Прошлое – прошлому

Бета: Jenny
Рейтинг: NC-17
Пейринг: СС/ГП
Жанр: драма/романс
Отказ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: Северус Снейп не хотел быть вампиром, но судьба распорядилась иначе. Гарри Поттер не хотел влюбляться в вампира, но и ему не повезло. Что оставалось героям? Всеми способами выпутываться из ситуации, придумывая новый эпилог для старой сказки. Фик написан на конкурс "JKR была не права, или 32,5" на "Астрономической башне".
Статус: Закончен
Выложен: 2008.04.28



Глава 5: Новый мир

Наверно, мы с Малфоем действительно тонули как-то удивительно похоже, потому что на зельях оба клевали носом, и если ко мне Слагхорн проявлял снисходительность, то Драко досталось от него по полной программе. Все утро я пытался помириться с Джинни, но она со мной не разговаривала, а каждая моя попытка извиниться приводила к новой череде упреков.

- Она простит, - заметила Молли, ставшая свидетельницей одной из наших ссор. – Я помню, сама сильно потрепала Артуру нервы, когда он, сделав мне предложение, купил эту старую ферму, а теперь души в ней не чаю. Джордж предлагает нам с отцом переехать, но я даже слышать об этом не хочу.

Думаю, Джинни обижало то, что семья ее не поддержала. Она рассказала родителям о том, что я купил дом, в надежде, что они на меня повлияют, но эффект был совершенно обратным.

- Молодец, Гарри, - похвалил меня Артур. – Ты знаешь, как мы тебе рады, но, думаю, ты поступил совершенно правильно. У мужчины должен быть свой угол, особенно когда он начинает самостоятельную жизнь, а с Джинни вы помиритесь, я уверен.

Мне бы их уверенность.

- Значит, дом полностью обставлен? – интересовалась заглянувшая в Нору Флер. – Как чудесно! Ты сможешь сразу переехать. Мы с Биллом тоже купили дом с мебелью, но потом я, конечно, много в нем переделала. Все же, как бы ни был хорош вкус прежних хозяев, всегда хочется привнести что-то свое. Могу тебе помочь советами, я знаю все нужные магазины.

- Спасибо, но я не уверен, что хочу переехать немедленно.

- А что тянуть? – улыбнулся Джордж. – Приятель, это же свое жилье. Можно устраивать вечеринки и отрываться с моей сестрицей, как только она перестанет строить из себя злючку.

Джинни выскочила из кухни, гневно хлопнув дверью. Кроме нее, на меня сердился Рон, но и то меньше, чем я ожидал.

- Ну, спасибо, приятель, - шепнул мне он. – Теперь мы с Гермионой не сможем удрать по-тихому, нас все тоже примутся обсуждать и поддерживать.

- Это и так было неизбежно, – констатировала моя подруга. – Джинни простит, Гарри, хотя, если честно, ты и впрямь повел себя по-свински.

Я кивнул.

- Знаю.

Когда я поднялся в комнату, чтобы немного поспать перед занятиями, то застал там Джинни, складывающую в чемодан мои вещи.

- Что ты делаешь?

- Помогаю тебе с переездом, в котором тебя все так поддерживают. Зачем откладывать? Ты же все уже решил, и тебе плевать на мое мнение.

- Это не так.

- Так!

- Прости, я знаю, что виноват, но я не хочу ссориться. Я поступил необдуманно, но, Джинни, мне очень плохо от того, что ты сердишься.

- Очень? – она, похоже, немного смягчилась.

- Очень. Давай все уладим, ладно? Хочешь, я поговорю с твоими родителями? Уверен, если мы скажем им, что у нас все серьезно, они позволят тебе жить со мной.

- А у нас все серьезно, Гарри?

Я шагнул к ней.

- Конечно. Хочешь, я куплю тебе кольцо, и мы объявим о помолвке? Думаю, тогда твою маму будут меньше беспокоить приличия…

Она мне врезала. Это был полноценный удар кулаком в челюсть.

- Ты совсем кретин, да? – Джинни снова заплакала. – Ты собираешься сделать мне предложение не потому, что хочешь, а ради приличий?

- Нет, я хочу…

- Заметно, – она шагнула к двери. – Уезжай в свой чертов дом. Я видеть тебя не хочу, пока ты не будешь совершенно уверен, что то, что ты делаешь - это ради меня, а не потому, что тебе так удобно или привычно.

- Джинни!

- Убирайся.

Вот и весь разговор. Что со мной не так? Почему вместо того, чтобы побежать за ней, я закончил сборы, уменьшил свои скромные пожитки и сунул чемодан в карман. Гермиона, единственная, с кем я обсудил произошедшее, сказала, что я идиот.

- Но может, то, что ты уедешь - не так плохо, Гарри. За пару дней она успокоится, а ты к тому моменту должен обдумать все, что хочешь ей сказать, и постарайся, чтобы в этот раз все прозвучало искренне и честно, а формулировки были нужными. Даже Рон не говорит столько глупостей за одни сутки, можешь мне поверить.

Из-за всех этих волнений я не спал. Малфой, которого я ждал возле класса, чтобы вместе аппарировать в аврорат, выглядел немногим лучше. Я, признаться, сам не знал, зачем дожидался, пока Слагхорн вдоволь на него наорется. Может, мне было приятно общество кого-то со схожими проблемами, даже если это тип, который доставал меня в школе.

- Поттер? – он удивился, увидев, что я еще не ушел к воротам.

- Привет. Пошли, а то, если опоздаем, твой дядя с нас шкуру сдерет.

Он кивнул, но с места не сдвинулся.

- Знаешь, что у тебя синяк на скуле?

