня котел. Думаю, Драко просто хотел остаться с профессором наедине под любым предлогом. Я чувствовал себя лишним в еще вчера приветливых родных стенах. Это было неприятно. Через пару часов, когда я уже заканчивал с работой, Малфой выглянул в окно кухни.

- Давай разогреем ужин? И как работает эта странная печь?

- Я сам. Не хватало еще погибнуть от взрыва бытового газа.

Он улыбнулся.

- Ну, вот и отлично.

Что-то подсказывало мне, что он снова меня провел, изобразив такую неосведомленность.

- А вы сами уже закончили?

- Да, зелью надо пару часов настояться, а потом, я думаю… - Малфою все же не удалось скрыть нерешительность. – Ну, в общем, если ты займешься ужином, я повешу новые занавески.

Речь шла о жутковатых на вид черных бархатных шторах. Даже в самых кошмарных снах не представлял такие в своем доме. Но никто не снимал ответственности за принятые решения. Не держать же, в самом деле, Снейпа целыми днями в подвале.

- Ну, займись.

Драко сел на подоконник.

- Поттер… Слушай, я понимаю, что для тебя это все не слишком приятно.

Я его перебил:

- Не начинай сначала.

Малфой долго каяться не мог, а потому, кивнув, скрылся в доме. Интересно, такой эгоистичный характер, как у него, - это благо или все же гарант неприятностей?

Ужинать мы сели, когда уже совсем стемнело. Снейп так и не покинул подвал, хотя попросил у Малфоя пергамент, перья и чернила. Не знаю, был ли я этому факту рад. Скорее всего, да. С лазаньей расправились быстро и почти в полной тишине.

- Я пойду почитаю, а потом…

- Хорошо, - не мне было облегчать ему жизнь. – И насчет Макдугла.

- Да? – он изобразил интерес. Или наоборот - попытался скрыть, насколько он значительный. Я, если честно, не понял до конца.

- Нам надо будет как-то убедить его в нашей невиновности.

- Это мы вряд ли сможем. Думаю, разумнее в дальнейшем не попадаться.

- Может быть. И еще палочка. Мы можем попросить кого-то купить ее за нас.

- У тебя есть на примете идиот, который не станет задавать вопросов?

Я покачал головой.

- Нет, а у тебя?

Драко задумался, а потом улыбнулся.

- Китаянка.

Я не понял.

- Прости?

- Поттер, совсем запутался в своих поклонницах? Я говорю о Чанг. Она явно к тебе неровно дышит. Поговори с ней, намекни, что поссорился с подружкой, попроси оказать тебе любезность и хранить все в тайне. Девчонки любят всякие интриги.

- Это низко. Я не буду…

Малфой явно собирался сказать гадость, но промолчал.

- Хорошо, поищем другую кандидатуру. Пока я иду к себе.

- А Снейп?

Малфой смутился.

- Ну, думаю, если он захочет есть…

Никогда не подозревал, что из него выйдет такой нерешительный влюбленный. Может, ему стоило что-то делать, как-то вмешиваться в ситуацию, пытаться сблизиться с профессором, пока у него есть такая возможность? При таких обстоятельствах стоит ли переживать о потере какого-то количества крови и разменивать время на чтение? Хотя кто я, чтобы лезть с советами? Неудачник, поссорившийся с подружкой, - тут не совсем авторитет.

Когда я закончил с уборкой на кухне и вымыл оставленный Малфоем в раковине котел, негодуя на безалаберность хорька, слизеринская сволочь уже спала, обложившись книгами по вампирологии, и мой праведный гнев не нашел своего выхода. Я уже выходил из гостевой комнаты, когда наткнулся на еще один томик, сиротливо пристроившийся в кресле. Похоже, Драко забросил его туда, убедившись в полной несостоятельности книги. «Сказания о вампирах» больше напоминали художественную литературу, чем серьезные исследования. Я прихватил его с собой в качестве платы за проживание и в надежде, что если книга окажется скучной, я, может быть, смогу победить с ее помощью бессонницу.