- Знаю.

- Хочешь, уберу?

- Да.

Он некоторое время рассматривал мое лицо, а потом взмахнул палочкой.

- Так лучше.

Я невольно усмехнулся.

- Покрасил его в зеленый цвет?

- Угу, в серебряную крапинку. Слушай, Поттер, мне, по-твоему, совсем делать нечего? – Малфой вздернул подбородок и пошел к лестнице, ведущей из подземелий, на ходу поправляя на плече ремень сумки.

Я его догнал.

- Ладно, извини. Тебе определенно есть чем заняться.

Он остановился и ехидно улыбнулся.

- Демонстрируешь хорошие манеры, Поттер? Тогда мне, наверное, на самом деле стоит убрать твой синяк.

Я хмыкнул.

- Зеленый в крапинку, говоришь?

- Прости, не удержался, - он снова взмахнул палочкой. – Вот теперь, правда, убрал.

Я на всякий случай снял очки и убедился, что он не врет, рассмотрев свое отражение в стекле.

- Сволочь ты все-таки, Малфой.

Он кивнул.

- Иногда. Ну и кто тебе так хорошо врезал, Поттер? Кому мне послать цветы?

- Мисс Джиневре Уизли.

Он улыбнулся.

- В следующий раз выбирай девушку с хорошим маникюром. Царапины залечить легче, и они не бьют, потому что боятся сломать ногти.

- Пэнси тебя разукрасила?

- Да, с утра. Она имела право: я сорвал помолвку.

- А что в сумке? Только не говори, что вещи - никогда не поверю, что папочка выгнал тебя из дома.

Малфой ухмыльнулся.

- Он бы не выставил, мужская солидарность - вещь стоящая. Меня мама выставила. Сказала, чтобы я не являлся ей на глаза, пока не разберусь в своих отношениях с Пэнси и не перестану морочить бедной девушке голову. Женская солидарность - штука уже не такая веселая, не находишь, Поттер?

- И куда ты теперь?

- Я думал пожить у Паркинсонов, но Пэнси еще очень зла. На недельку остановлюсь в гостинице, а потом все как-нибудь наладится. Мать не будет долго злиться.

Я показал ему свой уменьшенный чемодан.

- Нас преследует череда случайных совпадений.

- Уизли не обрадовалась, что ты купил дом, не посоветовавшись с ней?

- Совсем не обрадовалась.

- Понятно.

Мне пришла в голову странная идея. Глупая, и она меня, если честно, пугала, но я отчего-то предложил:

- Можешь пожить у меня, Малфой.

Он посмотрел на меня как на душевнобольного.

- Совсем сдурел, Поттер? Мы в одном замке плохо уживались, а ты предлагаешь дом.

- Да, глупо, понимаю. Но мы, вроде как, теперь напарники и товарищи по несчастью.

Драко задумался о чем-то своем, но потом неожиданно кивнул.

- А знаешь, я принимаю твое приглашение. Интересно, кого убьют первым? Меня - отец, или тебя - клан Уизли?

Я неожиданно для себя обрадовался.

- Не драматизируй.

***

- Слушай, тебе не кажется глупым четыре часа сидеть в засаде? Это стажировка?

- Малфой, если мы будем вчетвером ходить по Дрянналлее, то ни одного вампира не найдем.

- Гарри прав, - кивнула Гермиона. – Вампиры обычно осторожны, часто маскируются под проституток. Никто из них не подойдет к группе людей. В одиночку Макдугл сможет заманить кого-то из них и привести к нам.

- Грейнджер, а вот я не понимаю, ты лучше разбираешься в вампирах или проститутках?

- Заткнись, Малфой.

- Эй…

- Правда, заткнись. Кажется, идут.

- Шшш…

***

- Какого черта ты заорала, Брунгильда?!

- Но тебя укусили!

- Знаю, иначе я не мог бы заставить его раскрыть себя. От этого не умирают, принцесса. Быстро за ним, он ранен, далеко не уйдет. Выследить, загнать в какой-нибудь подвал, но не трогать. Один остается сторожить, другой возвращается с докладом, а вы, мисс Охотница за монстрами, составляйте акт о нападении.

- А если у него есть палочка, и он…

- Нет, я этого мальчика хорошо ощупал. Заткнитесь и за дело!

***

- Эй, вы в порядке?

- Да. Выследили?

- Конечно. Малфой остался его сторожить, парень лежит в подвале без сознания.

- Не парень, Поттер, а вампир. Я же сказал: не подходить.

- Да ладно, мы осторожно.

- Придурки. Мисс Грейнджер, ваших воспоминаний хватит как свидетельства?

- Да.

- Тогда возвращайтесь в министерство и составляйте отчет. Да, и не забудьте написать, что подозреваемый сбежал.

- Но как же так? Мы же должны его арестовать и проводить в министерство.

- Зачем? Смею вас уверить: после моего удара без посторонней помощи вампир не доживет до утра. Хотите привести его в министерство, вылечить, а потом казнить?

- Да, так будет по закону!

- Так будет глупо. Потому что этому существу может быть оказана помощь. У нас есть информация о нескольких бандах вампиров. Если этот мальчишка из одной из них, его будут искать. На свою палочку для таких прогулок я наложил следящие чары. Если это группировка, то я верну ее завтра днем, когда они утащат его в свое убежище. Если мальчишка - одиночка, то Поттер и Малфой вернут мне ее с рассветом. Кто вынет ее из трупа - могут кинуть монетку.

- Это жестоко.

- Это жизнь. Вы предпочтете оставить на улице несколько кровожадных тварей или поможете мне довести это дело до конца?

- Помогу.

- Мы возвращаемся в министерство. Поттер и Малфой, спрячьтесь недалеко от дома и следите. Как только кого-то увидите, просто возвращайтесь обратно в аврорат. Никакой самодеятельности. И вот это возьмите.

- Что это, сэр?

- Чесночная настойка. Намажьтесь. У вампиров обострены все чувства, и если у этого типа есть приятели, пусть они лучше подумают, что кого-то стошнило рагу, чем заметят вас.

- Гм…

- Я забочусь о своих стажерах. На Малфоя вылейте двойную дозу. Хотя, боюсь, даже она не перебьет запах его туалетной воды.

***

- Ты воняешь, отодвинься.

- Ты тоже, Поттер, так что мои перемещения не помогут. Это и твой запах.

- Я уже мечтаю о душе.

Драко кивнул. Мы вместе сидели на подоконнике в подъезде здания напротив дома, в подвале которого скрывался умирающий вампир.

- Я тоже.

Стоило признать, что наблюдательный пункт Малфой выбрал удачно. Мы ничем толком не рисковали: узкий проулок прекрасно просматривался, хотя из-за темноты пришлось несколько улучшить себе зрение, наложив на очки специальные чары. Думаю, слизеринец мне немного завидовал, разглядывая мир через осколок найденной в подъезде бутылки. Заклинание нельзя было наложить на глаза.

- Тебе кажется это справедливым? То, как поступил Макдугл. Этот вампир - почти мальчишка.

Малфой пожал плечами.

- Жизнь - вообще странная и страшная штука, Поттер. Нам ли не знать. А этому парню, может, уже больше сотни лет.

Я кивнул.

- Может. И все равно это как-то…

- Жестоко?

- Да.

Драко вздохнул.

- Тогда ты выбрал не ту работу. Это мир суровых парней, которые часто воюют дерьмовыми методами.

Я согласился.

- Может, и не ту. А тебя-то что в авроры понесло? Ты же трус.

- Попрошу без оскорблений.

- Отвали, мы оба знаем, что это правда. Ну так зачем, Малфой? Неужели только из-за репутации?

Он нахмурился.

- Она - не такая уж незначительная вещь, Поттер. Вспомни, как сам психовал, когда в газетах писали, что ты рехнувшийся параноик.

- Это была ложь.

- Ну, лично я до сих пор не совсем уверен.

- Зато в твоем случае пишут в основном правду. Ну так почему, Малфой?

- Тебе не понять. К тому же, советую заткнуться. Похоже, кое в чем Макдугл был прав: у нас гости.

Я проследил его взгляд. В проулке показался человек, мое улучшенное чарами зрение помогло рассмотреть его в темноте. Это был очень красивый мужчина в женской мантии, он двигался осторожно, но поспешно. Обернулся, что-то крикнул и побежал к нужному дому. В этот момент я увидел второго. Высокий, в черной мантии с надвинутым на лицо капюшоном, он нагнал своего спутника. Его походка была уверенной и решительной, он, казалось, не так привык таиться. Вампиры обменялись парой слов на пороге дома. Красивый шагнул в подъезд, а второй на секунду замешкался на пороге. Капюшон упал с его головы, он бросил последний взгляд на проулок и вошел в дом. Я понял, что приник к стеклу в немом замешательстве, а еще - что я стою, сжимая в руке липкую от холодного пота ладонь Драко Малфоя, который бледен, как мел. Как, должно быть, я сам…

- Этого не может быть.

Хорошо, что не я это произнес.

- Нет, не может. Нам, должно быть, показалось.

- Ага, массовая галлюцинация.

Малфой вырвал у меня руку и бросился вниз по лестнице. Я попытался его удержать.

- Куда ты, это опасно…

Он оттолкнул мои руки.

- Это он, Поттер! Понимаешь, он! Я знаю! Я так чувствую!

Мне было не удержать Драко, и я мог только побежать за ним, потому что этот придурок даже палочку не достал. Потому что моя память, казалось, навсегда запечатлела это лицо. Такое привычное… Совершенно новое. Резко очерченный профиль на фоне кромешной тьмы дверного проема. Всего секунда… Все тот же пронзительный взгляд, только, как никогда, живой. Матовая кожа без единой кровинки, упрямо сжатые губы и изломанные линии бровей. Только почему-то я подумал, что все это красиво. Впервые так подумал, и дело было не в волосах, которые казались чище, или разгладившихся морщинах. Мне словно показали не человека, а голую душу. Показали больше, чем я когда-либо просил, и мне это понравилось. Невероятно, невозможно, но правильно… Я ведь здесь. Для меня нашелся билет на поезд в обратный конец, так почему того же самого не могло произойти с ним? Только вот какая-то неправильная была касса, к которой он подошел.

Малфой вбежал в дом и сразу кинулся под лестницу, где мы оставили умирать вампира. Там предсказуемо никого уже не было. Драко упал на колени, как одержимый, роясь в старых полусгнивших тряпках, словно что-то искал, потом он заплакал. Без всхлипов и истерик, просто спрашивая:

- Как же так? Ну, как же? – из глаз его текли слезы. – Это же был он, да, Поттер? Скажи, что он?

Я кивнул и повторил его слова:

- Он, Малфой. Я тоже так чувствую.

- Хорошо, – Драко смотрел на меня с надеждой. – Тело ведь так и не нашли, да? Может быть, с ним что-то случилось? Наверное, он в беде! Что нам делать?

- Нам?

Он решительно закивал.

- Да. Если мы вернемся в аврорат без палочки, Макдугл никогда не поверит, что за вампиром никто не приходил, вернется сюда, осмотрит место и, не обнаружив никаких останков, сразу что-то заподозрит. Мы должны придумать какой-то план. Может, если мы достанем похожую волшебную палочку…

Я, наверное, все же не так сходил с ума от странности всего происходящего.