***

Качели скрипели, июньская ночь казалась прохладной, но за пледом мне идти было лень. Люмос светил как-то слишком слабо, не соперничая с весело подмигивающими звездами. Уже снова хотелось есть, но никак не спать. Книжка была интересная, но, увы, не очень захватывающая. Я ждал рассвета в робкой надежде, что, может, хоть он прогонит из головы многообразие мыслей, позволив забыться на пару часов.

- Я читал «Сказания» в детстве. Вы не выросли из возраста сказок? - Снейп обнаружил свое присутствие слишком неожиданно. Я чертыхнулся, выронив книгу, он поднял ее с земли и повертел в руках. – В основе две противоречащие друг другу легенды: согласно одной, влюбляясь, вампир снова становится человеком, согласно другой - осыпается наземь горсткой пепла. Вам какая больше нравится?

- Не знаю. Я, если честно, прочел пока только первую главу.

Он вернул мне книгу. Я сдвинул ноги так, чтобы освободить ему место. Он, как ни странно, сел и посмотрел на небо, чуть раскачивая качели.

- Скрипят.

Я кивнул.

- Знаю. Нужно смазать.

- Не нужно. Так лучше.

Мне оставалось только признать, что, наверное, он прав. Мне самому нравилась эта песня ржавых болтов и гостеприимное поскрипывание рассыхающихся досок.

- Я всегда хотел такие старые качели. Не новомодные из пластика и канатов, как тетя поставила на газоне перед домом, когда мой кузен был маленьким, а вот такие, деревянные, для двоих.

Он кивнул.

- Понятно, - ну, правда, не ждал же я, что он начнет рассказывать в ответ, почему ему нравится, как скрипят мои качели. Снейп молчал, я его разглядывал, снова с удивлением отмечая, что это лицо кажется мне необыкновенным. Наверное, виною всему был вампиризм, но ведь не он начертил эти брови, резко обозначил нос и отметил профессора родинкой на виске. Никогда раньше ее не видел. Точнее, не хотел видеть. Я вообще редко присматривался к людям достаточно, чтобы заметить такие детали. Он почувствовал мой взгляд. – Я даже этого теперь не могу. Посмотреть на себя. Меня больше не отражают зеркала. Может, оно и к лучшему.

Он пошутил над собой, впервые за все то время, что я его знал. Было странно, но приятно. Мне тоже не хотелось ни о чем его расспрашивать, ну, разве что о качелях. Остальные ответы у меня были. О чем говорить? О том, почему он присоединился к Волдеморту? Что такого было в моей маме, что он так ее любил? А зачем мне эти знания? Иногда хорошо вовремя промолчать и оставить прошлое прошлому. Тогда, может, все еще наладится.

- Вы спрашивали, какая легенда мне больше нравится. Думаю, первая.

Он ухмыльнулся.

- Вы же ее так и не дочитали.

- А чем там все кончилось?

- Это сказка о ведьме, которая полюбила вампира. Он был загадочен, таинственен и привлекал ее. Она помогала ему, делилась своей кровью, они вместе много путешествовали, и однажды вампир понял, что полюбил ее, и стал человеком. Таким, каким был раньше - скучным, не слишком красивым магглом, лишенным какой бы то ни было тайны. Ведьма была разочарована. Она вскоре разлюбила и прогнала своего незадачливого любовника. Он прожил еще несколько лет и умер от какой-то болезни.

Я удивился, но, наверное, не тому, чему он ожидал.

- Я думал, такими сказками увлекаются девочки.

Он кивнул.

- Книга принадлежала моей матери. В нашем доме было мало историй о магии, выбирать не приходилось.

- А вторая легенда?

- Практически то же самое, но с иным финалом.

- Он кажется вам лучше?

- Да. Тот вампир испытал сильное чувство и умер, так и не познав разочарования.

Я покачал головой.

- Мог же быть и хороший конец?

Он хмыкнул.

- Не уверен. Надежды редко оправдываются.

Не знаю, почему я так упрямился. Может, из-за Малфоя и его неправильных чувств, которые значили, должно быть, много, раз он с ними столько прожил.

- Иногда это случается. Но даже если нет, в жизни человека есть масса преимуществ - не надо никого убивать, чтобы…

Я осекся. Он смотрел на меня пристально, не мигая, улыбка на его губах не казалась мне зловещей, скорее, разочарованной.