- Как? Ограбим лавку Олливандера? Не думаю, что твой дядя не заметит подмену.

- Тогда нам надо первым узнать, где Северус, и предупредить его или выручить. В общем, разберемся уже по обстоятельствам.

Малфой, который смотрел на меня с решимостью и надеждой. Это была странная картина, но мне она понравилась. Я вспомнил воспоминания Снейпа и грязный пол в Визжащей Хижине. То, как что-то умирало в его глазах. Мои странные, огромные, невозможные сожаления, которые пришли позже. Живым ведь только и остается - что сожалеть. И они говорят… Много, глупо, честно в попытке оправдать если не все, то хотя бы что-то. Почему Снейп не вернулся? Были ли причиной тому мои неуместные откровения? Я не знал. Совсем ничего не знал, кроме одного: я больше не хочу причинять ему боль. Никогда, ни капельки, и не желаю, чтобы он так поступал со мной. А значит, я помогу Малфою и найду этого человека. Вампира? Да мне уже все равно, кого, и спрошу то, что хочу спросить: «Что я могу для вас сделать? Как должен себя повести, чтобы больше ничего не разрушить?».

Я протянул Драко руку.

- Вставай, мы так и поступим. Все как ты сказал. Попробуем узнать, где он, а потом спросим, можем ли мы чем-то помочь.

Он сжал мою ладонь.

- Спасибо, Поттер. Ты не пожалеешь, что согласился.

Я знал, что так и будет, а еще вот ни капельки не жалел, что именно он достался мне в напарники. Не знаю, готов ли я был еще с кем-либо разделить эту минуту.

***

- Значит, попались? – Дэсмонд Макдугл склонился над картой Лондона. След укуса на его шее был практически незаметен, и я решил, что это Гермиона постаралась. В аврорате, кроме нас, были еще вернувшиеся из патрулей, но полуголый, довольно потирающий руки шотландец, похоже, никого не смущал, кроме Драко Малфоя. Тот все время отворачивался и, на мой взгляд, вел свою партию довольно жалко, но его дядя этого не замечал. Окровавленная рубашка валялась на стуле, и слизеринец пялился на нее больше, чем на карту. – Отлично. Они его увели?

- Аппарировали. Мы проверили подвал некоторое время спустя и…

- Я говорил, чтобы вы ни во что не вмешивались?

Я кивнул.

- Говорили, но мы осторожно все проверили. Это было безопасно.

- Да что вы, принцессы, вообще смыслите в безопасности? Тем не менее, ругать не буду. То, что среди них есть бывшие волшебники, было очевидно: иначе как эти твари нашли бы Дрянналлею?

Я промолчал. Во-первых, вопрос был риторическим, а во-вторых, к Снейпу упрямо не приклеивался ярлык «тварь». Теперь я точно знал, что он ему никогда не подходил и вряд ли подойдет. Дэсмонд шептал какие-то заклинания. На карте вспыхнула рубиновая точка. Он увеличивал ее масштаб, пока бумага полностью не покрыла собой стол. Аврор удовлетворенно улыбнулся.

– Ну вот, даже номер дома виден. Завтра утром согласую операцию с Кингсли. То, что среди них есть те, кто может колдовать, заставляет нас использовать антиаппарационный барьер, а его без одобрения начальника применить невозможно, иначе пошли бы уже утром, – Дэсмонд хмыкнул. – Или есть иная причина? Ну, думайте.

Малфой оторвал, наконец, взгляд от рубашки.

- Есть. Мы не знаем уровень подготовки их мага, значит, пойдем несколькими группами. Такую операцию тоже нужно подготовить, к тому же, поскольку речь идет о вампирах, - еще и согласовать с отделом Контроля за магическими существами. Они должны прислать своего представителя.

- Верно, Брунгильда, в возне и коррупции ты разбираешься не хуже собственного отца, – в голосе Макдугла звучало неприкрытое раздражение. - Как бы ни была мне не по душе вся эта мышиная возня, но таковы правила. Жду вас завтра в четыре часа, а сейчас рекомендую пойти домой и хоть немного поспать. У вас, кажется, днем еще занятия.

Малфой кивнул и потянулся за своей сумкой, но она находилась на одном стуле с рубашкой, которая его очень раздражала.

- Вы в порядке?

Похоже, он задал вопрос раньше, чем успел его обдумать. Дэсмонд удивился ему не меньше самого Драко, потом его губы сложились в довольно паскудную, на мой взгляд, усмешку.

- И не надейся, Малфой. Я же полное дерьмо, не забыл? А оно, как известно, не тонет.

Драко ничего не сказал, только, схватив сумку, пошел к дверям и обернулся уже на пороге.

- Поттер, ну ты идешь?

Я как-то, признаться, даже запамятовал, что мы теперь живем вместе.

- Конечно.

В темном коридоре Малфой осведомился:

- Слушай, а у тебя дома хоть мебель есть?

Я кивнул.

- Есть.

- А еда, посуда, постельное белье?

Я признался.

- Скорее всего, нет. Но это не проблема - сегодня и так обойдемся, а потом…

Малфой выглядел отчего-то чертовски злым.

- Зачем так страдать. Я знаю одно место… Считай это платой за проживание.

Он протянул мне руку, и я в который раз за сутки сжал его ладонь.