- Это не так. Кто-то всегда умирает, чтобы другие жили так, как им привычно, так, как им нравится.

Я почувствовал озноб.

- Это другое.

Он не спорил.

- Другое. Хуже. Люди убивают не для того, чтобы выжить. Они делают это в силу борьбы за свои идеи и взгляды, за право доминировать над себе подобными. Самые жестокие и бездарные хищники - это мы, Поттер, – Снейп нахмурился. - Вернее, теперь уже только вы. Это не вызывает у меня разочарования. Только недоумение.

- Но жизнь, она же важна!

- Это смотря как ее прожить. Иногда мне кажется, что ее ценность сильно преувеличивают.

- Но ведь вы хотите существовать. Ведь хотите?

Он почти с сожалением кивнул.

- Я слаб. Всегда был и, наверное, теперь уже всегда буду.

- Неправда. Дамблдор говорил, что вы смелый. Он говорил…

- Альбус вообще много чего говорил. Единственное, что он не отнял у меня - это права ему не верить. Я, наверное, рад, что он ошибался. Мне приятно, что вы живы. А вам приятно?

Я признался.

- Не знаю. Иногда мне кажется, что теперь я ничего уже не знаю.

- Что ж, наши чувства в чем-то схожи, – Снейп встал. – Мне надо поесть. Думаю, самое время разбудить мистера Малфоя.

- Можно не будить, - я удивился своей горячности. Руки сами оттянули ворот майки. – Если хотите…

Он провел пальцами по моей шее очень медленно, это напоминало ласку. Ощущения были странными, я чувствовал исходящий от него ток. Не злой, не жалящий, он словно слегка подогревал меня изнутри, хотя пальцы, касавшиеся кожи, казались холодными. Его тело наклонилось ближе, я чувствовал его присутствие, ощущал слишком отчетливо, так, как если бы он заслонил меня от мира или вмиг заполнил его собой. Голова кружилась, сердце лихорадочно билось, пойманное в ловушку странной фантазии. Я почти ощущал, как его губы коснутся моей шеи, пройдутся рваной неровной цепочкой поцелуев до ключиц. Именно там, наконец, будет больно, но это хорошо, я почувствую себя в плену, лишенный всякого желания освободиться.

- Нет, не хочу, – Снейп резко оттолкнул меня, так, что качели жалобно скрипнули. – Ваша кровь, ее кровь... Это не то, что мне нужно, Поттер. Никогда больше мне этого не предлагайте.

У маятника есть закон. Его стрелка, как бы сильно ты ее ни отринул, всегда возвращается на заданную позицию. Качели совершили обратное движение. Я сошел с ума окончательно и бесповоротно. Раньше, чем я успел проанализировать свои действия, мои руки обняли талию Снейпа, я уткнулся лицом в его мантию и заплакал. С самой смерти Волдеморта не плакал, а вот сейчас захотелось. Не помню, о чем я сбивчиво говорил… Кажется, о том, как мне страшно. Как мне нужен был этот дом, как я не умею объяснять так, чтобы меня поняли, а иногда вообще не хочу ни о чем говорить. Что аврорат - не то, чем я теперь мечтаю заниматься, что моя душа не лежит сейчас вообще ни к чему, кроме одиночества в этом маленьком саду. А может, и не одиночества… Что я запутался даже в том, сколько человек должно сидеть на этих качелях.

Он стоял, не вырываясь, но не предпринял ни одной попытки меня утешить. Только освободился, когда мои дурацкие слезы, наконец, кончились, и сказал то, что должен был сказать.

- Поттер, вы идиот.

Я кивнул.

- Знаю.

Он взял мою руку, спокойно ее рассмотрел, остановив выбор на голубоватой вене на предплечье, и укусил. Было больно без всякого трепета и дрожи, но я улыбался, как дурак, потому что мне казалось, что произошло что-то очень важное, что он чем-то пожертвовал, признавая, что я - это всего лишь я: идиот Гарри Поттер. И моя кровь - не какая-то важная или особенная, она просто пригодна в пищу. Глупый повод веселиться? Наверное. Но, сделав это, он отказал себе в праве меня ненавидеть.

***

Спина болела из-за того, что я провел ночь на качелях, но, господи, когда я в последний раз так хорошо высыпался? Вставая, я выругался, едва не наступив ногой на чашку с остатками зелья, которое Снейп заставил меня выпить, прежде чем я провалился в сон. Мне нужно было ощутить стыд за свое вчерашнее поведение? Его не было. Может, он появится потом, когда мне придется смотреть профессору в глаза, но на данный момент я ощущал только здоровый аппетит и то, что солнце немного неприятно слепит глаза.

Малфой нашелся на кухне, как, впрочем, и горячий кофе и порядком остывшая яичница.

- Привет, Поттер, - я кивнул, накладывая себе еду. Малфой закатил глаза. – И тебе доброе утро, Драко, спасибо за завтрак.

- Угу, - я снова кивнул, демонстрируя, что готов подписаться под каждым его словом.

Он внимательно посмотрел на мою руку со следами укуса.

- Не забудь надеть на работу футболку с длинным рукавом.

- Угу.

- И вообще, мог бы меня разбудить.

Мне казалось лишним выслушивать его предложения с таким опозданием.

- Да какая разница, собственно? Выполнишь свой долг этой ночью.

Малфой нахмурился.

- Долг? Кстати, о долгах и прочих неприятностях. Я тут кое-то почитал с утра, пока ты дрых, и, переговорив со Снейпом, понял, что мои выводы не так уж неправильны.

- Выводы о чем?

Драко помолчал, подбирая слова.

- В нескольких источниках, что я просмотрел, упоминается о повышенной сексуальности вампиров. Это как один из их способов завлечь жертву, практически безотказный, - я вспомнил о странных фантазиях с поцелуями и, наверное, покраснел. Малфой нахмурился. – Поттер!

Я кивнул. А что оставалось?

- Ну, я почувствовал что-то такое перед укусом. Но, наверное, это не такая проблема. Снейп может с ней справиться самостоятельно?

Малфой фыркнул.

- Мне пойти предложить ему подрочить перед тем, как пить нашу кровь?

Я представил эту сцену. Выглядело бы, наверное, действительно смешно - об этом с ним говорить. А потом мое воображение нарисовало мне несколько иную картину. Легкий румянец на бледных щеках, чуть закушенная от напряжения нижняя губа, рука, скользящая по… Вот тут я заставил себя остановиться. И, опять-таки, не почувствовал стыда за направление своих мыслей. Это ведь все магия, так какого черта переживать?

- Думаю, не стоит. Может, он сам догадается?

- Даже если так, ты кое-что не понимаешь, Поттер. Это феромоны, они действуют не только на Снейпа или на кого-то в момент укуса. Они вообще сказываются на окружающих, если долго подвергаться их воздействию.

- Хочешь сказать, что мы будем вести себя как озабоченные?

Малфой закатил глаза.

- Ну, ты, скорее, - как придурок. Ладно, решай сам, а я собираюсь как можно быстрее помириться с Пэнси и зачастить к ней с добрачными визитами.

Вот теперь я действительно смутился. У нас с Джинни еще не было секса. В доме ее родителей уединиться было чрезвычайно трудно, да мы как-то и не торопились… Я понимал, что когда тебе почти восемнадцать, несколько странно оставаться девственником, но просто заняться сексом для галочки - тоже было не по мне. Казалось, что мы придем к этому как-то естественно. Я, конечно, хотел с ней помириться, но поспешить с этим, чтобы избавиться от проблем с повышенной сексуальностью Снейпа? Это даже звучало мерзко.

- Ну, знаешь ли… Ты вообще уважаешь свою девушку?

Мой вопрос Малфоя озадачил.

- Мне ее еще всю жизнь уважать, - как-то невесело сказал он. – Ничего, что я пока не буду с этим торопиться?

Наверное, я сказал глупость. Не стоило забывать, что на самом деле он влюблен в Снейпа, и, может быть, Малфоя не так пугает то, что между ними может возникнуть какое-то влечение, как он переживает из-за того, что в радиусе действия этих чар могу оказаться я. Мне стоит сказать спасибо за такую заботу и как-то показать, что я ни в коей мере не собираюсь ему мешать или осуждать его действия? Но как такое показать?