***

Это был самый странный шопинг в моей жизни. Я почему-то чувствовал себя флегматичным строгим мужем при слишком активной транжире-жене. Драко аппарировал меня к одному из огромных круглосуточных маггловских магазинов, где можно было купить все - от продуктов до одежды и мебели. Не знал, что он в таких местах бывает, но ориентировался Малфой среди многочисленных проходов и стеллажей очень неплохо. А еще очень быстро двигался, и я едва успевал выкладывать совсем уж экзотические штуки из нашей тележки.

- Ну зачем нам сегодня стальные миски для кормления кошки?

Драко тут же кидался в спор.

- Поттер, заткнись, они просто красивые. К тому же, более вместительные и удобные, чем обычные пепельницы.

- А из нас кто-то курит?

- Нет, но для общего дизайна…

Я убирал миски, он тут же клал какие-то плетеные коврики, лоскутные одеяла, ортопедические подушки и прочую муть. В итоге я устал спорить. Платил он, так что я почти с безразличием взирал на гору посуды, полотенец, разномастные кастрюльки, семь сортов сыра, три вида гелей для душа и прочую фигню. Похоже, Малфой, покупая, как-то успокаивался. Становился радостным, довольным, как ребенок, наслаждаясь огромным выбором разнообразных игрушек. Иногда ему попадались вещи, назначения которых он не знал, и тогда Драко смешно морщил от раздражения нос, читая то, что написано на ценнике. Потом изучал подробное описание на упаковке, злился, если все равно не понимал, но никогда не обращался с вопросом ни ко мне, ни к девушкам в форменной одежде, и, кажется, нарочно брал вызывающую сомнение вещь.

- Ваши документы, – попросил продавец винного отдела, когда Драко выбрал вино.

- Позвольте… - ох уж мне этот высокомерный тон.

Я шепнул ему на ухо:

- Малфой, это магглы. У них в семнадцать еще нельзя покупать алкоголь.

- Да? – удивился он и незаметно взмахнул рукой в сторону продавца, после чего получил желаемое без всяких вопросов.

- Только не говори мне…

- Нет, Поттер, это не Империо. Простенькие чары внушения.

- Все равно незаконно.

- И что ты сделаешь? Нажалуешься властям? Брось, мы же должны отпраздновать твое новоселье. К тому же, мне, если честно, очень нужно выпить. Без этого, боюсь, сегодня не усну.

Я сомневался, что мне бы его средство подошло. Слишком много всего случилось. Похоже, бессонница мне была гарантирована. Что ж, может, хоть Малфою повезет больше.

***

Посиделки у нас вышли грустными и странными. Готовить у меня не было сил, а Малфой не умел этого делать вообще, поэтому мы с ним съели две упаковки готовых суши, немного сыра и запили все это вином прямо на маленькой кухне. До трапезы, правда, никто из нас не отказался принять душ. Уж слишком удивленно реагировали на наш аромат продавцы в магазине, хотя ни я, ни Малфой его уже не чувствовали. Выглядели мы странно. Я - в растянутой майке и старых домашних джинсах, и Малфой - в пижаме и стеганом бархатном халате. И то, и другое у него, разумеется, было черным, поэтому, со слипшимися сосульками светлых волос и бледными щеками, он, если честно, казался жалким и немного испуганным.

- Это ведь может быть опасно, да, Поттер?

Я кивнул.

- Может. Мы не знаем, сколько там вампиров и многие ли из них умеют колдовать.

Он вздохнул.

- Но мы должны пойти. Нельзя вот так все бросить.

С этим я согласился.

- Нельзя.

- И когда отправимся?

- Завтра, за пару часов до школы. Нужно выспаться и выглядеть потом так, чтобы Макдугл ничего не заподозрил.

- Я постараюсь. Интересно, что же с ним произошло.

Гадать я смысла не видел.

- Найдем - спросим, – была одна вещь, которая меня интересовала. – Слушай, Малфой, а почему ты так переживаешь за Снейпа? Нет, я понимаю, что он тебя спас, но мне кажется…

- Что я был не таким уж благодарным? – перебил он меня. – А ты, Поттер, разве успел сказать свое «спасибо»?

Я сделал глоток вина.

- Нет.

- Вот и я не успел. Тогда все время были дела поважнее, я волновался за родителей, за себя, мне казалось, что с ним поговорить я всегда успею. Как видишь, не вышло. Я очень многое ему не сказал.

- Я тоже.

Малфой улыбнулся.

- Врешь. Ты ему не все вопросы задал. Это другое.

Я покачал головой.

- Знаешь… Я не буду его ни о чем спрашивать. Вот совсем ни о чем. У меня и так есть ответы, которые он никогда бы мне не дал по собственной воле.

- Это про твою маму?

- Эта тема не обсуждается, Малфой.

- Значит, с журналистами можно, а со мной нельзя?

- Я не сказал им ничего лишнего. Только то немногое, что было нужно, чтобы в историю он вошел как хороший человек.

Он хмыкнул.

- Знаешь, мне кажется, он считает иначе. Может, Снейп не вернулся из-за твоих никому не нужных откровений?

Я кивнул.

- Может быть. Но иначе я поступить не мог.

Малфой выглядел озадаченным.

- Знаешь, я всегда подозревал, что с ним что-то не так, но никогда не знал, что именно. Странный человек. Казалось, я ему нравился...

- И что в этом такого?

- Ты не понимаешь. В окружении, в котором я рос, бескорыстная привязанность всегда была скорее исключением, чем правилом. Мама и папа не в счет, они тоже всегда были чуть-чуть другими, к тому же, я их сын, но он-то почему обо мне заботился? Ему не нужны были деньги моих родителей, он не был к ним так уж привязан, но меня всегда опекал и поддерживал. Я все пытался найти умысел в его поступках, а выяснилось, что его не было, и тогда мне стало горько от того, сколько же времени я потратил на глупые подозрения вместо того, чтобы просто ценить хорошее к себе отношение.

Я кивнул.

- Знаешь, мне тоже стоило ценить. Он ведь уже на первом курсе спас мне жизнь, когда Квиррелл едва не убил меня во время квиддичного матча. И потом, на третьем, в Визжащей Хижине - он ведь считал, что Сириус опасен, что это он выдал тайну моих родителей, а Люпин ему помогает, и примчался туда, чтобы нас защитить. Он все время что-то для меня делал, а я помнил только плохое: то, как он орет на меня на уроках и нападает на моего отца. Я не замечал таких очевидных вещей…

- Мы все идем на поводу у каких-то дурацких впечатлений, – кивнул Малфой. – Будь он немного более приятным человеком, ему было бы проще верить.

- Наверное, ты прав.

- Увы. Знаешь, Поттер, мой отец никогда не хотел присоединяться к Темному Лорду.

- Врешь.

- Нет. Я сам недавно узнал. Наверное, все было бы иначе, знай я это с самого начала, а мне казалось, что для него это важно. Я хотел на него во всем походить. Мама мне рассказала, что он стал Пожирателем Смерти ради нее. Ты же в курсе, каким семейством были Блэки. Ее бы никогда не отдали за того, кому плевать на чистоту крови. Вот он и присоединился к Волдеморту, а это билет только на вход, выйти потом уже невозможно.

- Все равно врешь. Я помню, как он едва не погубил Джинни.

Малфой пожал плечами.

- Да это случайно вышло. Он хотел продать дневник, вот и взял его с собой. А когда Уизли с ним сцепился… В общем, мой папочка, когда злится - очень импульсивен. Я не говорю, что он никому не делал зла или что он не стремился извлечь выгоду из своих поступков. Просто так сложилась жизнь, он выживал, как мог. Все они выживали.

Я покачал головой.

- Прости, Малфой. Я этого никогда не пойму.

Он кивнул.

- Я знаю, и это хорошо, наверное. Мир все же немного выигрывает в красках оттого, что все мы в нем такие разные, – Драко поднялся. – Ладно, Поттер, я спать пойду.

- Эй, а посуду помыть?

- Я же гость.

- И что?

Он начал торговаться.

- Ну, с меня завтрак, ладно?

Я кивнул.

- Ладно, - Драко шагнул к двери, а я зачем-то добавил: – Малфой… - Он остановился. – Помнишь, тогда в поезде? Я не пожал твою руку, потому что ты на меня давил. Хотел, чтобы я следовал твоим указаниям, а мне это было меньше всего нужно. Я, наконец-то, впервые в жизни начинал принимать решения сам, и мне очень нравилось это делать.

Он кивнул.

- Ну, спасибо, что сказал, Поттер. А я-то думал, что все потому, что я вел себя как высокомерный маленький ублюдок, и, ко всему прочему, вас с Уизли насмешило мое имя.

Я улыбнулся.

- И это тоже.

- Все, теперь мне можно умереть счастливым. Ничего, что я предпочту поспать, а не сделать себе харакири?

Я улыбнулся.

- Меня устраивает такой вариант.

***

Бессонница стала моей подругой так давно, что я уже почти к ней привык. Весь прошлый год во время этого бесконечного бега мне казалось, что я вообще не спал. Иногда проваливался от усталости в какую-то пропасть и валялся в этой темной яме всего несколько секунд, после чего вставал и снова куда-то спешил. Мне казалось, что этот дом меня вылечит. Не то чтобы он обещал, но, едва увидев его, я отчего-то сразу в это поверил. Не получилось. Я сидел без сна на старых скрипучих качелях и думал о Снейпе и смерти. О том, во что я так безоговорочно поверил, чтобы теперь терзаться странным раскаяньем. Почему все так происходит? Мне стоило попросить кого-то вернуться в хижину за его телом? Надо было не удовлетвориться словами Кингсли: «Многих не нашли, Гарри, ты же помнишь, сколько там было разных тварей?». Я помнил, но самыми опасными мне отчего-то казались люди. Нет, я любил их тогда. Всех и каждого, все было ради любви, но это, к сожалению, не меняло того, что случилось потом, меня накрыло волной этого странного страха. Я боялся не за них, я боялся их. Рона, Гермиону, Джинни, миссис Уизли, Малфоев, каждого… Того, как изменчивы они. Как на многое они способны. Люди - самые непредсказуемые существа во вселенной, и верить им глупо, потому что они сами себе никогда не доверяют до конца. Человек импульсивен и может причинить самую сильную и острую боль, потому что умеет проникать в сердце. Да, я был напуган, теперь можно было это признать. Из этого страха вырастали все мои ошибки, и я начинал отталкивать тех, кто мне дорог, и приручать тех, от кого ничего не жду, а потому не способен разочароваться. Я делал это нечаянно? Намеренно? Что если да? Таким поведением на напоминал ли я себе кого-то… Да что лгать, я знал, кого. Я походил на Снейпа. Только сейчас я понял, как он был все это время напуган. С каким ужасом отталкивал любую привязанность, потому что знал, каково это - терять. Потому что он знал, что в раковине под названием «безнадежность» никто и никогда не сыщет жемчуг. Я читал в книгах, что вампиры не способны на чувства. Ему сейчас хорошо? Это приятно, когда в груди ничего не болит, и нет опасности потерять контроль над своим страхом? Я, наверное, хотел бы знать ответ. Малфой был прав, а я лгал: вопросы были, вот только хватит ли мне решимости их задать?