- Я в любом случае собирался мириться с Джинни, – пусть думает что хочет.

Драко кивнул.

- Ну, вот и хорошо. Если тебе вдруг в какой-то момент покажется, что я симпатичный, можешь сразу вешаться.

Я улыбнулся.

- Знаешь, Малфой, тебе ничего не грозит. Останься даже в мире только ты, я и тараканы, я выберу тараканов.

- А при чем тут жуки? – полюбопытствовал он.

Я просветил его на предмет маггловских теорий насчет ядерного взрыва, потом пришлось рассказывать, что это вообще такое. К концу дискуссии нам было уже пора собираться в школу.

- А где Снейп? – спросил я, пока Малфой мыл посуду. Сбежать и на этот раз я ему не позволил.

- В подвале. Я отнес ему туда кресло и несколько книг. Он сказал, что там ему нравится больше, чем в гостиной. Профессор, кстати, заметил, что ты не защитил чарами камин.

Ну, забыл. С таким количеством дел это не мудрено.

- Сейчас исправлю.

Пока он заканчивал с уборкой, я вошел в гостиную и сразу почувствовал нарастающую тревогу. Летом очаг никто не зажигал, хозяева вычистили камин, но в углах еще оставалось немного сажи, я хорошо это помнил. А сейчас там все было совсем чисто. Может, Снейп убрал? Но как? Руками? Не помню, чтобы я или Малфой покупали подходящие средства. Драко постарался? Что-то подсказывало, что нет, и ответы можно найти не у него.

Я спустился в подвал. Снейп сидел в темноте при свете единственной свечи и что-то читал. Мне было странно приятно его снова видеть.

- Поттер? – профессор поднял голову, хотя я, кажется, очень тихо вошел. – Что-то случилось?

Он выглядел встревоженным. Я заставил себя вспомнить, что есть дела важнее смущения.

- Камин. Почему вы говорили Малфою о незащищенном камине?

Снейп внимательно на меня посмотрел.

- Скажите честно, какие проблемы вам может доставить мое пребывание в вашем доме?

Я поразмышлял над ответом.

- Меня, максимум, уволят, а ваша тайна откроется.

- Для вас, как я понял, работа имеет небольшое значение. Для Драко она так же не важна?

- Мне кажется, для него она много значит.

Снейп кивнул.

- Тогда я должен уйти отсюда как можно скорее. Сегодня ночью в вашем доме был посторонний. Я почувствовал запах дымолетного порошка и чужого человека, когда пошел вам за зельем.

- Кто?

Он покачал головой.

- Боюсь, я еще не настолько опытный вампир. От него пахло зельем против колик, чернилами, пыльцой какого-то растения и, кажется, табаком. Не маггловским а тем, что выращивают волшебники. Исчерпывающий портрет?

Я кивнул.

- Как ни странно, более чем, – Снейп выглядел удивленным и я пояснил: – Вы перечислили запахи, которые могут подходить одному моему знакомому.

- Кому?

- Невиллу. У него проблемы с желудком. Прошедший год был для него нервным, он нажил себе язву, которую сейчас усиленно лечит. Еще он постоянно возится с какими-то растениями и в последнее время довольно часто курит табак, который сам выращивает. А еще он хороший друг и никогда не предпримет ничего, что может создать мне проблемы, сначала это со мной не обсудив.

Снейп кивнул.

- И, тем не менее, это опасно.

- Я сейчас наложу на дом чары ненахождения и сделаю Малфоя Хранителем тайны, так что никто, кроме нас двоих, сюда больше не попадет.

Снейп внимательно на меня посмотрел.

- Напомните мне: вы это делаете, потому что вам все это…

- Нужно. Очень. Я не знаю, зачем.

Он взглянул на след на моей руке.

- Болит?

Я провел по нему пальцами.

- Немного.

- Жаль.

- Что немного?

- Что болит.

Он отвернулся, показывая, что разговор окончен, а я снова смотрел на его профиль и понимал, что не позволю ему укусить Малфоя. Никогда никого не позволю, кроме меня. Почему? А черт его знает, почему. Просто это казалось сейчас важным.