Скрипели старые качели, и в такт их движению что-то ныло у меня внутри. Я смотрел на чуть светлеющее небо. Оно казалось уже не таким черным. Тускнели звезды, как высыхали слезы. Я видел эти хрустальные капли над сухими словами о любви, принадлежащими человеку, тьма в чьих зрачках, казалось, тоже могла развеяться с рассветом нового дня. Я знал, что хочу его увидеть, даже если потом будет сложно, неловко и странно. Хочу, и если пойму, что для него это счастье - больше никогда не иметь повода для слез, я порадуюсь за тьму и никогда больше не пожелаю ему рассветов, потому что я хочу, чтобы он был счастлив. Даже если тогда точно не останется ни одного человека, который мог бы понять мой страх. Я останусь один такой, и, наверное, так тоже будет правильно.

***

- Уверен?

Малфой разглядывал старый заброшенный дом с заколоченными окнами, на котором красовалась табличка: «Под снос».

- Совершенно не уверен. Да еще ты еле на ногах стоишь. Неужели так трудно было принять снотворное?

- У меня от него голова болит. Не волнуйся, после уроков я выпью бодрящее зелье.

- А от него у тебя ничего не болит? Ты знаешь, что злоупотребление им ведет к инфаркту.

- Я не злоупотребляю.

- Что-то я сомневаюсь.

Вот что-что, а заботы Драко мне сейчас были совершенно не нужны. Понятно, что он просто нервничал из-за того, что нам предстояло. Ну, так я тоже нервничал, и вряд ли мог чем-то ему помочь.

- Нам все равно придется это сделать. Пошли.

Мы перешли улицу и подошли к дому. Дверь открылась простой Алохоморой.

- Как думаешь, они нас уже учуяли? – нервно спросил Драко.

Я пожал плечами и шагнул внутрь. Было предсказуемо темно, пахло сырой побелкой и пылью. Осторожно переступая через горы мусора, мы двинулись к лестнице. Малфой, шедший следом за мной, вдруг вскрикнул. Я поспешно обернулся. За его спиной непонятно откуда взялся тот самый красивый вампир со светлыми волосами, которого мы видели ночью на Дрянналлее. Я невольно потянулся за палочкой, но он покачал головой.

- Одно движение - и твоему приятелю конец.

Бледный Драко сосредоточенно кивнул, не впадая, впрочем, в истерику.

- Если то, что упирается мне в спину между лопаток, - не карандаш, то он, похоже, не шутит.

Я поднял руки, демонстрируя готовность вести диалог.

- Мы не собирались причинять вам зла.

Вампир кивнул.

- Теперь, полагаю, не собираетесь. Однако вы два волшебника, которых я не помню, чтобы приглашал в гости…

- У нас к вам дело.

Блондин улыбнулся.

- Пришли предложить себя на роль завтрака?

- Подавишься, - огрызнулся Малфой.

- Не надейся, - в тон ему ответил вампир. – Ну, так что вам угодно?

- Мы хотим увидеть Северуса Снейпа.

Как только я это сказал, вампир внимательно на меня посмотрел, а потом ухмыльнулся.

- Ну да, конечно. Мистер Поттер, а вы ничего не путаете? Мне казалось, что ваш не самый любимый учитель мертв. Об этом даже газеты писали. Мы, знаете ли, иногда не прочь почитать прессу.

- Мы видели его, - вмешался в разговор Малфой. – Вчера ночью на Дрянналлее. Мальчишка был ранен волшебной палочкой, на которой мощные следящие чары. Мы наблюдали, как вы его забрали.

- Зачем?

- Мы авроры.

Вампир покачал головой.

- Нет, теперь вы - совершенно точно завтрак.

- Довольно, Людовик, – я узнал этот голос, не мог не узнать. Мне стало больно. Не совсем понимаю, от чего, но это чувство было, и я не мог его отрицать. Снейп появился на лестнице. Он казался мертвым. Таким неживым, что я на самом деле не знал, что сказать. Так выглядят трупы на белом бархате или чуть искаженные отражения в грязных зеркалах. – Что вы двое тут делаете?

- Профессор! – Малфой кинулся к нему, оттолкнув руки вампира. – Да пошли вы!

Людовик не стал его удерживать. Малфой бросился вверх по лестнице и на секунду замер, не в силах преодолеть последнюю ступеньку.

- Драко… - равнодушный тон его, казалось, совершенно не задел. Он улыбался, как дурак.

- Это, правда, вы.

Снейп от неожиданности пошатнулся, так резко мой напарник бросился ему на шею. Мне захотелось отвернуться. Я опять что-то чувствовал. На этот раз, наверное, зависть. Для Малфоя все было просто, для меня так не могло быть.

- Гмм… - красивый вампир привлек мое внимание.

- Это правда - то, что он сказал о следящих чарах?

- Правда.

- Уходим, – похоже, решительности этому типу было не занимать. - Мария, собери все самое необходимое. Северус, отдай мне палочку, я знаю, что нужно делать.

Профессор кивнул, а я только сейчас заметил красивую девушку за его спиной. Она рассматривала нас со смесью страха и любопытства. Снейп отстранил Драко.

- Спасибо, что помогли, Малфой. Нам действительно нужно…

Как будто меня тут вовсе не было. Я решил не злиться на такое отношение. Может, на самом деле было бы проще, если бы не было.

- Нет. Вы должны пойти с нами, профессор. Мы вас спрячем, а потом вы все расскажете, и мы решим, как можно помочь вам вернуться.

- Драко, – тон Снейпа был спокоен. – Я не хочу никуда возвращаться.

- Хотите! Неважно, что произошло. Вы - не такой, как они. Вы не можете так жить. Если вы не хотите, чтобы кто-то знал, мы никому ничего не скажем!

- Все неправильно. Теперь я не такой, как вы.

- Такой! - Малфой упрямо сжал его руку. - Я никуда вас с ними не отпущу.

Людовик нахмурился.

- Не время препираться. Похоже, ты что-то значишь для этих людей и они не отпустят тебя без объяснений. Ну так поговори с ними. Я оставлю тебе адрес убежища, где мы будем. Вернуться всегда сможешь.

Снейп задумчиво взглянул на меня. Я понимал этот взгляд, как никогда раньше. Просто не будет. Такое решение снова обрекает и его, и меня на какие-то сложности и переживания. Или на этот раз только меня?

- Пожалуйста.

Он кивнул и спустился вниз по лестнице. Малфой висел на нем, вцепившись в локоть, словно опасаясь хоть на минуту отпустить. Профессор протянул вампиру палочку.

- Удачи, Людовик. Поменяй Найси повязки через час и следи, чтобы он дня три полежал спокойно в постели.

Тот ее забрал, коротко сжав его ладонь.

- Все будет хорошо, – он что-то прошептал Снейпу на ухо. – А теперь уходите. И запомни: люди - не тот вид, которому можно доверять.

Профессор кивнул.

- Я знаю.

Ну да, он знал. А еще, наверное, помнил, как с ними страшно.

- У меня в доме есть подвал, Малфой. Там всего одно маленькое окошко. Я аппарирую первым и закрою его чем-нибудь. Дайте мне пять минут.

- Хорошо, – Драко начал что-то объяснять Снейпу, но я его уже не слушал. Мне хотелось уйти. Очень. Мне хотелось быть уверенным, что мне можно доверять.

***

Профессор с равнодушием разглядывал свое новое убежище. Мне было стыдно за пыль, за банки с солеными кабачками, забытые прежними хозяевами, и скрипучие стулья с шатающимися ножками.

- Вечером мы наведем тут порядок.

- Не стоит утруждаться. Я не думаю, что задержусь…

- Не говорите так! – возмутился Малфой. – Мы все купим - и мебель, и занавески на другие окна. Купим, Поттер?

Он вспомнил, что нуждается в моем одобрении. Я кивнул.

- Конечно.

Малфой никак не мог заткнуться.

- А потом я поговорю с мамой, и мы перевезем вас в наше поместье…

- Драко, - Снейп сел на стул, серьезно на него глядя. – Не нужно. Я не думаю, что ваши родители в том положении, чтобы заниматься укрывательством незарегистрированного вампира.

- Мы придумаем…

Профессор пожал плечами.

- Полагаю, все, что вы хотите - это узнать, что со мной случилось.

- Хотим, но это не все.

Я, признаюсь, невнимательно слушал короткий рассказ Снейпа о том, как его посвятили, мне было интереснее на него смотреть. Он вел себя спокойно, с безразличием, которое сейчас не казалось мне фальшивым. Ему было все равно. Некоторые проблески азарта, которые я заметил в его повествовании, были любопытством ученого, обнаружившего новое поле для исследования, но не более. А еще он совершенно точно не хотел оставаться в моем доме. Когда он закончил, Малфой выглядел встревоженным.

- Вы не можете всю жизнь провести в бегах.

- Так многие живут.

- Но кто-то, как мы, может вас увидеть и узнать. Не проще ли зарегистрироваться и начать жить нормально? Отец ведет кое-какие дела с вампирами. Мы найдем клан, готовый вас принять.

Снейп пожал плечами.

- Я думал об этом.

- Думали? Вот видите.

- Я не хочу ни в какой клан. Здесь не хочу. Мне нужно уехать из Англии. Возможно, сменить имя.

- Но почему? Поттер же дал показания, вас не будут преследовать.

- Это не важно. Я мертв, поэтому вопросов возникло так мало, но стоит мне ожить, как они появятся. Отвечать на них - это не то, чего я хочу.

Драко снова готов был возразить, но я понимал Снейпа. На самом деле его понимал. Быть одному безопасно, и можно оставить прошлое – прошлому, а к будущему – не очень-то и стремиться.

- Мы купим вам волшебную палочку и посмотрим, что можно сделать с документами. Такую помощь вы от нас примете?

Снейп взглянул на меня и коротко кивнул.

- Хорошо.

- Нам надо на занятия, а потом в аврорат, – Малфой смотрел настороженно. – Обещайте, что нас дождетесь.

- Дождусь. Без волшебной палочки днем я далеко не уйду.

Драко пошел к лестнице, а я последовал за ним, стараясь отстать. Мне нужно было сказать что-то… Вот только я никак не мог подобрать слов.

- Поттер.

- Да, - я обернулся уже на пороге. Снейп сидел, чуть раскачиваясь на стуле, и задумчиво на меня смотрел.

- Ничего не изменилось, Поттер. Я - по-прежнему тот, кто их убил.

- Нет, – у меня уже кончились причины его ненавидеть. – Мы жертвы, все мы, хоть вам и не нравится то, насколько жалко это звучит.

Он мне улыбнулся, и я понял, что на мое отношение ему и в самом деле плевать.

- Мир не бывает без волков.

- Бывает. В нашем с вами - только куча запутавшихся овец.

- Ничего, если я не начну блеять в восторге от вашей метафоры?

- Ничего. Я не хочу вас утруждать. Позвольте только помочь вам.

- Зачем вам это?

Я честно признался:

- Не знаю. Просто очень хочется. Мне это нужно.

Он задумался.

- Если нужно, то поступайте как знаете. Только помните: я не считаю, что вы мне что-то должны. И я вам тоже ничего не должен.

- Это я буду помнить особенно четко. А сейчас простите. Нас, правда, ждут уроки.